'Der Standard': Как бы Вы охарактеризовали первые четыре года правления Путина в качестве президента?

Боннэр: Путин создал антидемократическое государство. Уничтожение свободной прессы, уничтожение верхней палаты парламента, создание семи ужасных суперадминистративных структур во главе с руководителями, которые подчинены лично Путину, и, разумеется, война в Чечне - все это вместе взятое представляет собой абсолютно антидемократическую тенденцию. К этому надо добавить разрушение избирательного процесса, то есть того, чем и отличается демократическое государство.

Не имеет значения, происходит ли это при помощи административного ресурса или же в результате отсутствия у партии возможности выдвинуть кандидата. Главное заключается в том, что если избирателя лишают возможности голосовать, то что в таком случае вообще следует считать 'демократичным'? Кроме того, постепенно создается новый бюрократический слой и новые органы государственной безопасности. Одним словом, демократии в России нет.

'Der Standard': Как далеко это может зайти?

Боннэр: Я - не Бог, чтобы ответить на этот вопрос.

'Der Standard': Путин начинает свой второй президентский срок. Что Вы ожидаете от него?

Боннэр: Я думаю, что эта антидемократическая тенденция обретет еще большую силу. Путину повезло с высокой ценой на нефть, она может спасти его и в период вторичного пребывания у власти. Но как только цена на нефть упадет и в связи с этим изменится уровень жизни людей, Путин погибнет. Поскольку он тогда не сможет больше пополнять бюджет. Хотя Путин и объявил войну бедности, недовольство, тем не менее, растет. Оно при определенных условиях может приобрести массовый характер, как это происходит во многих других странах.

'Der Standard': В какой форме и в каком направлении могут получить развитие эти тенденции во втором периоде президентства Путина?

Боннэр: В России начались аресты по политическим мотивам. Мы очень быстро двигаемся в направлении не только авторитарного государства. Я опасаюсь, что это будет новый вариант тоталитарного государства. Это не означает, что все тут же будет, как в Советском Союзе. Но определенный поворот в этом направлении будет. И соответственно в государстве будет нарастать тенденция агрессии. Она может оказаться направленной против ближнего зарубежья, но, возможно, и против дальнего. Я не убеждена в том, что мы будем жить с соседями в мире. Пока эта тенденция не проявила себя, в данный момент государственная власть видит свою задачу в том, чтобы подавить сопротивление внутри самой страны.

'Der Standard': Многие эксперты пока воздерживаются от окончательных оценок.

Боннэр: Конечно, поживем - увидим, поскольку все может оказаться еще хуже, и будет еще хуже. У меня нет надежды на улучшение.

'Der Standard': Как Вы оцениваете то, как относится к Путину Запад?

Боннэр: Трудно говорить о Западе. У Запада много своих подобных проблем, поэтому он просто мирится с сегодняшней Россией. Ему необходима, по меньшей мере, формальная дружба с Россией. Причем сама Россия в рамках антитеррористической коалиции все больше и больше оказывается в изоляции. Поэтому я думаю, что Запад в настоящее время не будет оказывать давление на Путина.