Москва, 4 мая (ЮПИ). За несколько дней до перерыва, связанного с майскими праздниками, по Москве прошел слух, что следователи Генеральной прокуратуры допросили Владимира Потанина, одного из самых состоятельных людей России, 'царя' сказочно богатой отрасли черных и цветных металлов.

Потанин контролирует компанию 'Норильский Никель'. За две последние торговые сессии акции 'Норильского Никеля' упали на 2 млрд. долларов. За последние две недели рыночная цена компании понизилась на 4,2 млрд. долларов. В значительной степени такое понижение вызвано подозрениями, что Кремль обратил на Потанина свой пристальный взор. У Потанина есть все основания для беспокойства: сезон охоты на олигархов далек от завершения.

С того момента, как были арестованы и помещены в тюрьму в ожидании суда глава 'Юкоса' Михаил Ходорковский и основной акционер компании Платон Лебедев, российские олигархи ушли в глухую защиту. 'Делом 'Юкоса' власти дали ясно понять, что олигархи должны сотрудничать с путинским Кремлем, когда речь идет об экономическом будущем России. В принципе, олигархи приняли к сведению заявление Путина о том, что интересы государства выше частных финансовых интересов.

На практике же такое заявление российского президента чрезвычайно усложняет управление крупнейшими компаниями страны. Требования Кремля о сочетании частных финансовых интересов с государственными многие рассматривают как новую западню на олигархов, особенно на тех, кто занят экспортом сырьевых ресурсов. Попытки Потанина угодить Кремлю, похоже, не дают своих результатов.

Потанин был одним из первых, кто осудил своего собрата-олигарха Михаила Ходорковского вскоре после ареста последнего по обвинению в нарушениях налогового законодательства и уклонении от уплаты налогов. Потанин поспешил угостить Кремль сладким блюдом, представив в январе инвестиционные планы 'Норильского Никеля' на текущий финансовый год. Говорят, что Потанин проинформировал Путина о вложениях 'Норильского Никеля' в социальную сферу и о благотворительной деятельности в сфере социальных услуг, которую государство не в состоянии эффективно финансировать. Совершенно очевидно, что Потанин хочет убедить Путина в том, что в России существуют не только 'плохие', но и 'хорошие олигархи'. Однако похоже, что Путина такая классификация не интересует.

Добрые дела Потанина не помогли ни ему, ни 'Норильскому Никелю'. В конце прошлого года Кремль поддержал принятие законодательного акта, который позволил бы 'Норильскому Никелю' рассекретить данные об объемах производства, продаж и запасов металлов платиновой группы. Такое раскрытие государственных секретов значительно увеличило бы рыночную цену компании и позволило бы Потанину зарегистрировать акции 'Норильского Никеля' на международных биржах.

Путин изменил свою позицию относительно рассекречивания такой информации, как только Кремль понял, что Потанин в случае принятия этого закона получит возможность перевода значительной части средств за рубеж и, возможно, передачи компании в иностранную собственность.

А потом Потанин сделал ошибку, либо неправильно понял требование Кремля о том, что доля иностранного капитала в 'Норильском Никеле' не должна быть значительной. Холдинговая компания 'Интеррос', с помощью которой Потанин контролирует и управляет 'Норильским Никелем', запланировала выпуск конвертируемых облигаций, которые могут обмениваться на акции, на сумму 1 млрд. долларов. Кремль запретил этот выпуск, осознавая, что Потанин сможет в случае продажи облигаций получить вырученные деньги и позволить иностранным акционерам выкупить акции компании.

Нет сомнений в том, что Потанин заинтересован в получении наличных денег от 'Норильского Никеля'. Та атмосфера неопределенности, которая возникла в связи с 'делом 'Юкоса', заставляет олигархов брать деньги и бежать. Однако сейчас очень не просто взять эти деньги и спокойно покинуть страну. Для обналичивания миллиардов долларов олигархам нужна иностранная помощь. Путин же дал ясно понять, что продажа стратегических компаний, даже если они частные, сегодня невозможна.

Похоже, что время Потанина подходит к концу. В последнее время он привлекает к себе слишком пристальное - и негативное - внимание Кремля. Для олигарха Потанина может оказаться недостаточным согласие с Кремлем в оценке правонарушений Ходорковского, поддержка экономических устремлений Кремля и инвестирование социальных программ. Понимая, что он не удовлетворяет кремлевским ожиданиям, Потанин пытается получить деньги от 'Норильского Никеля'. А такие попытки только усиливают внимание власти. Потанин оказался загнанным в заколдованный круг, откуда трудно найти выход.

Однако Кремль не ускоряет процесс с Потаниным. Генеральная Прокуратура и суды сегодня заняты делом 'Юкоса'.

Следует ли ожидать, что история с 'Юкосом' повторится, и в главных ролях в этот раз выступят 'Норильский Никель' и Потанин? Скорее всего, нет. Потанин не Ходорковский. Кремль может просто предложить ему продать значительную часть акций компании по сниженной цене внутреннему инвестору. И таким внутренним инвестором может оказаться сам Кремль.