На прошлой неделе Владимир Путин, по его собственным словам, узнал о Чечне нечто новое. После внезапного вертолетного 'турне' по мятежной республике, российский президент вернулся в Москву и заявил членам кабинета, что ее столица Грозный выглядит 'ужасно'. Он, правда, не упомянул, что она приобрела такой вид после того, как российские военные неоднократно осыпали город бомбами и снарядами в ходе военных кампаний Кремля по подавлению сепаратистского восстания в регионе.

Однако после убийства на прошлой неделе подобранного Москвой президента Чечни Ахмада Кадырова, Путин с таким же успехом мог бы добавить, что его стратегия 'замирения' Чечни, тоже оказалась в ужасном состоянии. Однако убийство Кадырова ставит Путина перед выбором: еще раз 'закрутить гайки' или попытаться наконец подойти к ситуации с новых позиций. Судя по его ремаркам на прошлой неделе, он пока не решил, какому из этих вариантов отдать предпочтение.

Кадыров, до перехода на сторону россиян в 1999 г. сражавшийся бок о бок с лидером повстанцев Асланом Масхадовым, пришел к власти в октябре прошлого года в результате выборов, которые правозащитная организация 'Московская хельсинкская группа' охарактеризовала как 'мошеннические'. Его утверждение во главе республики являлось ключевым элементом путинской политики 'чеченизации': Кадыров должен был снять часть нагрузки с российских войск, используя свою личную армию, так называемых 'кадыровцев', для охоты за мятежниками. Однако у Кадырова были собственные враги - от убежденных сепаратистов, считавших его марионеткой Москвы, до некоторых представителей российской армии и спецслужб, обеспокоенных его растущей самостоятельностью. Один из этих врагов и убил его 9 мая, заложив бомбу под трибуну грозненского стадиона 'Динамо', где бывший муфтий присутствовал на торжествах по случаю очередной годовщины победы России над нацистской Германией. В результате взрыва погибли еще шестеро, а 89 человек, в том числе командующий российскими войсками в Чечне генерал Валерий Баранов, получили ранения.

Первой реакцией Путина стало обещание: 'те, против кого мы сражаемся, не уйдут от возмездия'. Но после поездки в Грозный его тон изменился. Он приказал ввести в столицу еще 1125 чеченских милиционеров, но одновременно объявил, что в регион будет направлена правительственная рабочая группа для оценки социально-экономических потребностей республики. Председатель Центральной избирательной комиссии Александр Вешняков подтвердил, что новые президентские выборы состоятся не позже 5 сентября. Новый тон Кремля пробудил надежды на то, что еще одной 'операции возмездия' удастся избежать. Путин 'действительно может войти в историю как человек, положивший конец этой долгой трагедии', заявил Ахмед Закаев - представитель Масхадова в Лондоне. Для этого, как отмечают Закаев и другие, он должен начать переговоры с Масхадовым - однако подобный сценарий маловероятен, поскольку Кремль объявил Масхадова террористом.

Несмотря на сдержанность Путина, многие считают, что новой вспышки насилия не избежать. 'Прекращение кровопролития в Чечне? Да это просто смешно, - считает Анн Нива (Anne Nivat), автор книги 'Пес войны: женщина-репортер за линией фронта войны в Чечне' ('Chienne de Guerre: A Woman Reporter Behind the Lines of the War In Chechnya'). - Оно продолжается уже 10 лет и смерть Кадырова ничего не изменит'. Может быть и нет, если дело отца продолжит двадцатисемилетний сын Кадырова Рамзан. Рамзан, боксер-любитель, возглавляет кадыровцев, которых обвиняют в многочисленных нарушениях прав человека, совершенных против мирного населения и политических противников. 'Кадыровцы пользуются печальной известностью из-за совершаемых ими похищений, зверств и пыток; все население относится к ним с ненавистью', заявил корреспонденту 'Time' один представитель российских правоохранительных органов еще до убийства Кадырова.

Чеченцы из числа сторонников кадыровского клана попросили Путина изменить конституцию республики - где указано, что кандидат в президенты не должен быть моложе 30 лет - с тем, чтобы Рамзан смог баллотироваться, и некоторые расценивают его назначение первым заместителем премьер-министра Чечни как признак того, что его готовят к президентской должности. 'Это правильно, что Рамзан получил повышение, - говорит Эди Исаев, советник полномочного представителя Чечни в Москве. - Он так же бесстрашен, как и его отец. Человек он надежный, и все порученные ему задания выполняет блестяще'.

Путин пока не ответил на призыв чеченцев, но, по словам Вешнякова, изменений в конституцию Чечни вноситься не будет. 'Чечня - не какой-то султанат', - заявил один чиновник из администрации президента. - Состоятся выборы. И дело не в том, понравится победитель Кремлю, или нет. Главное - создать основу для продолжения работы в направлении демократии'. Если все так и произойдет, то можно будет говорить о переменах к лучшему.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.