Ежегодное обращение президента Путина к Федеральному Собранию стало любопытным упражнением в противоречиях - популистским, раздраженным и намеренно нереалистичным.

Неправдоподобное описание блестящего экономического будущего, ожидающего страну, будет несомненно хорошо принято многими россиянами, до сих пор живущими в бедности. Но это ничем не вызванное преувеличение, не служащее никакой политической цели, ведь совсем недавно Путин был переизбран на второй срок с огромным преимуществом и у него нет серьезной оппозиции.

Несмотря на то, что 47-минутная речь напоминала лекцию по технократии, признания основных экономических угроз, стоящих перед страной, так и не последовало. Путин жаловался на то, что Запад критикует его авторитарные повадки, при этом подробно излагая способы проведения их в жизнь.

Он практически не оставил места сомнениям в своей способности контролировать страну, но не смог внушить достаточной уверенности в том, что сможет направить ее по более гладкому пути реформ.

Возьмем экономику, основную тему его выступления и предмет самых грандиозных обещаний. Главный тезис Путина - если российская экономика будет расти на 8% в год (темп, продемонстрированный в первые три месяца текущего года), то к 2010 году ВВП страны удвоится. Прежде удвоение ВВП планировалось к 2012 году.

С точки зрения математики все правильно (если взять за точку отсчета 2001 год, что, похоже, и делает президент). Но с каких пор стало возможным предсказывать политику или экономику России прямой экстраполяцией настоящего? Тем более, если под настоящим подразумеваются три месяца нестабильных, хотя и хороших показателей? Ни для кого не секрет, хоть Путин и не стал напоминать об этом населению, что причина успехов российской экономики кроется в высоких ценах на нефть, которые сейчас достигли 13-летнего максимума. С начала 2002 года цены на черное золото выросли в два раза; с начала 2003 года они увеличились на 70%.

Этот рост цен и обеспечил почти половину экономического подъема России. Если бы не цены на нефть, рост страны в первом полугодии 2003 года, составил бы не 7,2%, а 4,2%, отмечает Всемирный банк.

По мнению банка, официальная статистика занижает зависимость экономики от нефти, оценивая ее долю в 9%, тогда как на самом деле она составляет все 25%.

Угроза очевидна: если цены на нефть начнут падать, темпы роста замедлятся. А для того, чтобы сохранить нынешние темпы, необходимо, чтобы цены на нефть не просто оставались стабильными, а продолжали неуклонно расти. Однако это может задушить рост в Европе, которая является одним из главных экспортных рынков России.

С другой стороны, Россия может увеличить добычу нефти. Судя по вчерашнему заявлению Путина, так она и собирается поступить. Однако даже высокие цены пока не смогли заставить крупные нефтяные компании вкладывать деньги в новые месторождения. Они предпочитают разрабатывать старые. К тому же нефтепроводы в стране работают на полную мощь. Поэтому многие аналитики сомневаются в том, что Россия сможет выполнить задачу, поставленную президентом.

В настоящее время у нее много денег, чтобы проводить в жизнь социальные программы. Это поможет поднять уровень жизни трети граждан, до сих пор живущих в бедности. Однако страна не чувствует необходимости проводить реформы, которые обеспечили бы ей более надежный и долгосрочный рост, например, либерализацию, разделение промышленных гигантов и уменьшение государственного вмешательства в экономику для помощи малому бизнесу.

Возможно, Путину удобно ставить себе в заслугу результат нефтяного бума, но без дальнейших реформ у России нет надежды на здоровый и продолжительный рост.

Экономисты скептично относятся и к способности президента провести эти фундаментальные преобразования, включая отмену тарифов и субсидий, одновременно снизив инфляцию до 3% (еще одна задача, поставленная Путиным).

Еще одной темой выступления стала недовольство западными критиками. 'Иногда они намеренно представляют усиление нашего государства как авторитаризм', - сказал он.

Что ж, они действительно так поступают, и своим обращением Путин дал им еще больше причин для этого.

Он дал понять, что ни на шаг не уступит по Чечне. Нужно сказать, что он не испытывал особого давления по этому вопросу ни со стороны Евросоюза, ни со стороны США; они, похоже, согласились с российским способом решения проблем республики в обмен на хорошие отношения.

Кроме того, российский лидер открыто озвучил предупреждение неправительственным организациям и политическим группам, выступающим против его правительства, включая тех, кто получал спонсорскую поддержку от ныне арестованного нефтяного магната Михаила Ходорковского. 'Они не могут кусать руку, которая их кормит', - объявил он.

Это было самое большее, что он позволил себе сказать по 'делу Ходорковского'. Не было и явного 'избиения олигархов'.

Тем не менее, это вряд ли позволяет сделать вывод, что правила игры для бизнеса, будь то гиганты, новые компании или фирмы с участием иностранного капитала, вдруг стали прозрачными и надежными.

Самым большим противоречием в речи Путина стал конфликт между его стремлением к контролю и стремлением к экономическому благосостоянию.

Если эти две цели столкнутся, вряд ли стоит назначать большой приз тому, кто угадает, какая из них одержит верх.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.