'Путин - это вопрос доверия, а я ему доверяю', - так просто ставит точку в вопросе о своем доверии к российскому президенту стальной король Алексей Мордашов. 'Наше государство должно быть сильным, ему необходима сильная рука, создающая механизмы регулирования'. - говорит предприниматель, который, согласно журналу 'Forbes', занимает, имея состояние в размере 3,5 млрд. долларов США, седьмое место среди самых богатых россиян.

Вслед за упадком при Борисе Ельцине теперь, таким образом,- подъем при Владимире Путине. После первых четырех лет его правления в качестве президента государство снова обрело ту же силу, что и в советские времена. Сегодня Путин пышно, как это может устраивать Кремль, - красные ковры, почетный караул, золотые башни с византийскими куполами, хрустальные люстры и роскошные залы в пастельных тонах - будет присягать в качестве президента на второй, и последний, срок пребывания у власти. От четырех последующих лет правления Путина многие во властном центре ждут радикальных реформ. Другие все еще гадают, куда Путин поведет Россию.

Во всяком случае, экономическая элита страны возлагает большие надежды на встречу со старым-новым президентом сразу после его присяги. Этого случая давно ждали, говорит представитель Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП): 'Мы надеемся, что Путин объяснит нам конкретно, что он понимает под своим требованием о большей социальной ответственности. Что он хочет от нас, и куда мы должны ориентироваться: в сторону Запада или в сторону Китая?'

Политика Путина в основе своей уже обретает черты. Крупные предприниматели, названные олигархами, после вынужденной эмиграции двух медиа-магнатов Бориса Березовского и Владимира Гусинского, а также ареста главы нефтяного концерна Михаила Ходорковского понимают: они должны держаться подальше от политики и платить больше налогов. Так, с этого лета резко возрастает таможенная пошлина на экспорт нефти. С 2004 года увеличатся налоги на прибыль от продажи нефти. В результате государственную казну помимо поступлений от налогов на нефтяной бизнес, ожидающихся на уровне 20-25 млрд. долларов США, пополнят дополнительно 3,3 млрд. долларов США.

Стабилизационный фонд, подпитываемый из этих средств, должен составить к концу 2005 года 500 млрд. рублей (в пересчете - 14,3 млрд. евро). Это 'заначка для защиты экономики на случай резкого падения цены на нефть', - заявил новый вице-премьер Александр Жуков. Критики обвиняют Путина в том, что он и его правительство, в частности, реализуют честолюбивую программу либерализации экономики. 'Но они получили от народа совершенно иной мандат: мандат на пересмотр итогов приватизации и на масштабное увеличение социальных расходов', - описывает дилемму Игорь Юргенс из РСПП.

Политик либерального толка Григорий Явлинский опасается даже резкого сокращения социальных расходов. 'Пенсионеры будут лишены всех льгот, которыми они пользуются сегодня: бесплатного проезда на наземном транспорте и в метро, дотируемых цен на лекарства и другого. В будущем придется немало платить за получение образования, за лечение и за жилье'. Политолог Лидия (Lidija) Шевцова из Фонда Карнеги (Carnegie) не понимает, почему Путин, несмотря на полную казну, идет на такой риск. 'Путин идет на провокацию своей жесткой социальной политикой и действиями, направленными сразу против олигархов и бедняков, - считает аналитик. - Трудно сидеть одновременно сразу на двух стульях, которые постоянно разъезжаются'. Тем самым, Шевцова намекает на то, что Путин находится в окружении как либералов от экономики, так и влиятельных кремлевских аппаратчиков из числа сотрудников спецслужб и военных.

По мнению, Шевцовой, Путин будет продолжать делать ставку на своих бюрократов, поскольку своему собственному народу он не доверяет. Если заявленные экономические реформы потерпят неудачу, и президент разочарует свой народ в надеждах на заметное улучшение условий жизни, то Россию ждут 'фатальные последствия', предсказывает Шевцова.

Модель 'бюрократического капитализма', которой придерживается Путин, 'не в состоянии модернизировать Россию. Такое может происходить в аграрных странах. В постиндустриальном государстве это заведет в тупик'.