'Я вам скажу, почему у нас нет демократии, - говорит Борис Немцов, мгновенно утрачивая обычную беззаботность и самодовольство, и становясь серьезным. - Мы пролили слишком мало крови за демократию'.

Разговор происходит ясным январским днем, через считанные недели после выборов, которые стерли с политической карты либерально-демократическую партию г-на Немцова 'Союз правых сил' (СПС). Социал-демократическая партия 'Яблоко' - впервые со времен выборов в первую Думу в 1993 г. - также не представлена в парламенте. Обе они не набрали пяти процентов голосов, необходимых, чтобы пройти в Думу. Прокремлевская 'Единая Россия' получила две трети мандатов, что дает ей полный контроль над парламентом. Оставшиеся места поделили между собой две другие марионеточные партии Кремля - ветеран политической сцены Либерально-демократическая партия (крайне неприятные националисты) и недавно сформированная 'Родина' (чуть менее неприятные националисты); обе они рассчитывают на сторонников 'жесткой линии' среди избирателей - и коммунисты, единственная политическая группировка, которую можно рассматривать как оппозиционную.

Государственные СМИ отдавали явное предпочтение 'Единой России': один из телеканалов даже полностью показал двадцатидевятиминутное выступление г-на Путина перед активистами партии накануне избирательной кампании (само это мероприятие было весьма сомнительным с точки зрения законности, ведь президенту запрещено принимать участие в избирательных кампаниях). Главы регионов также 'лишились тормозов': самые рьяные из них доложили о явке избирателей, на 20-30% превышающей средний уровень по стране. По сообщениям прессы, в некоторых случаях государственных служащих заставляли голосовать за кремлевскую партию.

Возможно, это тоже помешало либеральным партиям преодолеть пятипроцентный барьер, но их главная проблема заключается в другом - избиратели просто не хотят за них голосовать. 'Они виноваты, - отмечает Александр Яковлев, в прошлом 'правая рука' Михаила Горбачева, человек, который внес свой вклад в крушение советского режима - в том, что не работали над созданием социал-демократической базы, не привлекали тех, кто должен бы быть на их стороне - врачей, учителей, пенсионеров'.

Многие члены СПС и 'Яблока' с этим согласны. Годами они занимались политикой на элитарном уровне. Они часто поддерживали экономические реформы правительства, так что избиратели не видели особых различий между ними и властью. В прошлом году, как считают сегодня некоторые, эти две партии могли бы попытаться завоевать поддержку нарождающегося среднего класса по таким вопросам как частное здравоохранение и образование. Вместо этого они впустую растрачивали время и деньги во взаимных нападках.

К тому же, и это, пожалуй, нанесло им самый серьезный урон, в глазах избирателей эти партии ассоциировались с олигархами вроде Михаила Ходорковского, который не скрывал, что оказывает им обеим финансовую помощь. Дело 'ЮКОСа' начало раскручиваться в последние месяцы перед думскими выборами, и это голосование стало для избирателей первой возможностью выразить свой гнев в отношении грабежа 1990х. Все прокремлевские партии нажили себе политический капитал на аресте Ходорковского. Вообще, страхи относительно возрождения национализма, вызванные удачным выступлением 'Родины' и либерал-демократов на выборах, вполне возможно, преувеличены. Их яростная антиолгархическая позиция, требования резко увеличить налогообложение 'сверхприбылей' нефтяных компаний - экстремистский вариант нынешней политики правительства - возможно, привлекли избирателей куда больше, чем лозунг 'Россия для русских'.

Либералы в отчаянии заламывают руки. Престарелый, но не утративший бодрости г-н Яковлев, упорно работающий над шестидесятитомной публикацией секретных советских документов, несмотря на то, что КГБ постепенно закрывает ему доступ к архивам, вспоминает: 'Я, как романтик, как наивный человек, боролся за парламентаризм, за то, чтобы была альтернативность, чтобы у людей была возможность выбирать. Я переоценил готовность народа к такому выбору. . . Я и вообразить себе не мог то, что произошло после 1991 г.' Г-н Немцов, с таким же романтизмом, утверждает: если бы в борьбе за демократию погибло больше людей, как, например, во время гражданской войны в США или Французской революции, россияне бы сегодня решительнее встали на ее защиту. 'Дареной демократии в зубы не смотрят' - саркастически замечает он.

Таким образом, парламентская демократия почила в бозе. 'Единую Россию' - конгломерат политических организаций, обслуживающих отдельных лидеров общенационального и регионального масштаба - никак не назовешь единой, но все внутренние споры там происходят за закрытыми дверями, а не на думской трибуне. Лидеры СПС и 'Яблока' либо бойкотируют политический процесс, либо получили другие должности, в том числе в правительстве. Для борьбы за чистоту следующих выборов создан 'комитет-2008', но это элитарная говорильня, а не народное движение.

Оторван ли Кремль от народа? Не совсем. Элла Памфилова, бывший министр соцобеспечения, которая порвала с Борисом Ельциным в 1994 г., два года назад возглавила комиссию по правам человека при президенте Путине, в состав которой входят и борцы за права человека с незапятнанной репутацией. Она считает, что президент в принципе - приверженец прав человека, и даже свободы печати.

Но, по словам других активистов, это - 'кооптированное' гражданское общество. 'Вы можете добиться каких-то конкретных вещей, - объясняет Татьяна Локшина из московской Хельсинкской группы, одной из ведущих правозащитных организаций, - но это позволяет властям игнорировать подлинные, главные проблемы, все, что государство считает болезненным'. Те, кто протестует против войны в Чечне, захоронения ядерных отходов и борется за права трудящихся, подвергаются всяческому запугиванию и угрозам. Однако их самый злейший враг, по ее словам, гораздо могущественнее. 'Путин действительно очень популярен. Во многих отношениях мы боремся против самого общества'. А для российского общества демократия и права человека сегодня не числятся среди главных приоритетов.

Однако популярность г-на Путина на деле не так прочна, как выглядит. Хотя, по данным опросов, его личный рейтинг одобрения стабильно остается на уровне примерно 80%, куда меньше людей считают, что его правительство успешно справляется с большинством конкретных проблем, в том числе и в экономике. Не проявляют они и особой уверенности, что в будущем положение изменится к лучшему. Его трюк, позаимствованный у царей прошлого, заключается в том, чтобы перекладывать вину на подчиненных: по государственному телевидению часто показывают, как он строго выговаривает очередному злосчастному чиновнику за тот или иной проступок. Но сейчас, когда он, как считается, укрепил свою власть, вина, если что-то пойдет не так, будет в большей степени возлагаться на него самого.

Но даже если это произойдет, оппозиционные партии не способны извлечь из этого политический капитал. Вопрос о преемнике г-на Путина, а возможно - и о преемнике этого преемника - будет решаться в Кремле (сам он настаивает, что не будет вносить в конституцию поправки, позволяющие баллотироваться на третий срок, и многие этому верят). Формирование политической оппозиции займет многие годы, и строить ее необходимо 'снизу'. Но то, что происходит 'внизу', уже становится все интереснее.

В Рязани - в трех часах езды на электричке от Москвы - Григорий Шведов ходит по городу с цифровой камерой, снимая каждый попадающийся ему фонарный столб. К столбам прикреплены плакаты на тему войны в Чечне с фотографиями погибших солдат, вдов и осиротевших детей - каждый из них снабжен обвиняющей надписью 'Сколько это стоит?' Г-н Шведов фиксирует, насколько удачно расположен каждый плакат, и как он смотрится с улицы.

Не впадайте в уныние, боритесь за справедливость

Рязань - место проведения одного из первых в России экспериментов в сфере гражданской активности. После десяти лет конфликта в Чечне и терактов в российских городах россияне без всякого сочувствия относятся к чеченским мятежникам, и почти без сочувствия - к простым чеченцам: расизм укоренился глубоко, и СМИ искусно поощряют его. 'Мемориал' - одна из ведущих правозащитных групп, решила воздействовать на людей иным путем - показать, во что им самим обходится война: на нее идут налоги, которые они платят, там погибают их сыновья и братья, правительство лжет им о происходящем в Чечне.

Этот вопрос неизбежно имеет взрывоопасный характер. По официальным данным, в ходе второй чеченской войны, которая началась в 1999 г., погибло около 5000 солдат: однако, как утверждает Союз комитетов солдатских матерей - общенациональная организация, объединяющая добровольческие группы помощи - реальная цифра скорее ближе к 12000. Люди продолжают гибнуть, хотя чиновники и утверждают, что 'военная фаза' конфликта уже завершена. Объем военного бюджета и даже численность войск, находящихся в Чечне, засекречены. В армии царят издевательства и жестокость, в результате чего каждый год гибнет, возможно, не одна сотня солдат, а еще гораздо больше дезертирует или сходит с ума. Прошлой зимой всеобщее возмущение вызвал случай, когда несколько новобранцев умерло в результате того, что офицеры несколько часов продержали их на улице без шинелей.

Молодежь старается любыми способами уклониться от призыва: те, у кого есть деньги, платят взятки в размере 3000-5000 долларов; те же, у кого их нет, стараются учиться как можно дольше (призывной возраст заканчивается в 27 лет). Одно это привело к странному перекосу: с 1992 по 2000 год количество высших учебных заведений в России увеличилось на 75%, но многие из них, как утверждают специалисты в области образования, отличаются крайне низким уровнем обучения: их цель - скорее удовлетворить инстинкт самосохранения студентов, чем их тягу к знаниям. Те же, кто попадает в армию, зачастую возвращаются оттуда ожесточившимися алкоголиками. Многие из них после этого поступают на службу в милицию или другие правоохранительные ведомства, в результате чего, по словам г-жи Локшиной, зверства полиции получают все большее распространение; есть даже признаки того, что они применяют пытки, изобретенные в Чечне.

В этой связи нет ничего удивительного, что, по данным опроса, проведенного 'Human Rights Watch', 87% россиян знают, что такое Комитет солдатских матерей. Родственники пропавших без вести солдат, ветераны и вдовы, которые не могут получить свои пенсии, неизменно обращаются к местному комитету этой организации. Благодаря этому она представляет собой мощную силу гражданского общества. В 1995 г. союз собрал 1,5 миллиона подписей против войны в Чечне.

Однако эти кампании не приводили к реальным результатам; воцарилась апатия. В те дни на антивоенные демонстрации в центре Москвы собирались считанные сотни людей. 'Мы перепробовали все средства, - говорит Валентина Мельникова, энергичный и по-матерински заботливый председатель Союза. - Люди, стоящие у власти, никак не реагировали. Их создало телевидение. Это виртуальные люди'. В начале этого года Союз создал политическую партию, надеясь, что хотя бы горстка своих депутатов в думе придаст ему больше веса. Однако предзнаменования для этого не назовешь добрыми: партия мелких предпринимателей, созданная к последним думским выборам, набрала лишь 0,3% голосов.

Г-н Шведов - он примерно вдвое моложе своих коллег из правления 'Мемориала' - решил попробовать иной подход. С помощью американских советников он, вместе с другими энтузиастами - молодыми активистами из рязанского отделения 'Мемориала', разработал план пропагандистской кампании. Они наняли одного из местных социологов, чтобы тот выявил наиболее 'чувствительные' вопросы - в другом городе темой кампании, направленной на поощрение усыновления детей, стали страдания сирот - и провел 'полевые испытания' материала в фокус-группах. Выяснилось, например, что люди отрицательно реагируют на плакаты, где показано, сколько учебников можно было бы купить на деньги, уходящие на один танковый снаряд, поскольку они считают, что на армии экономить нельзя, и у них вызывает жалость образ бедствующих солдат. Активисты планируют проводить митинги, издавать мини-газету, распространять самонаклеивающиеся листовки, возможно - организовать кампанию писем протеста. Они разработали конкретные цели - сколько людей должны ознакомиться с их наглядной агитацией, сколько статей об их кампании должно появиться в прессе, в том числе - какое количество позитивных, на сколько процентных пунктов должно измениться общественное мнение.

По сравнению с многословными открытыми письмами и принципиальной позицией диссидентов советской эпохи, по-прежнему остающихся 'владыками умов' в гражданском обществе, все это, как и сам лексикон г-на Шведова, выглядит вполне в духе 21 века. 'Информационное пространство сильно изменилось, - говорит он, указывая на вездесущую рекламу, с которой его плакатам придется конкурировать. 'Если на каком-то перекрестке уже есть десяток надписей и логотипов, там нельзя вешать доклад на 40 страниц. Нужны коммерческие методы распространения информации и оценки ее воздействия на клиентов'. Если этот пилотный проект окажется успешным, 'Мемориал' начнет подыскивать тему для общенациональной кампании.

Гражданская активность 'современного типа' может способствовать росту демократии в России. По мере повышения жизненного уровня россиян будет усиливаться и их готовность противостоять властям - будь то по вопросу о Чечне, или о загрязнении окружающей среды, или о низком качестве образования. Но для такой деятельности нужны средства. Пока же российские филантропы напуганы. После ареста г-на Ходорковского налоговые инспекторы наведались в каждую организацию, получавшую финансирование от его фонда 'Открытая Россия'.

Некоторые НПО [неправительственные организации - прим. перев.] обсуждали возможность создания аналогичного фонда с Российским союзом промышленников и предпринимателей - главной лоббистской организацией деловых кругов - но, по словам г-жи Локшиной, 'все это теперь приостановлено'.

Поддержка активистов из-за рубежа также не поощряется. Американское Агентство международного развития - одна из крупнейших донорских организаций - приняла предварительное решение с 2007 г. прекратить деятельность в России. В прошлом году миссии Корпуса мира и Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе покинули Чечню, после того, как соглашения об их деятельности в этом регионе были аннулированы. Институт открытого общества - международный фонд в поддержку демократии, возглавляемый знаменитым финансистом Джорджем Соросом (George Soros), закрыл свое московское отделение после того, как владелец занимаемого им помещения потребовал десятикратного увеличения арендной платы, а затем прислал банду громил для подкрепления своих требований. 'Что бы мы ни делали, нам приходится думать, не станет ли это удобным поводом [для властей - прим. перев.], чтобы выставить нас отсюда, - замечает директор московского отделения одной из западных организаций. - 'Готовность людей, находящихся у власти, учитывать различные точки зрения практически сошла на нет'. У г-на Путина есть масса идей относительно сотрудничества с Западом, но благотворительность в этот список не входит.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.