Взрыв бомбы, от которого в воскресенье погиб марионеточный президент Чечни Ахмад Кадыров, скорее всего, означает и конец стратегии президента Владимира Путина, призванной навязать волю Кремля в этом мятежном регионе.

Путинская стратегия носит название 'чеченизации'. Она строилась на двух основах: лицемерных заявлениях о том, что Кадыров якобы являлся легитимным политическим лидером, и передаче репрессивных функций в руки милиции, состоящей из чеченцев-коллаборационистов под командованием сына Кадырова - Рамзана.

Бандитский характер этих клановых 'сил безопасности' был столь вопиющим - и настолько переплетался с коррупцией - что чеченцы возненавидели кадыровских 'правоохранителей' еще больше, чем российских солдат, которые убивают и похищают чеченцев с момента последнего вторжения в республику в 1999 г.

Выборы, которые Путин организовал в октябре прошлого года, чтобы оправдать назначение Кадырова в качестве 'доверенного лица' Кремля, носили откровенно фальсифицированный характер. Одному из его потенциальных соперников не позволили участвовать в выборах, чеченские избиратели в массовом порядке бойкотировали избирательные участки, а международные правозащитные организации подвергли голосование критике как мошенническую пародию.

Однако в январе 1997 г. на выборах, которые Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе охарактеризовала как свободные и честные, было избрано подлинно независимое и демократическое руководство Чечни. Речь идет о правительстве президента Аслана Масхадова, который прячется в горах на юге Чечни - его министр иностранных дел Ильяс Ахмадов находится в Соединенных Штатах. Правительство Масхадова отвергает сотрудничество с радикальными исламистскими элементами, проникающими в Чечню из-за рубежа, чтобы вести джихад против русских. Кроме того, оно осуждает теракты, совершаемые в самой России; осудило оно и убийство Кадырова. 'Насилием наши проблемы не решить', - заявил вчера Масхадов.

Тем не менее, Путин отказывается признать правительство Масхадова и вступить с ним в переговоры. До сих пор российскому лидеру удавалось проводить свою бесплодную политику опоры на силу и марионеточный режим, поскольку он держит большую часть российских общенациональных СМИ под жесточайшим контролем. В 1999 г. война в Чечне стала его 'трамплином' во власть, и он, порой в весьма грубых выражениях, пытается оправдать эту грязную войну как подходящий способ возрождения патриотической гордости россиян.

Ничто не может быть дальше от истины. Убийства, пытки, и вымогательство, совершаемые российскими войсками в Чечне показывают всю фальшивость заявлений Кремля об отказе от царско-большевистских методов завоевания и репрессий. Вместо того, чтобы делать вид, будто он участвует в борьбе с исламским терроризмом, Путин должен начать переговоры с Масхадовым относительно взаимоприемлемого статуса автономии для Чечни.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.