До смены тысячелетий там царили гнетущая нищета, развал и коррупция. Сегодня Чукотка вызывает ассоциации с Аляской. Причина тому - Роман Абрамович. Три с половиной года назад избранный губернатором дальневосточного региона олигарх, превратившийся в политика, совершил удивительное. Однако в долгосрочном плане модели, примененной на Чукотке, не хватает разделения между экономикой и государством.

Роман Абрамович, избранный в декабре 2000 года главой региональной администрации, - он получил 90 процентов голосов избирателей - проводит большую часть времени в Москве и в Англии. 37-летний губернатор не любит большого шума вокруг своей персоны. Приезжая сюда, он быстро осматривает важнейшие строительные объекты, а затем испаряется в своем простом, построенном канадскими строителями доме в центре города.

Неоспоримая звезда

Официально Роман Абрамович интервью практически никогда не дает, и с представителями средств массовой информации встречается очень редко. По единодушному мнению его окружения, отличный менеджер с молниеносной реакцией и неповторимой предпринимательской интуицией в личном общении удивительно робок и неразговорчив. О его личности должны говорить дела, отвечает он на это. В девяти часах лета от столицы он - неоспоримая звезда. Роман Абрамович принес региону, в котором царили голод, нищета, коррупция и безнадежность, процветание и новые перспективы. Молодежь видит в предпринимателе, превратившемся в политика, интеллигентного и привлекательного человека, такого же, как она сама. Жители среднего возраста считают, что он, 'наконец, - тот человек, который не сулит золотые горы, а что-то делает'.

Шокированы и очарованы

Добрых четыре года назад 'олигарх' не знал ни своих избирателей, ни их забот. Но когда отправился в дальний путь к ним, то был шокирован тем, что увидел. Все, кто прибыл с Абрамовичем на Чукотку, рассказывает Ида Ручина, нынешняя руководительница регионального отделения Красного Креста, вряд ли мог подумать, что в России еще могут жить в таких условиях.

100 миллионов долларов США в год

Депутат Думы сначала создал и профинансировал Фонд 'Полюс надежды', который раздавал среди населения Чукотки продовольствие и одежду по линии гуманитарной помощи. На каникулы Фонд отправлял детей воздушным транспортом на Черное море. Там многие из детей, увидевшие впервые в своей жизни настоящее дерево, проходили систематическое медицинское обследование. Где было необходимо, Абрамович финансировал лечение. Говорят, что решение баллотироваться на пост губернатора Абрамович принял после того, как узнал, что тогдашний губернатор и его администрация выжимали у родителей детей деньги, чтобы те смогли бесплатно отдохнуть. Даже если сам предприниматель это не подтверждает, то в близких к нему кругах рассказывают, что ему стало ясно, что изменить реально ситуацию он в состоянии лишь в том случае, если привезет с собой свою команду.

Будучи избранным, новый губернатор привез целую команду менеджеров в ледяную пустыню, с которой многие из них никогда в жизни не были знакомы. Он распорядился проверить во всех поселках тепло- и электроцентрали, стал строить новые школы и закупил новые машины для общественных служб. 'Его' нефтяная компания искала нефть и природный газ. Больших запасов, которые можно было бы с выгодой экспортировать, она не обнаружила, но того, что было найдено, достаточно, чтобы обеспечить регион на целый век вперед. Администрация гарантировала Абрамовичу большой кредит, благодаря которому, наконец-то, можно было выплачивать заработную плату, чего не делалось не один год. Его люди по двенадцать часов в день работали, разбираясь в административных завалах. Официальные финансовые расходы региона увеличились с 2,0 млрд. рублей в 2000 году до 9,2 млрд. рублей (добрых 400 млн. евро) в 2003 году. Это стало возможным благодаря тому, что положенная региону помощь со стороны федерального центра снова стала попадать в официальную казну региона, а Абрамович позаботился о соответствующем увеличении налоговых поступлений. По данным, бывшего менеджера нефтяной компании и нынешнего заместителя руководителя экономического управления региональной администрации Василия Максимова, федеральные трансферты составляют в настоящее время 44% всех бюджетных доходов. Еще 36% поступлений представляют собой налоги, которые Абрамович и близкие к нему компании платят теперь на Чукотке. Остальные 20% дает местная экономика. Помимо этого значительный денежный поток идет в регион через фонды и компании, финансируемые Абрамовичем. По оценке Максимова, его шеф передает ежегодно Чукотке добрые 100 млн. долларов США. Таким образом, олигарх потратил на свой восточносибирский проект уже 6 000 франков из расчета на каждого жителя региона.

Бум в Анадыре

Результат - впечатляющий. Тот, кто сегодня бывает в Анадыре, чувствует себя, скорее, на Аляске, а не в российском административном центре. Хотя в городе проживают только 10 000 человек, здесь есть, среди прочего, большой супермаркет, две современные гостиницы, большой спортивный зал, Дворец с искусственным льдом для фигурного катания, большой колледж, Дом культуры и несколько ресторанов.

В небольших магазинах можно купить обои и другие материалы для ремонта. Торговцы рассказывают, что при новой администрации практически полностью исчезла коррупция, имевшая до того широкое распространение. Серьезным сигналом стал неожиданный приезд губернатора в Анадырь в начале 2003 года, когда он снял последнего представителя из старой администрации, заместителя губернатора Вячеслава Золотарева, узнав, что тот неоднократно использовал государственный спасательный вертолет для охоты на оленей. Члены прежней администрации, наверное, единственные, кто недоволен необычным губернатором.

Капиталистическое возрождение социализма

Очень довольны также 700 жителей Канчалана открытием воздушного сообщения с Анадырем, до которого час лета вертолетом. Поселок, расположенный на замерзшей реке, является, в первую очередь, своего рода базовым лагерем работающих по всей округе в горах чукотских оленеводов. Еще в коммунистические времена в Канчалане были свои 'совхозы', где люди, поделенные на семь оленеводческих 'бригад', работали, за что получали от государства зарплату. В начале девяностых годов правительство приватизировало их предприятия, и совхозные рабочие должны были заботиться о себе сами. Однако чукотские оленеводы столь же мало знали о рынке, как и их инженеры и руководители, проживавшие раньше в других регионах России. Никто больше не вкладывал средства, не стало организованных каналов сбыта, вышло из строя оборудование. Поголовье оленей сократилось с прежних 550 000 тысяч до 93 тысяч голов в 2001 году.

Коллектив с особой системой привлекательности

Когда команда Абрамовича стала анализировать ситуацию, оленеводы единодушно предложили вернуть свою собственность государству. Как и многие крестьяне в России, им самостоятельность оказалась пока совершенно не по плечу. Система 'совхозов' в результате была усовершенствована, и правительство начало снова выплачивать оленеводам и рыбакам заработную плату. При этом менеджеры придумали систему, которая могла бы привлекать людей: когда государство выплачивает премию за каждого дополнительно выращенного оленя. Сегодня 30% зарплаты зависят от успехов в работе предприятия, и выплачивается она только в конце года. Администрация вкладывает большие средства в обеспечение товариществ новым снаряжением. Строятся мясокомбинат и рыбный завод. Они дадут возможность производить продукцию, которая пользуется спросом в других, более богатых районах. Большую радость жителям Канчалана доставляет то, что администрация Абрамовича сносит совершенно неприемлемые для тундры панельные дома и вместо них строит для каждой семьи свой небольшой современный дом. Кроме того, Абрамович поручил канадским специалистам построить большую школу, которую можно будет использовать в качестве интерната для детей, когда родители школьников находятся вдали от дома. На это лето жители Канчалана попросили о финансировании строительства водопровода, до сих пор они добывали воду из ледяных блоков с замерзшей реки.

Банкомат для оленеводов

Команда Абрамовича уговорила один из банков поставить в Канчалане банкомат и обеспечить всех жителей банковскими картами, так как стоимость доставки наличных денег превышает величину заработной платы. После первых трудностей, когда магнитные карточки мыли и гладили, большинство расчетов теперь в деревнях оленеводов производится безналичным путем. Это позволило ликвидировать почву для многих 'теневых' сделок. Инициированное российскими капиталистами возрождение социализма должно позволить местным жителям увеличить поголовье своего стада и модернизировать производственные процессы таким образом, что оленеводство, рыбный промысел и выделывание мехов станут через несколько лет с экономической точки зрения снова выгодными. Тогда, как надеются люди Абрамовича, местным жителям можно будет предоставлять самостоятельность во второй раз. Кстати, они тоже считают, что поселкам на Чукотке в связи со сложными климатическими условиями никогда не обойтись без государственных субвенций. Но это, как они думают, - необходимая плата за гуманную политику в области заселения территорий.

Изменение менталитета не дешевле денег

Из окружения Абрамовича можно слышать, что опытом олигарха, полученным на Чукотке, стало понимание того, что не все проблемы можно решить с помощью денег и доброй воли. Исторически сложившиеся особенности охладили первоначальный пыл некоторых. Так, команда Абрамовича была вынуждена в некоторых поселках по несколько раз строить новые теплоцентрали, поскольку перепившие рабочие по недосмотру доводили дело до пожара. Не все понимали, что своевременно выплачиваемая заработная плата подразумевает также и настоящую работу, а некоторые представители местного высшего общества проявили себя не готовыми для выполнения своих задач в новых условиях.

Абрамович собирается, после того, как уже проделана стратегическая, концептуальная работа, передать тягостную работу над деталями другим людям: в декабре 2005 года свою кандидатуру на пост губернатора он выставлять не будет. Он думает о том, чтобы продемонстрировать свою тесную связь с регионом, получив вновь думский мандат. Олигарх уверен, что его благотворительность на Чукотке оставит свои следы. Он и его окружение надеются в течение нескольких лет постепенно уйти из региона, который теперь снова стоит на своих собственных ногах.

Особая модель или приватизация государства?

Действительно ли Чукотка способна выжить без Абрамовича - мнения на этот счет расходятся. Если видеть происходящее непосредственно на месте событий, то заметно, что олигарх и его команда взяли на вооружение в некотором смысле принципы управления функционирующего государства и продемонстрировали, как все могло бы быть, если бы у России было эффективное, менее корыстолюбивое руководство. Люди Абрамовича, как кажется, не только в меньшей степени, чем обычные российские бюрократы, коррумпированы (и лучше оплачиваются), они также больше работают и готовы брать на себя ответственность, принимать решения и отчитываться за них. С другой стороны, нет также сомнений в том, что на Чукотке без согласия в команде, члены которой являются все до одного выходцами из одной и той же экономической империи, дело бы не продвинулось.

В последнее время российский президент Путин постоянно требует более активного участия в решении социальных вопросов, не уточняя, что он под этим имеет в виду. Если бы он побывал на Чукотке, то, возможно, похвалил бы дела Абрамовича как модель, достойную подражания (причем молодой олигарх придает большое значение утверждению, что действовал он не из политических соображение и не из патриотических побуждений). В связи с неспособностью некоторых российских администраций реформировать самих себя активность новых экономических элит по образцу Абрамовича на Чукотке вполне могла бы ускорить развитие российской провинции. Однако средством для решения типичных российских проблем на долгий отрезок времени она стать вряд ли могла бы. Дело в том, что переход государства в руки боссов от экономики наряду с бюрократией - это второе очень слабое место России: оно в отсутствии грани между экономикой и государством. У Чукотки государство может позаимствовать пример того, как следует инициировать инвестиции и добиваться последующего развития. Так, налоговые платежи не исчезают в корыстолюбивой государственной машине, а находят эффективное применение. И Путин должен был бы не понуждать малопонятную социальную активность, а быть доволен тем, что прекрасно делают Абрамович и ему подобные: прибыльную экономику.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.