Более откровенно выразить свои симпатии к погибшему в прошедшее воскресенье в результате взрыва Ахмату Кадырову российский президент вряд ли мог: вчера Владимир Путин лично передал в Грозном членам семьи Кадырова Звезду Героя России, которой чеченский президент был награжден посмертно. Российские информационные агентства сообщили о том, что глава Кремля пребывал в первой половине дня в чеченской столице, только после возвращения Путина.

В подписанном вчера Путиным указе Кадыров характеризуется как 'единственный в своем роде' человек, который никогда не просил чего-то для себя лично, который был 'абсолютно порядочным и в высшей степени мужественным человеком'. По этому образу, сложившемуся у главы Кремля, должен, очевидно, мерить себя, прежде всего, преемник ушедшего президента. Преемник, как заявил вчера в Москве глава Центральной избирательной комиссии Александр Вешняков, будет, предположительно, избран не позднее 5-го сентября.

Таким образом, идея прямого правления Москвы с повестки дня снята. Некоторые российские политики под впечатлением кровавого террористического акта выступали сначала за введение в Чечне прямого президентского правления. Однако Кремль тем самым признал бы устаревшими как сфальсифицированные итоги референдума, так и не менее сфальсифицированные результаты президентских выборов осени прошлого года. Это было бы признанием факта, что весь прежний курс псевдополитического решения конфликта потерпел крах.

Такого не должно было быть, и Кремль решился на проведение новых выборов. Игорь Бунин, директор Центра политических технологий, считает теперь возможной новую 'кадыризацию' Чечни. Кадыров был избран Путиным с той целью, чтобы чеченцы убивали чеченцев. Он обеспечил его необходимыми военными, финансовыми и политическими ресурсами. Кадыров, широко использовавший эти средства также в интересах своей собственной семьи, создал в результате свою собственную систему, которая теперь лишилась своей головы и страдает от вакуума власти.

Для Кремля в этой ситуации стоит задача найти 'нового Кадырова', у которого есть свои намерения, но который одновременно не идет на столкновение с существующей системой. Кто может быть этим человеком, неизвестно.

В кремлевской администрации в качестве кандидатуры на этот пост рассматривался Асланбек Аслаханов, бывший милицейский генерал. Предприниматель Малик Сайдуллаев свою кандидатуру по надуманным причинам снял. Умар Джабраилов отказался баллотироваться 'добровольно' после того, как некий человек из администрации пригрозил ему по телефону неприятными последствиями, связанными с его бизнесом в Москве. Сайдуллаев и Аслаханов в то время лидировали, имея, согласно опросам, 18-20 процентов голосов избирателей, в то время, как у Кадырова было только 12 процентов.

Вновь заходит разговор о бывшем мэре Грозного Беслане Гантамирове, осужденного за хищения, а потом амнистированного. Но тот вообще не мог иметь проблем с убитым Кадыровым и, возможно, проблем с его сыном Рамзаном. Рамзан в связи с приемом его у Путина уже в день покушения получил практически дворянство, однако в силу своей молодости - ему 27 лет - он пока свою кандидатуру выставлять не может. Однако, будучи главой созданного при его отце эскадрона смерти, насчитывающего несколько тысяч человек он, тем не менее, будет играть во властных структурах определенную роль.