Запад думает, что российский президент поворачивает страну вспять. Однако реальность гораздо сложнее

Владимир Путин тиран. Бывший полковник КГБ толкает Россию назад, в советское прошлое. Он усиливает гонения на средства массовой информации, он подтасовывает результаты выборов, он бросает в тюрьму богатейшего российского бизнесмена, он снова национализирует собственность, он проявляет все большую настойчивость во внешней политике. Все просто.

Или не так уж просто? Анализируя события в России, очень легко провалиться в кроличью нору из "Алисы в стране чудес", где все не так, как кажется. Помните, как опозорились западные специалисты по России? Они не смогли спрогнозировать приход к власти в СССР Горбачева. Они и предположить не могли, что Горбачева переиграет порой похожий на шута Борис Ельцин. Абсолютно никто на Западе - ни пресса, ни ученые, ни президенты, ни премьер-министры, ни НАТО, ни ЦРУ, ни МИ-6 - не смогли предугадать распада Советского Союза в 1991 году. После финансового кризиса 1998 года мало кто мог предвидеть, что в последующие 5 лет экономика страны продемонстрирует поразительный по масштабам рост в 38%.

Подобным же образом Путин может поставить в тупик тех, кто предсказывает возрождение Советского Союза в новой форме. Дело в том, что в российском президенте уживаются два Путина: автократ и практичный реформатор. Если верх возьмет реформатор, мы можем увидеть возникновение сильной демократической России.

Пока Путин-автократ вызывает все больший накал критики. Это такой руководитель, которого мало привлекает броуновское движение демократии, который последовательно укрепляет центральную власть, который успешно взял под свой контроль когда-то независимый телеканал НТВ, который использовал тактику закулисной борьбы, чтобы обеспечить себе уверенную победу на мартовских президентских выборах, хотя такая победа была абсолютно предсказуема. Это тот самый Путин, чье правительство инициировало арест богатейшего российского бизнесмена, бывшего главы компании "Юкос" Михаила Ходорковского по обвинению в мошенничестве и уклонении от уплаты налогов - арест, который многие считают политически мотивированным.

Жесткий Путин может пойти в этом деле и дальше. Он может нанести "Юкосу" окончательный удар, потребовав возмещения задолженности по выплате налогов. Эта задолженность настолько огромна, что наверняка обанкротит "Юкос и заставит Ходорковского отказаться от своей доли в компании. Самый неблагоприятный сценарий может привести к тому, что крупные приватизационные сделки 90-х годов объявят незаконными, что создаст хаос на рынке.

Но такое развитие событий вовсе не выглядит неизбежным. В конце концов, Путин был выбран Ельциным для решения грандиозной задачи возрождения России. Путин научился тактике проведения реформ, когда работал с мэром Санкт-Петербурга Анатолием Собчаком, одним из первых либеральных политиков в России. Работая заместителем мэра и отвечая за внешние связи, Путин даже нашел время для защиты диссертации по проблемам экономики. В своей научной работе Путин обосновывает необходимость увеличения иностранных инвестиций в сырьевой сектор. Вряд ли такие обоснования стал бы выдвигать националист-неоконсерватор. "Путин был хорошо знаком с влиянием Запада даже в советские времена, поэтому он подходит на роль [реформатора] гораздо больше, чем Ельцин", - считает директор московского Центра политической информации Алексей Мухин.

Многие обозреватели обращают внимание на кэгэбэшное прошлое Путина и на его окружение из бывших силовиков, пришедших из спецслужб. Однако в правительстве Путина сегодня больше реформаторов, чем силовиков. Премьер-министр Михаил Фрадков в прошлом министр торговли и представитель России в Евросоюзе. Его заместитель Александр Жуков, экономист и бывший бизнесмен с дипломом Гарвардской школы бизнеса, принадлежит к лагерю реформаторов. Министр экономики Герман Греф и министр финансов Алексей Кудрин являются сторонниками свободного рынка.

Окруженный этими и другими советниками, Путин уже сумел изменить Россию. Говорит Эл Брич, главный экономист московского отделения брокерской компании "Brunswick UBS": "Реформы Путина направлены на предоставление больших свобод личности, на снижение налогового бремени, на уменьшение бюрократических барьеров. Он пытается снять груз давления государства с индивидуальных предпринимателей и поддержать их."

Активное сальдо торгового баланса в 60 миллиардов долларов

Немногие на Западе знают, сколь многого достиг Путин. Сочетая жесткую налоговую политику с регулируемым курсом рубля, его правительство быстро восстановило стабильность после дефолта 1998 года. Правительство сократило расходы, используя поступления от продажи нефти, цена на которую поднялась, для выплаты внешнего долга. Сегодня активное сальдо торгового баланса составляет 60 миллиардов долларов, бюджет имеет солидный профицит, ВВП ежегодно увеличивается на 7 процентов. При Путине государство вовремя выплачивает заработную плату и пенсии, требуя своевременной уплаты налогов. Оно практически ликвидировало "виртуальную экономику" - сложное хитросплетение долгов, просроченных платежей и бартерных сделок, характерных для России 90-х годов.

Скептики считают, что таким успехом Россия обязана главным образом высоким ценам на нефть. Однако экономический рост в России происходит также благодаря увеличению производительности практически во всех отраслях. Это вполне предсказуемый результат рыночных реформ, начатых в 90-х годах, и продолжаемых с еще большей настойчивостью при Путине. Общая производительность труда по стране ежегодно увеличивается на 14%. По данным Всемирного Банка, с 1996 по 2002 годы производительность в сфере телекоммуникаций возросла на 107 процентов, в сельском хозяйстве - на 48 процентов, в строительстве - на 42 процента.

В условиях ускоренного развития не-нефтяного сектора, накопления резервов в объеме 90 миллиардов долларов, улучшающихся показателей исполнения государственного бюджета Россия даже может успешно выстоять при снижении цен на нефть. Главный экономист брокерской компании "Aton Capital" в Москве Питер Уэстин считает, что падение цен на нефть в размере одного доллара за баррель уменьшит рост ВВП менее чем на три десятых процента. Таким образом, даже при снижении цен до 20 долларов за баррель рост ВВП в России будет составлять около 5 % в год.

Реформы Путина заставляют компании и частных лиц выходить из сферы теневой экономики. По оценкам компании "Aton", в период с 1998 по 2002 год доля черного рынка в российском ВВП снизилась с 45 до 37%. Главная причина такого снижения состоит в решении Путина установить фиксированный подоходный налог с физических лиц в размере 13%. В результате миллионы российских граждан начали декларировать свои доходы. Сейчас, когда налоги снижены, многие работники убеждают своих работодателей декларировать их доход в полном объеме. Почему? Потому что работники берут ипотечные кредиты, кредиты на покупку автомашин, других товаров и хотят иметь подтверждение своей платежеспособности, которое требует банк-кредитор. Объемы банковских кредитов увеличиваются на 30% в год, а рублевые вклады в прошлом году - на 50%.

Сегодня Россия выглядит намного более процветающей, чем в 1999-ом, за год до прихода к власти Путина. Годовой доход на душу населения в окончательном исчислении увеличился более чем вдвое, до 1368 долларов. Сегодня Москва окружена кольцом новых торговых центров, в которых толпятся покупатели. В 2003 году в России было продано 203 тысячи новых автомобилей зарубежного производства, в то время как в 1999 году - всего 43 тысячи.

Бизнес сегодня гораздо меньше опасается преступного рэкета, который раньше портил, а иногда и уносил жизни российских предпринимателей. По данным Министерства внутренних дел, в 2002 году в России было совершено 70 заказных убийств, в то время как несколько лет назад количество таких преступлений составляло от 600 до 800 в год. "При Ельцине мы были свободнее, а при Путине стали более цивилизованными", - говорит Геннадий Климов, редактор газеты "Караван", издающейся в Твери, городе в 100 километрах от Москвы.

Россияне при Путине даже стали забывать о своем традиционном пессимизме. "Мы обнаружили резкий и постоянно увеличивающийся рост оптимизма среди населения, что является беспрецедентным для России, - говорит руководитель московской исследовательской группы "Ромир" Андрей Милехин, - началось это полтора года назад. Сейчас, после выборов, оптимизм еще выше. Здесь все: доверие к президенту и уверенность в том, что мы будем жить лучше, что ВВП удвоится, что наши дети будут жить лучше нас."

Давайте взглянем на семью Шершневых. Родители - Женя и Наташа летом 1990 года были актерами. Они жили в маленькой двухкомнатной квартире в центре Москвы недалеко от Киевского вокзала с двумя детьми - сыном Ильей и дочерью Полиной. Их скудная зарплата не позволяла им роскошествовать, хотя и магазины в то время особой роскоши предложить не могли. Находящийся неподалеку гастроном "Дорогомиловский" по своим размерам не меньше любого американского супермаркета, однако на его полках обычно ничего не было, за исключением дряблой моркови и капусты.

Сегодня в этом магазине есть все - от некогда дефицитной туалетной бумаги до тропических фруктов, аргентинской говядины и российских молочных продуктов. Илье сейчас 22 года, он один из руководителей московского отделения коммерческой недвижимости компании "Swiss Realty". Недавно он продал свой подержанный "мерседес" класса S и приобрел новый кабриолет "BMW" за 69 тысяч долларов. 19-летняя Полина учится в университете, а по вечерам подрабатывает репортером в московской газете "Новые Известия", получая 600 долларов в месяц. Ездит она на подержанном "Пежо", у нее новая сумка от Луи Витона.

Рост благосостояния

Реформы Путина ощущает не только Москва. Конечно, пока еще не составляет труда найти города и поселки, где полно бедных пенсионеров и безработных. Однако во многих регионах видны позитивные изменения. В Твери, например, 44% населения все еще живет ниже черты бедности. По официальной статистике реальные доходы в прошлом году выросли всего на 4%, тогда как в целом по России на 14%. Однако даже здесь лицо города меняется: появляются новые магазины, жилые дома, заводы и банки. "Сейчас в России деньги из Москвы перемещаются в регионы, - говорит Алексей Сурков, генеральный директор "Сибур-пет", сияющего новизной химического предприятия в Твери, - и это хорошо, поскольку если здесь начинает работать большой завод или магазин, вокруг него неизбежно вырастает инфраструктура."

И в Твери, и в других местах менеджеры знают, удержится ли предприятие на плаву или утонет. Возьмем для примера тверскую швейную фабрику. В советские времена 70% ее продукции составляла военная или милицейская форма. Все изменилось в 1994 году, когда фабрика была приватизирована, и ее работникам пришлось самим о себе заботиться. Сейчас вместо армейских шинелей на фабрике шьют прекрасные костюмы для деловых российских бизнесменов, ежемесячно выставляя на продажу около 25 тысяч изделий. Покупатели нашлись даже в далекой Америке и Канаде. Генеральный директор Ирина Алексеева показывает новый коммерческий отдел, где модно одетые молодые женщины деловито принимают заказы по телефону. В цехах новое немецкое и итальянское оборудование, что говорит о явном намерении руководства фабрики оставаться на плаву. "Мы оптимисты. Мы уже пережили трудные времена", - говорит Алексеева.

Такие же изменения происходят в Воронеже, центре российского Черноземья, городе с 800-тысячным населением в 500 километрах к югу от Москвы. "Это как раз то место, где можно оспорить мысль о том, что экономический рост зависит от цен на нефть. У нас здесь нет запасов ни нефти, ни газа", - говорит заместитель губернатора Олег Шахов.

В прошлые времена Воронеж был центром оборонной промышленности и сельского хозяйства. После распада Советского Союза именно эти отрасли понесли наибольший ущерб. Но сегодня Воронеж процветает. В прошлом году промышленное производство выросло на 10 процентов, а реальные доходы увеличились на 13 процентов. Оборонные предприятия города перешли на производство продукции гражданского назначения. Производственное объединение "Энергия" переквалифицировалось с выпуска космических ракет на изготовление бытовых электроприборов - и делает это с прибылью. Еще больше впечатляет взрывной рост предприятий малого и среднего бизнеса в области. Сергей Наумов, возглавляющий местное отделение организации "Опора", выступающей в поддержку малого бизнеса, говорит, что сегодня Воронеж насчитывает 600 000 таких предприятий - двукратное увеличение за три года. Многие из них занимаются розничной торговлей, однако есть в их числе и бывшие оборонные предприятия, реорганизованные в более мелкие производственные единицы.

Большая заслуга в таком подъеме города принадлежит местному губернатору Владимиру Кулакову, который поощряет развитие малого предпринимательства и борется с бюрократией и коррупцией. Даже местные журналисты и организации, борющиеся за гражданские свободы, дают ему высокие оценки, несмотря на его прошлое генерала КГБ. Вот одна из причин его популярности. Говорит Елена Волокитина, представитель Общественной палаты Воронежской области, выступающей от лица местных неправительственных организаций: "За последние несколько лет мы стали свидетелями создания так называемого третьего сектора [неправительственных организаций]." В России действует около 70 000 таких групп - в семь раз больше, чем десятилетие назад. Эти организации занимаются широким кругом вопросов - от здравоохранения до юридических услуг и защиты прав человека. Кулаков не проявляет никаких признаков и желания пресечь деятельность таких групп в Воронеже. "С учетом его прошлого можно сказать, что он человек абсолютно либеральных взглядов", - говорит редактор "Воронежского Курьера" Дмитрий Дьяков.

Ветераны типа Кулакова быстро схватывают суть происходящих в России перемен и новых методов работы при помощи своих молодых заместителей. В Воронеже реальную ответственность за экономическую политику несет молодой заместитель Кулакова бывший бизнесмен Шахов. В 1992 году, когда Россия вступила на путь рыночных преобразований, ему было всего 22. Недавно избранный тверской губернатор Дмитрий Зеленин - в прошлом финансовый директор крупнейшей в мире компании по производству никеля "Норильский Никель". Одержавший уверенную победу на выборах Зеленин говорит о себе: "Я вижу себя больше в качестве управляющего, менеджера, нежели в качестве политика."

Реформаторам еще многое предстоит сделать. Несколько недель спустя после переизбрания Путин заявил, что намерен поднять налоги, взимаемые с нефтяных компаний (другими словами, с олигархов), и в то же время на треть сократить налог на фонд заработной платы, взимаемый с других компаний. Одна из его важнейших целей - помочь частному предпринимателю путем устранения бюрократической волокиты. Путин намерен уменьшить бюрократический аппарат на 20 процентов. Он уже сократил собственный кабинет. Путин также планирует сократить количество лицензий и разрешений, необходимых для регистрации и открытия частного предприятия.

Когда россияне оценивают Путина, их внимание привлекают прежде всего такие экономические меры президента. Опрос общественного мнения, проведенный в марте ведущей аналитической организацией по изучению общественного мнения в России "Левада Центром" показал, что лишь 3% граждан критикуют Путина за его неспособность защитить демократию и политические свободы. Для сравнения: 34% опрошенных критиковали его за войну в Чечне и 24% - за недостаточно активную борьбу с терроризмом. Большинство россиян хотели переизбрать Путина на второй срок. "Мы имеем избранного монарха, но это мы сами его выбрали", - говорит председатель Общественной палаты Воронежской области Борис Прасолов.

У такой "монархии" достаточно много критиков, и, несмотря на жесткий контроль государства над СМИ, эти критические голоса звучат довольно громко. Печатные средства массовой информации открыто критикуют Путина практически за все: от посягательств на гражданские свободы и войны в Чечне до преследования Ходорковского. От внимания критиков не ускользнул даже такой чувствительный вопрос, как методы проведения спецоперации по освобождению заложников, захваченных чеченскими террористами в одном из московских театров в 2002 году. Недавно ряд московских газет сообщил о судебных исках, поданных родственниками пострадавших против президента, которого обвиняют во лжи относительно небрежно проведенного штурма театра.

Даже те русские, кто предпочитает видеть более либерального лидера в России, признают Путина. "Когда Путина избрали в первый раз, все боялись, что он начнет массовые аресты людей. Однако он арестовал только Ходорковского", - говорит психолог из Москвы Маша Капица. Для многих преследование Путиным Ходорковского выглядит не как попытка государства укрепить собственных контроль над Большим Бизнесом, а как стремление Путина ограничить чрезмерную политическую власть олигархов. "Большой бизнес существовал и будет существовать, но он не сможет покупать правительство", - говорит министр финансов Кудрин. Многие бизнесмены, похоже, поддерживают новые правила. Глава крупной компании "Интеррос" Владимир Потанин заявляет: "Существующая система означает конец олигархического капитализма в России. Бизнес не должен вмешиваться в вопросы политики."

Дело "Юкоса" не отпугнуло и иностранных инвесторов. "Напротив, за последние полгода мы видим огромный наплыв в Россию руководителей ведущих американских компаний, - говорит глава представительства Торговой палаты США в Москве Эндрю Сомерс, - компания "Cargill" твердо намерена инвестировать 102 миллиона долларов в строительство нового завода по производству растительного масла в Воронеже. 6 мая "Alcoa Inc." сообщила о покупке у российской компании "Русал" двух крупных алюминиевых заводов". Леннарт Далгрен, возглавляющий российское отделение шведской компании розничной торговли "Икеа", которая планирует за пять предстоящих лет инвестировать в России около полутора миллиардов долларов, говорит, что компаниям следует думать о долгосрочных перспективах: "Я говорю это всем крупным компаниям: просто приезжайте сюда на неделю, пройдитесь по магазинам, и вы увидите, как много люди тратят."

Во многом правление Путина напоминает царские времена. Люди верят ему, элита знает, что ей лучше ладить с президентом. Дмитрий Тренин из московского "Карнеги-центра" усматривает много аналогий со временем правления последнего российского царя Николая II и его премьер-министра Петра Столыпина, который пытался дать толчок развитию российской экономики проведением капиталистических реформ. "Мы видим экономический бум - и деловые круги, обращающиеся за любыми разрешениями к Кремлю, совершенно так же, как они поступали тогда, апеллируя к царскому суду по любому вопросу, имеющему политический привкус", - говорит Тренин. По его мнению, России нужно время для развития капитализма, прежде чем она дорастет до настоящей демократии, поддерживаемой политически активным средним классом. "Демократия в России появится не из умных голов или добрых сердец. Она появится из плотно набитых бумажников."

Путин может, однако, зайти слишком далеко в усилении контроля государства. Если он выберет неправильную тактику в деле с "Юкосом", проведет национализацию этой и других крупных компаний, он загубит достигнутую такой большой ценой высокую производительность частного сектора. Иностранные инвесторы в этом случае могут отшатнуться от России. Еще одним важным сигналом намерений Путина станет его поведение в 2007 году, за год до президентских выборов. Если он изменит конституцию, чтобы остаться у власти на третий срок, демократия в России сделает большой шаг назад.

Большинство московских обозревателей считает, что Путин не станет пачкать свою репутацию такими действиями. Более правдоподобная перспектива состоит в том, что он назначит своего избранного преемника премьер-министром и тот получит "стартовую площадку", чтобы баллотироваться в президенты (аналогично тому, как в свое время сделал Ельцин). Какой же Путин проявит себя к 2007 году? Путин-автократ у всех на виду. Но не следует недооценивать и Путина-реформатора, который всех нас может удивить.