11 мая 2004 года. На тихой автодороге в южной части Чечни четверо офицеров российского спецназа открыли огонь из автоматов по машине, в которой ехали шестеро гражданских лиц. Они убили водителя, затем поняли, что в их засаду попали не "террористы", но парочка сельских учителей, один фермер и мать семерых детей. С тем чтобы скрыть свой грубый промах, спецназовцы казнили всех пятерых оставшихся в живых после обстрела, облили автомобиль бензином и подожгли, стремясь обставить дело так, будто автомобиль напоролся на мину.

Еще одно рутинное зверство в грязной войне Владимира Путина, войне, которую он объявил давно законченной, давно выигранной, поскольку он уже не получает от нее политических дивидендов. Убийство этих шестерых произошло 2 года назад. Десять дней назад в Ростове, где находится главный штаб скрипящей военной машины России в Чечне, суд оправдал четырех офицеров. Они просто выполняли приказы.

Если эти оправдания и вызвали возмущение чеченцев, то сам суд был редкостью: всего второй раз за десятилетие конфликта в Чечне российских офицеров судили за их жестокость в отношении мирных граждан.

В момент, когда в Соединенных Штатах, Великобритании и арабском мире нарастает волна возмущения пытками иракских пленных, путинские силы имеют карт-бланш на безнаказанное опустошение Чечни на повседневной основе.

Российскому лидеру нет нужды тревожиться по поводу того, что какой-нибудь российский эквивалент телекомпании CBS вдруг выдаст в эфир репортаж об издевательствах над чеченцами. Нет необходимости узнавать о редакторах программы "60 Minutes" (60 минут). Нет больше такого эквивалента. Российское телевидение в прошлом создавало проблему для Кремля и Чечни. В ходе войны Бориса Ельцина в Чечне в 1994-1996 гг. наблюдался расцвет российского телевидения, последнее цветение гласности. Путин решил эту проблему, взяв под свой контроль все национальное телевидение.

Этот контроль также помогает Путину делать вид, будто война окончена. Он пришел во власть почти 5 лет назад, начав вторую войну России в Чечне через какие-то недели после того, как стал премьер-министром. На прошлой недели, когда в Кремле проходила помпезная церемония инаугурации Путина на второй президентский срок, он ни разу даже не упомянул Чечню в своей длинной речи.

Пока он выступал, российские войска в Чечне проводили облаву еще на 160 человек, чтобы затем их избить и бросить за решетку, что случается там каждодневно. В тот же период в Чечне были убиты еще четверо российских военнослужащих, что также является обыденным. Потери российской стороны в этом конфликте, исчисляемые примерно 30 человеками в неделю, плюс еще десятки изувеченных и, в конечном итоге, обреченных на смерть, сегодня достигают многих тысяч.

А Путин по-прежнему делает вид, что войны нет, пока не взрывается бомба "террористов" в один из самых торжественных в российском календаре дней, 9 мая, когда Россия отмечает годовщину победы над нацистской Германией.

Вчерашнее нападение, самый смелый террористический акт чеченских повстанцев после захвата заложников в московском театре в октябре 2002 года, лишило Путина назначенного им самим лояльного чеченского лидера Ахмада Кадырова и, что еще важнее с военной точки зрения, генерала Валерия Баранова, российского командующего войсками в Чечне.

В самой Чечне не было более престижных целей для повстанцев, чем эти двое. Возмездие будет ужасным. И оно гарантирует продолжение длинной спирали насилия в том, что, как до тошноты доказывает Путин, является собственной войной России с террором.

Такова молчаливая сделка между Москвой и Вашингтоном после событий 11 сентября. Путину открывают зеленый светофор в его чеченской кампании в обмен на обязательство делиться с Соединенными Штатами разведывательной информацией и не противиться созданию американских военных баз в постсоветской Средней Азии.

А его спин-доктора постоянно сравнивают чеченских повстанцев с "Аль-Каидой". В исламском интернационале, безусловно, существуют связи и эти связи крепнут по мере того, как конфликт в Чечне становится все более жестоким и радикализированным. Но параллель между действиями России в Чечне и действиями Америки в Афганистане или Ираке также обманчива. Чечня - это 200-летняя история российской империи и экспансии, завоеваний и сосуществования, восстаний и возмездия. Можно прочесть о ней в произведениях Толстого и Лермонтова. Сталин посадил весь чеченский народ в вагоны для скота и вывез в Среднюю Азию, убив десятки тысяч в отместку за сотрудничество с завоевателями в годы второй мировой войны.

Россия не направляет экспедиционные войска за тысячи миль на заморские территории. Она ведет войну в своем собственном подворье, одно из последних сражений российского колониализма. Но, если бы Путин в самом деле выиграл эту войну, то эта победа могла бы также подвигнуть Кремль на то, чтобы напрячь свои мускулы на постсоветских территориях, которые он потерял.

Жалуясь на протесты Европейского союза (ЕС) по поводу нарушений прав человека в Чечне российскими войсками, один российский комментатор называл Аслана Масхадова, лидера чеченских повстанцев, российским бен ладеном (Russia's Bin Laden). Это сравнение абсурдно. Масхадов является законным лидером, который в 1997 году был избран президентом в результате достаточно честных выборов.

Если бы у России было желание вести переговоры, Масхадов пошел бы на них. Вместо этого путинская тактика оттеснения Масхадова на задворки и его радикализации превратила его в кавказского бин ладена.

Избегая политического диалога, стремясь к решительной демонстрации силы и к насилию, Кремль предпочел самореализующееся пророчество. Это, быть может, единственная область, где Путин преуспел. Ему не следует удивляться, когда он сталкивается с исламскими фундаменталистами, террористками-самоубийцами из отряда "Черные вдовы" и с джихадом.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.