Гернот Эрлер занимает пост заместителя председателя фракции СДПГ, отвечает за внешнюю политику. Возглавляет Германо-российскую Межпарламентскую группу и является координатором германо-российского общественного сотрудничества в Министерстве иностранных дел

В понедельник, 29 сентября 2003 г., конференц-зал фешенебельной берлинской гостиницы 'Адлон' был переполнен. Бывший министр иностранных дел Германии Ханс-Дитрих Геншер привел российского гостя, самого богатого человека России, 'олигарха' Михаила Ходорковского, которого многие представляли себе совсем иначе. И, возможно, здесь в его лице был представлен будущий кандидат (на президентских выборах) 2008 года, в свои 45 лет и с миллиардным состоянием имеющий прекрасные исходные позиции.

25 октября того же года вооруженные люди в масках из спецподразделения 'Альфа' штурмом берут частный самолет нефтяного магната и главы концерна Юкос, ломают дверь его личного салона, крича: 'Спецслужба! Руки вверх! Контроль документов! Не двигаться, будем стрелять!' Но до этого дело не доходит: Михаил Ходорковский, как рассказывают, произнеся лаконично 'Хорошо, пойдемте!', смиряется со своим арестом, достойным экранизации.

Основанием для ареста послужило 50-страничное обвинительное заключение. Олигарх обвиняется в нарушении закона, в частности в махинациях во время приватизации и уклонении от уплаты налогов в особо крупных размерах. С формальной точки зрения, речь идет о действиях российской прокуратуры по борьбе с экономической преступностью.

Взлет перед падением

Михаил Борисович Ходорковский появляется на свет в Москве, 26 июня 1963 г. Отец и мать работают инженерами-химиками. Уже в 1987 г. Михаил Ходорковский становится руководителем комсомольского предприятия, 'Центра научно-технического творчества молодежи', а два года спустя - также и учреждения, созданного исключительно в целях получения денег для него. Оно называется 'Коммерческий инновационный банк научно-технического прогресса'. Процесс личной приватизации в данном случае заканчивается в 1990 г., когда Ходорковский выкупает у Мосгорсовета это комсомольское предприятие и объединяет его с Менатеп-Инвестом (Менатеп - сокращенное название от 'Межотраслевые научно-технические программы'). В 1991 г. он становится генеральным директором и председателем правления этого предприятия. О предмете его деятельности точной информации нет. Уже когда Ходорковский попадет в немилость, будут поговаривать, что в то время он занимался торговлей алкоголем, джинсами, сувенирами и компьютерами.

Предприниматель

Предприниматель, возглавлявший, в частности, нефтяной концерн Юкос, до своего ареста считался самым богатым человеком России.

Комитет в его поддержку требует в только что опубликованном призыве справедливого процесса. В призыве говорится, что несправедливый процесс обострит внутриполитическую обстановку и повредит международной репутации России. Среди подписавших призыв такие имена, как Александр Яковлев (идеолог перестройки и руководитель комиссии по реабилитации), писатели - Даниил Гранин и Фазиль Искандер, нобелевский лауреат Виталий Гинзбург, академики - Михаил Гаспаров и Юрий Рыжков.

Очень рано Ходорковский начинает искать контакты с правительством Ельцина, занимает должности в правительстве. В 1996 г. уже зажиточный Ходорковский вместе со своими коллегами-олигархами Борисом Березовским и Гусинским, финансирует предвыборную кампанию президента Ельцина под лозунгом: не допустить победы руководителя компартии Зюганова.

Эта близость к правительству позволяет бывшему комсомольцу получить свою долю в результате спорной приватизации энергетического и сырьевого сектора экономики. В середине 90-х Кремлю срочно потребовались денежные средства, которые он и получает, отдав взамен зарождавшемуся бизнесу часть государственных предприятий (так называемые программы 'loans for shares'). Получив одну из таких возможностей, Менатеп приобретает 45-процентную долю в нефтяном концерне Юкос. В том же году на основе промышленных предприятий, совладельцем которых является Менатеп, возникает холдинг 'Роспром', который в 1997 г. объединяется с нефтяным концерном, образовав 'Роспром-Юкос', - и все это во главе с Ходорковским.

'Диктатура права' на практике

В 2002 г. оборот Юкоса достигает 11,4 миллиардов долларов, а прибыль - 3 миллиарда долларов. Тем самым он становится вторым по величине нефтяным концерном России. Добыча нефти составляет 508 миллионов баррелей, численность занятых - 100 000 человек. Кажется, уже ничто не может помешать рождению первого русского 'global player' в международном бизнесе. Но наступает 23 октября 2003 г., и самого богатого человека России привозят в следственный специзолятор ? 4 московской тюрьмы 'Матросская тишина'. Здесь он размещается в камере размером 15 квадратных метров, деля ее с двумя другими арестованными. Сюда адвокаты приносят по его просьбе книги по российской истории и конституцию РФ. Ходорковский договаривается с тюремным начальством и получает привилегию обзавестись холодильником и телевизором, пообещав оставить все это имущество, когда выйдет на свободу.

В предвыборном 2003 г., когда Ходорковскому удается так много сделать со своим концерном, на различных уровнях возникает конфликт между главой Юкоса и администрацией Путина. Уже в начале года участники встречи президента с Российским Союзом промышленников и предпринимателей (РСПП) становятся свидетелями словесных атак двух контрагентов. Ходорковский критикует бюрократию, коррупцию и непрозрачность приватизационной политики. В ответ на это президент делает мрачные намеки на деятельность Юкоса во время приватизации 90-х годов.

В конце 2003 г. следует удар за ударом: арест Пичугина и Лебедева, допросы Ходорковского и Невзлина, обыски в Менатепе и на других предприятиях Ходорковского, обыск в офисе и вызов адвоката Антона Дреля. 17 октября - начало процесса по делу Василия Шахновского, главы московского отделения Юкоса, четырьмя днями позже - проверка потенциального партнера, Сибнефти. Затем, 23 октября, проверка 'Агентства стратегических коммуникаций', спонсором которого является Ходорковский и которое помогает в предвыборной кампании партии 'Яблоко'. В ходе проверки изымаются важные документы и 700 тысяч 'бесхозных долларов', а также арестовываются и задерживаются в течение 8 часов два депутата Госдумы. Главе Юкоса остаются только два дня свободы. Почему Ходорковский отвергал всякую мысль о бегстве, игнорировал все туже затягивавшуюся вокруг него петлю, занимаясь обычной работой, 'business as usual', - остается его тайной.

Вскоре после ареста Ходорковского Путин станет отвергать всякое личное вмешательство, назвав происходящее равноправием в применении закона, в том числе и в отношении очень богатых людей. Этому, однако, противоречит предыстория. Вряд ли речь здесь шла о 'диктатуре закона', то есть о том бескомпромиссном главенстве закона, которое Путин провозгласил своей программой еще в 2000 г. в противовес попустительству - laissez faire - ельцинской эпохи. Более чем невероятно, чтобы генеральный прокурор Владимир Устинов действовал, не заручившись поддержкой, несмотря на то, что Путин, пытаясь позднее спасти эту легенду, заявил, что он настоятельно рекомендовал Устинову отказаться от ареста. Все видели эскалацию этого конфликта. Совершенно очевидными были вызов и реакция. Мы являемся очевидцами конфликта президент-олигарх, мы наблюдаем за своего рода войной на уничтожение, имеющей существенное внутриполитическое и международное значение. Поэтому само собой встает вопрос: что означает этот конфликт, и к чему он приведет?

Налоговая сторона вопроса

Рассматривая отдельные слои этого сложного конфликта, прежде всего, нужно ответить на следующий вопрос. Было ли уклонение от налогов концерна Юкос в прошлом настолько масштабным, что нанесло государственным интересам России чрезвычайно большой ущерб, и, следовательно, объясняет и оправдывает столь жесткие в отношении него меры? На это указывают высокие суммы налоговых претензий к концерну Юкос и лично к Ходорковскому, однако пока они неправомерны и отвергаются обвиняемым. 14-м апреля датировано требование к Юкосу об уплате недостающей суммы налога в размере 3,5 миллиарда долларов.

Еще до недавних пор не было ничего нелегального или необычного в том, что нефтяные гиганты использовали налоговые оазисы или особые экономические зоны в России, чтобы избежать налога на прибыль в размере 24%. Пока не загорелись красные сигнальные лампы конфликта вокруг Юкоса, TНK-BP осуществлял свои операции, экономя на налогах, на Вирджинских островах, с тех пор он это делает в Сибири. Юкос построил многоярусную систему из 8 трестов, которые также избрали своими юридическими адресами оффшорные зоны, в частности Вирджинские острова. Роман Абрамович предпочел для Сибнефти особую экономическую зону на Чукотке, где организовал свое избрание губернатором, прославившись благотворительностью. Для самого Юкоса внутренним офшором стала отдаленная сибирская деревушка Лесное, тогда как Лукойл потянуло в казахский Байконур.

Вопрос национальных интересов

На первый взгляд Ходорковский не совершил никакого непростительного нарушения правил, ведя в 2003 г. переговоры с двумя американскими концернами, Exxon Mobil и Chevron Texaco, о продаже им доли в Юкосе. Эта сделка не стала бы премьерой в нефтяном бизнесе, ведь еще в феврале британский нефтяной гигант BP стал совладельцем TНК, заплатив 6, 75 миллиардов долларов, и это не вызвало никаких политических потрясений. В чем же разница, если подобный шаг намеривался сделать Ходорковский?

Разница есть - в цифрах, именно они имеют значение. TНK добыла в 2002 г. точно 37 500 тонн нефти, заняв четвертое место в стране. Юкос и Сибнефть, вместе взятые, - ведь вопрос о слиянии был делом решенным, - в том же году достигли цифры в 96 200 тонн. За ними следовал Лукойл - 75 490 тонн. Таким образом, Ходорковский собирался открыть американскому капиталу двери крупнейшей в стране компании. Многое говорит о том, что тем самым он заставил (власть) серьезно задуматься по поводу суверенитета. Разве российский бюджет не зависит на 40% от поступлений из нефтяной отрасли? Не будет ли гигант ЮкосСибнефть отвечать за значительную долю этих поступлений? Может ли передача части этой ответственности в руки американского концерна, который, очевидно, представляет также и американские интересы, отвечать национальным интересам России? Для ученого и писателя Лопатникова, например, эта сделка означает 'потерю суверенитета' России.

Фонд Ходорковского был одним из важнейших спонсоров общественных проектов российского гражданского общества. Здесь деньги всегда нужны. В ноябре 2001 г. президент Путин установил диалог с широким спектром неправительственных организаций, и с тех пор существует связь между Кремлем и гражданским обществом. За 'Гражданским форумом', прошедшим в ноябре 2001 г., в ходе которого состоялся обмен мнениями 4000 участников по самым различным, в том числе и щекотливым темам, последовали и другие форумы в регионах. Однако невыясненным остались источники финансирования этих мероприятий, хотя Государственная Дума неоднократно предпринимала попытки выяснить это в юридическом порядке. Иногда ничего не остается иного, как принять деньги от иностранных фондов, или же постучаться к 'Open Russia' - 'Открытой России'.

Яростное преследование имеет целью не только уничтожение концерна Юкос, где, как говорят, с октября по декабрь 2003 г. следственные действия проводились 678 раз. Целью является также разрыв связей Ходорковского с российским гражданским обществом.

Вопрос власти

Когда подходило к концу время правления Бориса Ельцина и ему понадобилось организовать все так, чтобы риск для него самого и его людей был сведен к минимуму, он призвал в 1999 г. Владимира Путина и возвел его в свои преемники. Преемник получил в свое распоряжение, и, видимо, так и было задумано, ограниченный политический радиус действий. Он пришел, не имея никакой личной власти. Напротив, вокруг бывшего президента образовался круг единомышленников из экономической и политической сфер, очень точно названный 'семьей', поскольку через дочь Ельцина возникли также и личные связи с богатейшими олигархами страны. Сделка с Путиным, если сформулировать ее упрощенно, состояла в следующем: ты станешь президентом, но за это будешь соблюдать иммунитет твоего предшественника и его людей, не будешь ковыряться в прошлом и оставишь им их источники доходов и посты.

Но такой порядок может действовать только в течение переходного периода. Без лояльной команды и личной власти Путин, видимо, быстро понял, что пост президента принес ему почести, но не власть. И он стал рекрутировать себе команду из среды своих прежних коллег с различных работ. Постепенно вокруг него стали появляться преданные ему люди из службы внутренней безопасности, ФСБ, где он сам дослужился до самого верха, молодые ученые и специалисты из петербургской администрации, в основном юристы, где он тоже раньше работал. Эта альтернативная 'семья' Путина позднее получила собственное имя - 'силовики' или 'петербургские чекисты'.

Состоялся ли действительно 'шашлычный пакт' во время дачной пирушки под Москвой с большим количеством крепких напитков, значения не имеет. Но известно точно, что была договоренность, чтобы Кремль оставил в покое экономику и олигархов и забыл 90-е годы, а толстосумы оставят в покое политику. Пример Гусинского и Березовского наглядно показал всем, что Путин мог поступить и по-другому. Но пакт соблюдался, пока Михаил Ходорковский в 2003 г. не преступил незаметную красную черту. Российский президент не только воспользовался конфликтом вокруг Юкоса, чтобы расширить свою личную власть и освободиться от оков ельцинской эпохи. Очень быстро выяснилось, что российское население затаило гнев против богатых выскочек и только ждет нужного знака. Число сторонников жесткой политики в отношении олигархов и даже их 'раскулачивания' составляет более 70%.

В обычно бескровной избирательной кампании вдруг стала ощущаться жажда крови. Тема Ходорковского также сыграла свою роль в исходе выборов в Думу в декабре 2003 г. и президентских выборов в марте 2004 г. Воинственный популизм отправил либерально-демократические партии, Яблоко и Союз правых сил, на скамью подсудимых, поскольку в их финансировании участвовали деньги Ходорковского, пока этому не был положен конец. Коммунисты из КПРФ потеряли доверие, когда в разгар кампании против олигархов в кандидатских списках были обнаружены несколько толстосумов.

Перспективы

Многое говорит о том, что дело Ходорковского будет иметь значение, выходящее за пределы России, будет иметь международные последствия, поскольку на этапе отрезвления и даже частичного охлаждения России к ее западным партнерам оно подтверждает уже имеющиеся скептические наблюдения. В Европе и Америке приоритетом ? 1 является заинтересованность в политической и экономической стабильности России, и эту стабильность продолжают связывать с президентом, переизбранным при впечатляющем перевесе голосов. Но из России поступает слишком много плохих новостей: о непрекращающихся случаях жестокости в чеченской войне, об ограничении свободы прессы, о нечестных выборах, о беспримерной беспощадности применения полученной власти. В этом контексте дело Ходорковского подтверждает сомнения в российской правовой практике, сомнения в суверенности президента Путина в его обращении с потенциальными соперниками и конкурентами, что подтвердили также методы ведения предвыборной президентской кампании в начале 2004 г.

Автор

Гернот Эрлер, 1944 г.р., историк, руководитель издательства, с 1987 г. депутат бундестага. Занимает пост заместителя председателя фракции СДПГ, отвечает за внешнюю политику. Возглавляет Германо-российскую Межпарламентскую группу и является координатором германо-российского общественного сотрудничества в Министерстве иностранных дел.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.