Нет, легкой его задачу не назовешь. Семен Кукес проводит левой рукой по коротко стриженым рыжим волосам. 'Нелегко удержать нефтяной концерн ЮКОС, подвергающийся атакам со стороны Кремля'.

В эту пятницу начинается судебный процесс против его предшественника на посту руководителя компании и крупного акционера ЮКОСа Михаила Ходорковского по обвинению в мошенничестве и в уклонении от уплаты налогов. Сюда надо добавить почти ежедневные обыски налоговых полицейских в главном офисе концерна, необходимость являться в суд из-за предполагаемой недоплаты налогов в размере почти трех миллиардов долларов США, а также письма банков-кредиторов с угрозами прекратить кредитование. Кроме того, уже несколько недель, как заморожены счета предприятия и акции главных акционеров.

Почему признанный за рубежом менеджер занимается всем этим? Вопрос остается без ответа. Кукес смотрит на туманно-серое небо над Москвой с 5-го этажа штаб-квартиры ЮКОСа, расположенной за Павелецким вокзалом.

Этот 57-летний человек, сделавший карьеру в нефтяных концернах 'Phillips Petroleum' и 'Amoco', был одним из первых, кто поступил на работу в российский концерн. Но он уже давно не исключение. Только у трех членов правления ЮКОСа, как и у Кукеса, американские паспорта. Холдингом 'Базовый элемент' руководит американец, а российским банком 'Никойл' - голландец. Российские концерны привлекают в страну опытных менеджеров, чтобы быть в готовности к международной конкуренции. Многих представителей руководства привлекают настроения перелома и высокая зарплата.

Некоторые люди, такие, как Дэвид Джеованис (David Geovanis), возглавляющий сегодня холдинг 'Базовый элемент' олигарха Олега Дерипаски, оказываются в России по причине сотрудничества с российскими компаниями. Впервые американец нашел путь, ведущий в сибирские холода, после нескольких лет работы в качестве сотрудника инвестиционного банка в солнечной Калифорнии. Джеованис принимал участие в создании производителем сигарет, компанией 'Liggett & Myers', совместного предприятия с московской табачной фабрикой 'Дукат'. Он перебазировал табачную фабрику на земельный участок за пределами городского кольца, строил основные производственные цеха.

Позднее его привела в российский бизнес финансовая политика Джорджа Сороса (George Soros). Крупный инвестор вложил в 1997 году миллиард долларов США в концерн 'Телеком' и в компанию 'Связьинвест'. Джеованис осуществлял руководство из Лондона, из европейских компаний, акции которых имел миллиардер, и каждый квартал выезжал на заседания Наблюдательного совета в Москву. Пока в 2002 году 'охота за головами' снова надолго не привела его в Москву.

С той поры этот 43-летний человек руководит в качестве исполнительного директора холдингом 'Базовый элемент'. 'Это некое смешение компаний 'General Electric' и 'Private-Equity-Firma', - объясняет Джеованис характер холдинга, в который входят крупнейший в России алюминиевый концерн 'Русский алюминий', компания 'Руспромавто', производящая все от велосипеда до танков, страховая компания 'Ингосстрах', банк, текстильная фабрика, авиационный завод и другие предприятия. Его привлекает 'инвестирование в сложную саму по себе тяжелую промышленность', замечает он.

Глядя на карту мира и на карту России, висящие на стене за его столом из ценных пород дерева, американец рассказывает, что 'только в последующие десять лет мы инвестируем в 'Русский алюминий' от пяти до восьми миллиардов долларов США'. Помимо этого он ищет объекты за рубежом - в лесной и в металлургической промышленности, - а также российские фирмы, за рамками нефтяной промышленности с целью 'приобретения и повышения их стоимости'.

Не в ущерб себе и другим иностранным менеджерам, получающим в России сказочное денежное содержание. Сколько, об этом никто не скажет. Однако опросы показывают, что исполнительные директора в России получают заметно больше, чем их коллеги на Западе.

Однако в Россию руководящие кадры привлекают не только деньги. 'Я могу показать здесь на что способен', - обосновывает свое решение стать главой российского банка 'Никойл' голландец Лео Пронк (Leo Pronk). С его приходом бизнес кредитно-финансового учреждения заметно расширился в результате приобретения других учреждений. Количество сотрудников увеличилось с 1500 до 6600 человек. 'Кое-чему учишься', - говорит высокий человек в очках в золотой оправе. Потом он обнаружил еще одну разницу. В российских фирмах 'решения принимают часто быстро, поскольку у них только один босс'.

Если Пронк руководит бизнесом в темно-синем костюме тонкого сукна и с по-голландски оранжевой бабочкой, Ричард Грайцман (Richard Creitzman) в одежде более свободен: на 32-летнем элегантном руководителе, возращающемся из города нефтедобытчиков Ноябрьска в Москву, - джинсы и коричневый пуловер. Грайцман в России уже десять лет, два года работал на компанию 'WestLB', а теперь он финансовый директор в нефтяном концерне 'Сибнефть'.

'Я думал, что побуду в России три-пять лет. А я все еще здесь - и мне нравится', - говорит лондонец. Особую радость у него вызывает побочная работа. Он сейчас является также членом правления лондонского футбольного клуба 'Челси', который был недавно приобретен его шефом Романом Абрамовичем.

Грайцман считает бизнес в России 'уникальным' и хвалит, прежде всего, особый менталитет. А потом говорит нечто, что не особенно-то хотели бы слышать западные менеджеры, работающие в стране. 'Русские в нас, собственно, совсем не нуждаются. Они теперь работают не хуже', - считает британец, имея в виду концерн, в котором работает сам.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.