11 мая 2004 года. Владимир Путин потерял нечто большее, чем своего субподрядчика в Чечне, когда во время парада в ознаменование Дня Победы во второй мировой войне был взорван Ахмад Кадыров. Г-н Кадыров был не просто назначенцем Москвы, который стал президентом в результате выборов, где он являлся единственным реальным кандидатом. Он был стержнем усилий Кремля по подавлению восстания, с которым вот уже более половины десятилетия россияне пытаются справиться военными средствами.

Г-ну Кадырову, в прошлом участнику незаконных вооруженных формирований чеченских повстанцев, который перешел на сторону россиян, приписывают целый ряд успешных акций против руководства повстанцев. В числе его трофеев были чеченский генерал и арабский полевой командир (оба убиты), а также министр обороны повстанцев, сдавшийся в плен после того, как была похищена, якобы, россиянами его семья. Г-н Кадыров стал настолько могущественным, что начал проводить собственную политику. Упорно циркулировали слухи о его переговорах с президентом повстанцев Асланом Масхадовым. Быть может, именно поэтому его и взорвали.

Могущество г-на Кадырова базировалось на терроре, подобного которому чеченцы не видели со времен Сталина. Даже российских "контрактников" боялись не так сильно, как бойцов личной армии г-на Кадырова, занимавшейся похищениями людей, пытками и казнями. Но тот факт, что чеченцы, многие из которых в прошлом были боевиками, терроризируют чеченцев, является для Москвы свидетельством прогресса. Г-н Кадыров поставил своего сына, Рамзана, во главе своей личной армии, и не прошло и двух часов с момента смерти отца, как Рамзан оказался на стороне своего нового хозяина. Вчера его назначили первым заместителем главы регионального правительства; очевидно, его готовят к тому, чтобы он занял место своего отца.

Таким образом, самая жестокая в Европе война продолжается под нашим безмолвным пристальным взглядом. Как современников этой войны нас когда-нибудь призовут к моральному ответу за нее. Когда мы открываем рот, россияне обвиняют нас в двойных стандартах, и этому есть причины. Наша уступка в вопросе о Чечне является той ценой, которую мы заплатили за заключенное г-ном Путиным с Джорджем Бушем-младшим (George W. Bush) после событий 11 сентября соглашение, в соответствии с которым российская разведывательная информация обеспечила полезный доступ к Северному альянсу Афганистана.

Чеченский джихад стал одним из многих заменителей "аль-Каиды", и чем более репрессивна реакция г-на Путина, тем труднее будет их разъединить. Однако нет ничего метафизического в войне, которую ведут чеченские террористы-смертники. Их джихад направлен не против таких концепций, как западная цивилизация. Они практически отказались от веры в то, что когда-нибудь из нынешних руин возникнет независимая мусульманская республика Ичкерия. Единственное, что сегодня важно для большинства чеченцев - выживание.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.