В пятницу Евросоюз и Россия проведут очередную встречу в верхах, как они это делают каждые полгода. Многие брюссельские чиновники до сих пор морщатся (а многие русские до сих пор посмеиваются), когда вспоминают предыдущую встречу. Прошедшая в ноябре прошлого года в Италии, эта встреча обнажила углубляющуюся трещину в отношениях между ЕС и Россией, а также ряд изъянов в нарождающейся общеевропейской международной политике и в политике безопасности.

Отдельные руководители государств и раньше часто отбрасывали в сторону заранее согласованные позиции Евросоюза для продвижения собственных интересов и укрепления личных связей с президентом Владимиром Путиным. Но премьер-министр Сильвио Берлускони, занимавший переходящий пост председателя ЕС, зашел в тот раз слишком далеко. Когда журналисты на пресс-конференции начали атаковать Путина за жесткие действия в Чечне и арест Михаила Ходорковского, Берлускони бросился на его защиту, обвинив прессу в искажении истины. Президент Еврокомиссии и ярый противник Берлускони Романо Проди смотрел на него с отчаянием в глазах.

Разногласия, проявившиеся на прошлой встрече, нанесли еще один удар по и без того пошатнувшимся отношениям ЕС и России. Согласно официальным документам и коммюнике встречи в верхах, эти отношения должны носить характер "стратегического партнерства". Однако ни та, ни другая сторона явно не демонстрируют стратегического подхода, мало задумываясь о том, в каком направлении движутся данные отношения. Москва и Брюссель редко ведут себя как друзья или партнеры. На их отношениях лежит черный отпечаток недоверия и разочарования друг в друге. Между полными взаимного сарказма переговорами о технических деталях и пышной риторикой встреч в верхах лежит постоянно увеличивающаяся трещина. Разногласия по незначительным вопросам, таким как транзитные права Калининграда или квоты на экспорт стали зачастую подрывают взаимоотношения в целом.

Евросоюз обеспокоен нарастанием авторитарных тенденций в путинской России и черепашьими темпами экономических реформ. Он хочет от Москвы более активного сотрудничества в защите окружающей среды, борьбе с террористами, контрабандистами и прочими преступниками. Россия со своей стороны жалуется, что ЕС требует слишком многого. Она обвиняет Евросоюз в отсутствии прогресса в вопросе о ее вступлении в ВТО, выражает беспокойство в связи с продвижением ЕС на восток, не желая видеть у порога своего дома постоянно крепнущего соседа. Она хочет, чтобы Евросоюз отменил свои строгие визовые ограничения и прислушивался к ее мнению в вопросах международной политики и безопасности.

Плохое состояние отношений ЕС и России озадачивает. Даже беглый взгляд позволяет отметить массу общих интересов и целей. ЕС является самым важным деловым партнером Москвы, на его долю приходится более половины объема российской внешней торговли и большая часть иностранных инвестиций в России. Почти четверть потребляемой в странах ЕС энергии вырабатывается из российского газа и нефти. И та и другая сторона хотят стабильности и процветания своих общих соседей. Обе стороны во главу угла в вопросах безопасности ставят борьбу с международным терроризмом и распространением оружия массового уничтожения. Как Россия, так и ЕС видят себя партнерами США и в то же время выражают озабоченность глобальной гегемонией Америки. Обе стороны стремятся сохранить значение международных организаций, таких как ООН, и отстоять нормы международного права.

Однако ЕС и Россия не смогли воспользоваться потенциалом своих двусторонних отношений.

Существует множество причин, по которым эти двое не ладят. Самым успешным инструментом международной политики Евросоюза является принятие новых членов. Однако ЕС не может и не хочет предложить России членство в своих рядах, да Россия и не заинтересована в этом. Москва видит себя в роли самостоятельного игрока, региональной державы с глобальными устремлениями. Во внешней политике Россия отдает приоритет геополитическим и военным, а не экономическим вопросам, как поступала бы любая другая страна, имеющая второй в мире по мощи ядерный арсенал и числящаяся только 16-ой в мире по уровню развития экономики. ЕС, который часто называют экономическим гигантом и политическим карликом, поступает как раз наоборот. Российское внешнеполитическое ведомство сохраняет супружескую верность устаревшим политическим играм типа сфер влияния, нулевой суммы, и строгой взаимности. Многие европейские политики и большинство брюссельских чиновников верят в постмодернистские идеи теории государственного управления, такие как взаимность интересов, коллективный суверенитет и управление, решения, обеспечивающие обоюдный выигрыш. Стороны имеют диаметрально противоположный подход к вопросу главенства закона. Правила и равенство в их применении лежат в центре европейского интеграционного процесса, в то время как многие русские все еще верят не в силу закона а в закон силы.

Евросоюз настаивает на том, что установление более тесных связей с Россией возможно только в том случае, если Россия станет более либеральной, более демократичной - то есть будет больше походить на сам ЕС. В связи с этим во главу угла двусторонних отношений ЕС ставит общие ценности. Большинство русских очень болезненно воспринимают любое посягательство на суверенитет и считают напоминания об общих ценностях не только неуместными, но зачастую бесцеремонными и назойливыми.

Сегодня отношения ЕС и России характеризуются взаимным разочарованием. В начале 90-х, когда Евросоюз и Россия начали строить эти отношения, они мало знали друг о друге, но многого ждали. Сегодня стороны гораздо лучше понимают друг друга. Они знают, что им друг в друге нравится и что не нравится. Крушение иллюзий может стать новым началом. Чтобы это произошло, страны-члены ЕС должны проявлять больше дисциплинированности. Россия не будет всерьез воспринимать Евросоюз, пока разные страны, входящие в него (а также различные группы брюссельского чиновничьего аппарата) проводят различную политику в отношении России.

ЕС должен также признать, что он мало чем может влиять на внутренние события в России. Ему следует подчеркивать общие интересы, а не общие ценности. Россия будет чувствовать себя гораздо комфортнее, если Евросоюз четко определит свои интересы и будет настойчиво их отстаивать. Это отнюдь не означает, что ЕС должен закрывать глаза на автократические тенденции в России или на жестокости в Чечне. Однако вместо того, чтобы делать вид, что Россия разделяет ценности и устремления ЕС, Евросоюз должен открыто заявить о наличии значительных расхождений.

Катинка Барыш, главный экономист в Центре европейских реформ, предоставила этот комментарий для "Moscow Times". Ее книга "ЕС и Россия: стратегические партнеры или вздорные соседи?" увидит свет в июне

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.