МОСКВА. - В интервью, переданном по телевидению в эти выходные, министр финансов России Алексей Кудрин намекнул, что в течение следующих четырех лет Кремль может объявить 'амнистию' российским супербогачам - так называемым 'олигархам'.

Учитывая, что олигарх Михаил Ходорковский (бывший глава крупнейшей частной нефтяной компании в России) ожидает суда по обвинению в уклонении от налогов и мошенничестве, люди, сколотившие в 1990е гг. огромные состояния, несомненно, жаждут узнать, чего потребует Кремль в обмен на мир с властями.

'Экономическая амнистия' в отношении хаотичной приватизации государственной собственности, проведенной в годы президентства Бориса Ельцина, в той или иной форме представляется практически неизбежной. Чтобы осуществить свои долгосрочные планы в экономической сфере - добиться удвоения ВВП к концу десятилетия, Кремлю придется вновь заняться кодификацией прав собственности, дать четкое определение лоббистской деятельности и разработать предсказуемый налоговый кодекс. Все это необходимо, поскольку 'атака' против 'ЮКОСа' и его главных акционеров прошлым летом потрясла иностранных инвесторов и заставила нервничать российское деловое сообщество, вынужденное теряться в догадках, чего хочет Кремль в обмен на прекращение нападок на олигархов и деловые круги в целом.

При Путине Кремль четко дает понять, что намерен играть важную регулирующую роль в экономике, но там знают и другое: экономический рост не введешь правительственным декретом - его могут обеспечить только частные компании, хорошо знающие правила игры. Это единственный козырь делового сообщества в его отношениях с Кремлем.

Кремль не в первый раз идет на сделку с олигархами. В 2000 г., вскоре после избрания Путина президентом, олигархам было предложено неформальное соглашение: итоги приватизации и личные состояния олигархов, созданные в 1990е гг., останутся в неприкосновенности в обмен на строгое соблюдение налогового законодательства, отказ от открытого вмешательства в политику и обязательство гарантировать большую прозрачность деловых операций.

Главным прегрешением Ходорковского в глазах Кремля является его отказ признать право государства определять будущее российской экономики. В этом смысле, Ходорковский совершил большую ошибку и теперь за нее расплачивается.

Сейчас уже ясно, что соглашение Кремля с олигархами было лишь временной импровизацией - оно позволило путинскому Кремлю выиграть драгоценное время для подготовки наступления на олигархию как экономический феномен. Так что предложенная олигархам сделка была своего рода перемирием, а не 'мирным договором'. Этого, в общем, и следовало ожидать.

Договоренность, которую предложил олигархам Кремль, являлась 'джентльменским соглашением' - она не получила никакого юридического оформления, а потому могла быть без всяких затруднений пересмотрена или аннулирована в тот момент, когда она перестанет служить интересам Кремля.

Путинский Кремль никогда не рассматривал олигархов как партнеров - для него это были враги, которых следовало подчинить, и заставить действовать не только ради собственного обогащения, но и ради благосостояния страны.

Большая часть первого президентского срока ушла у Путина на то, чтобы постепенно избавиться от ельцинских 'приятелей' в правительстве - так называемой 'семьи', и тем самым серьезно подорвать влияние олигархов во властных структурах. Последним ударом стало решение Кремля начать весьма популярную в народе политическую 'войну' против олигархов на прошлогодних парламентских выборах и президентских выборах в марте этого года.

Вынудив прежние политические и деловые элиты к отступлению и используя народное возмущение передачей основной части государственной собственности горстке людей, Путин почувствовал себя достаточно сильным, чтобы полностью отбросить соглашение с олигархами, заключенное в 2000 году.

Учитывая, что Путин и его команда обладают полной гегемонией в политической жизни, какого рода амнистии следует ожидать? Как ни странно, из-под сукна скорее всего вытащат все то же соглашение 2000 г. Однако на сей раз, вероятно, будет разработан и некий юридический механизм для защиты интересов государства, бизнеса и экономики. От подобного соглашения выиграют все заинтересованные стороны.

В каком-то смысле предложение Кремля скорее всего будет носить характер соглашения о 'разделе прибылей' с большим количеством оговорок об участии бизнеса в финансировании социальных программ. Большой бизнес не будет ликвидирован, но ему придется в большей степени делиться доходами с государством. Корме того, Путин не просто хочет удвоить ВВП: он намерен вести борьбу с бедностью. Следует ожидать, что за сохранение большей части их империй от олигархов потребуют, чтобы они приняли на себя основное бремя этой борьбы. Таким образом, от бизнеса ожидают не только экономического роста, но и 'инвестиций' в российский народ.

Заявление Кудрина об 'амнистии', вполне возможно, указывает и на то, какое наследие хочет оставить после себя Путин. По словам Кудрина, амнистия должна последовать в течение четырех лет - второго путинского срока. Похоже, Путин хочет, чтобы его помнили как человека, заставившего бизнес служить интересам государства и экономики, а также простых россиян.

Исправление ошибок 1990х гг. и обеспечение экономического будущего России стало бы весьма достойным наследием Путина после его ухода с политической арены. Однако на сей раз любое соглашение с олигархами следовало бы оформить в письменном виде. Ходорковский уж точно возражать не станет.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.