Москва, 13 мая 2004 года. Для того чтобы получить беглое представление о предстоящей схватке за энергетические ресурсы между двумя экономическими гигантами Азии, не нужно заглядывать дальше дипломатической борьбы за сибирскую нефть.

Год назад казалось, что сделка у Китая в кармане. Менеджеры крупнейшей российской нефтяной группы ЮКОС согласились с тем, что конечным пунктом планируемого нового трубопровода из города Ангарск в Сибири на восток должен стать город Дакин (Daqing), центр китайской нефтеперегонной индустрии. Спустя 12 месяцев кажется почти несомненным, что вместо этого конечным пунктом нового трубопровода станет порт Находка на Тихоокеанском побережье России, лежащий напротив Японии.

Токио отчаянно пытается принизить значимость очевидного изменения позиции Москвы в пользу Японии, настаивая, что окончательные планы далеки от завершения. "Российскому правительству еще далеко до принятия окончательного решения", - говорит директор российского департамента министерства иностранных дел Японии Кунинори Мацуда (Kuninori Matsuda).

Однако ситуация со всей очевидностью изменилась в пользу Японии. Токио активно стремится укреплять двусторонние отношения с Москвой и предложил щедрое финансирование, если будет выбран маршрут к Находке. Аппетит японцев к сибирской нефти стал еще сильнее в результате нестабильности ситуации на Ближнем Востоке, которая обусловила интенсификацию поисков альтернативных источников нефти.

Не менее важна и судьба бывшего главы ЮКОСа Михаила Ходорковского, который находится в тюрьме в ожидании суда по обвинениям в мошенничестве и уклонении от уплаты налогов. Тем самым данные ЮКОСом Пекину обещания стали ничего не стоящими.

Официальные лица Японии подозревают, что их китайские коллеги возмущаются в связи с попыткой Токио увести этот проект у них из-под носа. Однако для России прокладка трубопровода в Находку имеет геополитический смысл.

Альтернативный вариант кончился бы тем, что России пришлось бы вести дела исключительно с Китаем, тогда как быстро развивающиеся и перенаселенные районы на границе с Россией представляют потенциальную угрозу для слабо заселенной и неразвитой Восточной Сибири. Проложив трубопровод к Тихоокеанскому побережью, Россия смогла бы поставлять нефть не только в Японию, но и в другие районы Азии, включая Китай, а также к Западному побережью Америки. Это освободило бы Россию от коммерческой зависимости от одной-единственной страны.

С экономической точки зрения, маршрут на Находку, быть может, менее привлекателен. При протяженности 4000 км он почти в 2,5 раза длинней маршрута на Дакин. Резко растущая цена стальных труб означает, что общая стоимость строительства, в свое время оценивавшаяся примерно в 6 млрд. долл. США, возрастет, быть может, до 12 млрд. долл., хотя официальные лица Японии предостерегают от слишком серьезного отношения к этой цифре.

Японские сторонники этого проекта основывают свой анализ на общей стоимости 6 млрд. долл. и соглашаются с тем, что этот проект, возможно, станет экономически нежизнеспособным, если цена на трубы станет значительно более высокой. Некоторые эксперты обеспокоены тем, что стратегическая потребность Токио в диверсификации своих источников нефти привела его к тому, что он вообще перестал обращать внимание на экономическое обоснование данного проекта.

Аналитик по нефти и природному газу в московском инвестиционном банке "Brunswick UBS" Пол Коллисон (Paul Collison) говорит: "Трубопровод на Находку подобен классическому проекту советской эпохи, который можно видеть только в плановой экономике. Его экономическое обоснование просто не имеет смысла".

Есть также вопросы относительно объема нефтяных резервов Восточной Сибири, которые остаются по большей части неразведанными, не говоря уже о финансовой и технической способности поддерживаемых государством российских энергетических групп эксплуатировать их.

Если Россия все же предпочтет маршрут на Находку, она может ради спасения лица предложить Китаю два варианта. Первый вариант - сделать ответвление от главного маршрута трубопровода в направлении на Дакин, хотя это может быть исключено по соображениям окружающей среды. Второй вариант - существенное совершенствование инфраструктуры для увеличения экспорта нефти по железной дороге, пусть даже и при более высоких тарифах.

Китай, которого не отпугивает сложившаяся ситуация, в поисках источников энергоносителей наращивает свое наступление в западном направлении. Несмотря на проявляемую Россией озабоченность, он сделал некоторые приобретения в Казахстане и ведет переговоры о трубопроводном маршруте, который свяжет эти две страны. Россия весьма заинтересована в том, чтобы поощрить Казахстан к увеличению экспорта его нефти через свою трубопроводную сеть, однако пока не проявляет готовности сделать свои тарифы более привлекательными и учесть разницу между менее качественной российской и более качественной казахской нефтью. Казахстан, этот бывший советский сателлит, возможно, стремится отыскать альтернативные маршруты транспортировки своей нефти на восток и на юг.

Схватка за трубопроводные маршруты пока еще не переросла в открытый конфликт. Но она также не сулит ничего хорошего для регионального сотрудничества, которое, как заявляют многие, жизненно необходимо для бесконфликтного удовлетворения нужд испытывающего энергетический голод Китая.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.