С точки зрения Москвы, существует ли политическая Европа? Испытывает ли Россия страх перед ней?

Разумеется, расширение Евросоюза вызвало у нас определенные опасения. В области торговли, например, или защиты русскоговорящего населения в прибалтийских странах. Но слово 'страх' вызывает у меня улыбку. . . Это слишком громко сказано. Мы живем не во времена Версальского или Мюнхенского договора. Мы живем в другой эпохе. Для нас расширение Евросоюза не представляет никакой опасности. Даже можно сказать, что это скорее позитивное событие. Потому что вступление в него новых государств означает, что рядом с нашими границами будет зона стабильности, прогресса, зона более высокого уровня жизни, демократии и правового порядка. Ведь это же не расширение зоны хаоса. . . Мы с интересом наблюдаем за усилиями Европы по созданию единой Европы путем поиска политического компромисса. Это довольно длительный процесс при постоянном развитии. Я представляю, насколько должно быть сложно достичь единодушия по всем вопросам. Это хорошо заметно на примере проекта европейской Конституции. . .

Необходимо признать, что некоторые новые члены Европейского Союза, страны, некогда контролировавшиеся Советским Союзом, имеют 'исторический комплекс'. Вот почему их вступление в Евросоюз является положительным моментом: это позволит им избавиться от этого комплекса. Они станут более спокойными в своих отношениях с Россией. Являясь членами большой семьи, они перестанут чувствовать себя маленькими странами. Их менталитет укрепится, и они будут испытывать больше доверия. Этот процесс вскоре пойдет быстрыми темпами. У будущих поколений уже не останется исторических комплексов. Посмотрите на чехов, венгров и поляков: мы стали свидетелями подобных изменений, произошедших после их вступления в НАТО, что в психологическом контексте, положительно сказалось на отношениях этих стран с Россией.

Еще полгода назад Европа не скрывала своих разногласий по поводу отношений с Россией. Не кажется ли Вам, что сегодня она говорит в один голос?

В настоящее время Европа разговаривает с Россией одним языком. Она доказала это, когда все страны пришли к согласию по вопросу Соглашения, подписанного в Люксембурге в прошлом месяце, которое позволило возобновить Соглашение о партнерстве между ЕС и Россией после расширения. Этого подписания не произошло бы, если бы Евросоюз не говорил в один голос. Был найден разумный компромисс и, таким образом, ЕС в новом составе доказал свою действенность. Всегда сложно работать с бюрократами, какими бы они ни были и где бы они не находились, будь то Париж, Москва или Брюссель! Нужно иметь терпение. . . Когда приходится иметь дело с бюрократией, тем более такой многочисленной, как в Брюсселе, безусловно очень важно придать подходящий тон разговору, не только для того, чтобы вы поняли и вас поняли, но и для того, чтобы добиться результатов. Этого довольно тяжело. Ведь речь не идет о нежелании идти навстречу со стороны брюссельской бюрократии.

В окружении президента слышны противоречивые мнения по поводу Киотских соглашений. Россия их ратифицирует?

Поживем - увидим. . . В России существует огромного количество мнений по этому поводу. Решение принимает не только исполнительная власть. Будут решать президент, правительство и парламент. Это прекрасно, что существует такое разнообразие мнений. Без этого, вы, представители западной прессы, стали бы острить о небывалом единодушии, напоминающем советские времена, царящем в кругах российской элиты:

Владимир Путин часто говорит о проекте безвизовой системы между Европой и Россией. Получение визы в Россию является довольно сложным процессом. . .

Так не должно быть. . . Но такая же ситуация и с получением виз для россиян, выезжающих в Европу. В этой ситуации никто не находится в выигрышном положении. Мы уже добились определенных успехов в переговорах с тремя основными странами - Францией, Германией и Италией, придя к согласию по введению упрощенного режима выдачи виз студентам, бизнесменам, исследователям. . . Однако мы, так же как и вы, еще не готовы к полной отмене визового режима.

Разделяет ли Россия, критикуемая за войну в Чечне и ограничение свободы слова, демократические ценности Европейского союза?

Мы не являемся членом Евросоюза, и еще далеки до момента вступления в него. Для тех, кто собирается это сделать, необходимо понимать демократические ценности так же, как понимает их объединенная Европа. Именно по этой причине и существуют разногласия между Россией и Евросоюзом. Но по большому счету, мы разделяем эти ценности. Необходимо понимать логику наших действий за пятнадцать лет существования новой России. Мы эволюционируем. Иногда ускоренными темпами, иногда замедляясь. Но всегда движемся в одном направлении. Европейские демократии достигли данного уровня развития по истечении двухсот лет. Россия находится на этом пути только пятнадцать. Не нужно сравнивать.

Если сравнивать с историей Франции, на каком этапе находится Россия в данный момент? В конце Империи Наполеона?

Нет. Мы ушли намного дальше. Мы находимся сейчас в начале эпохи Пятой Республики. Но любое сравнение бессмысленно. . .

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.