Говорить о том, каким был бы лучший выход из ситуации в Чечне, стало после смерти президента республики Ахмата Кадырова труднее, чем когда бы то ни было до сих пор. Слишком сложны взаимосвязи в этом проблемном регионе, оказывающемся постоянно в кризисной ситуации на протяжении целых столетий, а не только последних десятилетий.

Между тем, разрешить проблемы с ходу теперь ни на региональном, ни на национальном и, видимо, ни на международном уровнях невозможно. Между кланами на Северном Кавказе, за их рамками, а также между то враждующими, то союзничающими группами интересов нет места для компромиссов. То, что было достигнуто сегодня, завтра - уже вчерашний день.

Отягощает эту ситуацию проблематичность структур, существующих в самой России. Не только вооруженные силы, но и разные спецслужбы, а также многочисленные начальники проявляют сплоченность в отношениях с внешним миром, но внутри действуют друг против друга. До сих пор отсутствует четкая единая концепция действий для всех московских представителей, а, таким образом, - отсутствует и настоящий контроль.

Последние дни намечается самый худший вариант разрешения конфликта в Чечне. Президент Владимир Путин, рассматривая, очевидно, сына убитого президента республики в качестве одного из возможных преемников, может вызвать к жизни ужасный сценарий. Рамзан Кадыров не только моложе, чем это предусмотрено конституцией для президента. Он содержит частную армию, считается крайне жестоким человеком, не знает угрызений совести в бизнесе и вообще не думает о каких-то принципах демократии.

Среди чеченского населения он пользуется примерно такой же репутацией, что и сыновья Саддама Хусейна (Saddam Hussein). Если Путин приведет его путем махинаций к власти, в растерзанной войной кавказской республике начнется настоящий произвол.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.