С сегодняшнего дня российские таможенники, работающие на границе, которая отчасти стала и нашей, будут улыбаться приезжающим. Они будут делать это, подчиняясь приказу сверху, но это уже не так важно: за ними - часть России, которая заинтересована в создании все более дружеских отношений с внешним миром. Это вытекает из речи о положении в стране, произнесенной вчера в Кремле Владимиром Путиным, и которую можно резюмировать в двух словах - налоги и нефть. К сожалению, частей в этой картине больше чем две.

Название послания могло бы быть таким же, как в прошлом году: российская экономика, получившая поцелуй фортуны благодаря ценам на нефть, может реально представить себе удвоение валового внутреннего продукта в течение 10 лет, еще лучше до 2010 года. Чувствуя в этом силу, президент обязуется заняться проблемой бедности в надежде улучшить жизненные стандарты населения, среди которого до сих пор - 30 миллионов живущих в нищете. Им, обычным людям, Путин и посвятил большую часть своего выступления, перейдя от образования к здравоохранению, добавив к обещанию относительно ВВП надежду на удвоение к 2010 году дохода на душу населения, и пообещав сделать так, чтобы к этому же сроку хотя бы один россиянин из трех смог купить себе приличный дом, опираясь на систему кредитования недвижимости, которой пока нет.

Четыре минувших года говорят нам, что часть слов Путина - одна часть - может превратиться в реальность. И поэтому интересно, что за исключением рынка кредитов, президент помедлил с необходимостью развивать инфраструктуру и транспорт, которые являются главными тормозами для промышленности. В том же, что касается иностранцев, Путин решил предложить им самую удобную фискальную систему в мире, 'более благоприятные налоги на инвестиции, чем в странах-конкурентах'. В конце же он подмигнул Западу, озабоченному ценами на нефть и необходимостью дифференцировать ее потоки, - указание Путина развернуть каналы вывоза на 360 градусов, от Балтики до Дарданелл, до Сибири.

Беда в том, что некоторые намерения могут быть опровергнуты фактами: экспортные возможности России на пределе, а дальнейшее увеличение производства - без новых исследований и инвестиций - истощит ресурсы. Так, требование быстро сократить инфляцию с нынешних 12% до 3% в год сталкивается с ритмом, который хотят придать росту, и с обязательствами, которые были приняты в отношении ВТО по постепенному увеличению внутренних цен на энергию. Но еще больше диссонирует молчание президента относительно Чечни и Ирака - двух драм, которые именно вчера потребовали еще двух жертв от россиян. В Чечне план нормализации был залит кровью человека, которому доверился Кремль, - Ахмада Кадырова. Но Путин вчера вспомнил об этом лишь для того, чтобы в который уже раз снова поставить вопрос о мировом терроризме, 'от которого мы не свободны', чтобы апеллировать к 'усилению международной коалиции'. Какой коалиции? Соединенные Штаты и Россия, естественно, не сотрудничают ни в Чечне, если только не закрывают глаза на происходящее там, ни в Ираке. Но в Москве, как и в Вашингтоне, после 'речи о положении в стране' нет возможности вставить реплику.