В то время как в ночь на 15 марта президент Путин возвещал о своей победе на выборах, в расположенном в непосредственной близости с Кремлем художественном музее Манеж вспыхнул пожар, которому была присвоена пятая категория сложности. По сообщениям российской прессы, президент В. Путин 'был в гневе', взирая на языки пламени, которым было объято сердце древней столицы.

Расследование обстоятельств пожара в Манеже еще не завершено, но это событие привлекло внимание общественности к загадочному исчезновению на протяжении последних десяти лет сотен московских архитектурных шедевров. Памятник архитектуры ХIХ в., построенный еще при царе, стал ареной ожесточенной схватки между ее формальным владельцем - администрацией Кремля и московским мэром Юрием Лужковым, в планы которого входила коммерческая эксплуатация здания, согласно которым к памятнику архитектуры должны были быть пристроены автостоянки, ресторан и магазины. Федеральное правительство запретило городским властям подобную 'реконструкцию' Манежа, - но это было до того, как вспыхнул пожар. . .

Иностранные гости столицы по большей части восхищаются тем, как похорошела Москва, сбросившая с себя серый облик советских времен, как она расцвела, превратившись всего за несколько лет в динамично развивающийся город небоскребов, пяти-звездных отелей и бурлящих энергией деловых центров. Однако критики утверждают, что головокружительный рост цен на столичную недвижимость, которые за последние четыре года удвоились, достигнув практически верхней планки мировых рекордов, обошелся городу в немалую цену: махровым цветом расцвела коррупция в правительстве Москвы, во всю идет процесс уничтожения исторического наследия города. Строительный бум, охвативший столицу, вызвал резкую критику со стороны горожан и стал предметом разбирательств на федеральном уровне.

Более 400 исторических зданий, несмотря на то, что некоторые из них находились под защитой федерального закона о защите памятников архитектуры, были стерты с лица земли, и заменены кичевыми 'копиями', которые зачастую в несколько раз превышают размеры оригинала, и к тому сохраняют с ним лишь отдаленное сходство. По утверждению специалистов, в большинстве случаев разрешение на реконструкцию дает мэрия, а работы осуществляют сидящие под мэрией строительные компании. Так, компанией 'Интека', владельцем которой является супруга московского мэра Елена Батурина, контролируется, по некоторым подсчетам, до 11% московской стройиндустрии. Критики политики городских властей утверждают, что реконструированные объекты в большинстве случаев втихаря продаются или сдаются своим. Очень мало информации о коммерческой деятельности мэрии становится достоянием общественности.

'У исторического центра города нет шансов выжить перед лицом коммерческих аппетитов Московского правительства, - в условиях, когда доля участия правительства Москвы по каждому объекту строительства составляет не менее 60%, - считает Алексей Комеч, директор государственного института искусствоведения, член консультативного совета по архитектуре при Московском правительстве. - Колоссальный прессинг денег ведет к разрушению нашего города'.

В настоящее время использование памятников архитектуры в целях развития притягательного с финансовой точки зрение туризма не может конкурировать со спросом состоятельных россиян на квартиры и офисы в местах исторической застройки центра города.

Городские чиновники на это возражают, что единственный способ провести масштабную реконструкцию обветшалого за десятилетия полнейшего запустения жилого фонда, инфраструктуры и коммерческой недвижимости, заключается в том, чтобы задействовать в этом процессе крупный бизнес. 'Несмотря на допущенные упущения и ошибки, ситуация в Москве неуклонно улучшается, - заявляет Николай Шурин, главный специалист Главного управления по охране памятников старины г. Москвы. - Москва находится в гораздо лучшем состоянии, чем большинство других российских городов'.

Федеральные власти в рамках борьбы с процветающей в столице коррупцией и усилий по восстановлению прерогатив центральной власти держат Лужкова под прицелом. Как сообщается, уже принят к пристрастному рассмотрению ряд лужковских проектов создания 'копий' исторических зданий, включая идущий полным ходом снос знаменитой гостиницы 'Москва', расположенной рядом с Красной площадью.

Многочисленные обращения по телефону и электронной почте, поступившие к пресс-атташе Департамента мэрии по архитектуре, строительству, и реконструкции с просьбой прокомментировать происходящее, так и остались без ответа. Мэр со своей стороны заявляет, что городские власти не несут ответственности в тех случаях, когда строительство ведется за пределами строительного объекта и вопреки ранее утвержденной рабочей документации. 'Москве не нужны здания-уроды. Я не позволю им обезобразить наш город', - заявил Ю. Лужков в интервью на веб-сайте vesti.ru в прошлом году.

Многим москвичам происходящие в городе изменения не по душе. Людмила Меликова сетует на то, что снесена церковь 17 века, что находилась рядом с ее домом на Кузнецком мосту, что невдалеке от Кремля. После того, как этим случаем заинтересовались в аппарате президента РФ, московский прокурор Анатолий Зуев в спешном порядке завел уголовное дело по факту сноса храма. 'Потрясающе, негодует Л. Меликова, - этот прекрасный архитектурный ансамбль и прилегающая к нему зеленая зона смогли пережить все ужасы и катаклизмы советской эпохи лишь для того, чтобы сейчас его до основания разрушили!'.

В середине 90-х гг. никому неизвестная строительная компания получила данный объект во владение, выгнав оттуда арендаторов, сидевших в здании еще с советских времен, и снесла большую часть зданий, образующих архитектурный ансамбль, - печально констатирует Людмила. В результате обращения в Минкультуры, в адрес московских властей поступило письмо, предписывающее им прекратить работы, но ответной реакции не последовало. Сегодня на месте храмового комплекса раскинулся бизнес центр, принадлежащий Банку Москвы, собственником которого как раз и является все то же московское правительство. Единственное уцелевшее в ходе 'реконструкции' историческое здание ансамбля - резиденция Тверского православного епископата.

Н. Шурин говорит, что он не может дать комментарии по уголовному делу, и настаивает на том, что все было сделано по закону. 'Так имелось лишь одно здание, представляющее историческую ценность - здание резиденции, и оно было сохранено, - утверждает чиновник. - Мне жаль жильцов, живущих по соседству, устроивших скандал по этому поводу. . Но город ведь должен развиваться'.

Даже критики городских властей признают, что Ю. Лужков много сделал для того, чтобы превратить Москву в современный европейский мегаполис. Но слишком уж часто погоня за прибылями оттесняет заботу о сохранении исторических реликвий, - утверждают они, в качестве примера ссылаясь на существующие проекты замены таких всенародно любимых сооружений, как 'Военторг' и 'Детский мир' на блеклые копии. 'Вот посмотрите на европейские столицы - вы повсюду найдете прекрасно отреставрированные исторические здания, - говорит А. Комеч. - А вот в Москве им позарез необходимы подземные паркинги и плавательные бассейны'.

Вполне в русле все той же порочной практики идет насильственное переселение владельцев квартир, расположенных в Центре, в спальные районы. Хотя после развала Советского Союза квартиры были приватизированы владельцами, город по-прежнему остается собственником большинства зданий. Прикормленные мэрией строительные компании получают контракты на капремонт или снос сотен старых домов, которые потом перепродаются, принося чиновникам неслыханные барыши.

Согласно российскому законодательству выселяемые из ветхого жилья жильцы должны получить аналогичную квартиру в г. Москве, однако согласно положениям недавно внесенных в закон поправок, предусмотрена выплата рыночной стоимости жилья. 'Многие люди не знают, что могут получить деньги вместо аналогичной квартиры', - утверждает Галина Хованская, депутат Думы, занимающаяся жилищными вопросами.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.