Двух одинаковых войн не бывает. Ирак - не Вьетнам, не Алжир, конфликт там не похож на конфликты в Древней Греции и Древнем Китае. Однако в его асимметричной природе есть что-то от Вьетнама, в его тактическом исполнении есть что-то от Алжира, и, вероятно, изо всех сравнений с любыми войнами в истории можно извлечь некоторые результаты. Если сравнивать с современными событиями, то по влиянию на внутреннюю политическую ситуацию, по экспедиционному характеру и по подавляющему преимуществу в военной силе и технике рискованное предприятие американского президента Джорджа Буша (George Bush) в Ираке можно сравнить с войной, которую президент России Владимир Путин ведет в Чечне.

Путин сделал обещание победы в Чечне центральным пунктом своей избирательной платформы. У Буша дело обстояло не так, однако его президентство было шатким с самых первых дней из-за предположений, что оно досталось ему не вполне законно. Он сросся с войной против террора сразу же, как это понятие было сформулировано, и сросся едва ли не сильнее, чем в сознании россиян Путин сросся с чеченским конфликтом. Ирак будет главным пунктом в кампании Буша, когда он будет избираться на второй срок.

Оба президента любят представлять себя как "президентов военного времени", как отважных защитников своих народов от одних и тех же угроз беспощадных исламских террористов. Москва не переживала событий такого накала, как теракты 11 сентября 2001 года, однако из-за взрывов бомб, похищений людей и захвата театра в октябре 2002 года российские избиратели не сомневаются в том, кто является их врагом.

Непосредственным политическим преимуществом, имеющимся у обоих президентов военного времени, является огромная свобода действий. Считается, что главнокомандующий обладает полной свободой ведения войны, однако на практике видно, что свобода действий распространяется еще дальше. Логика достаточно проста. В период кризиса, когда главнокомандующий выполняет такую опасную и жизненно важную работу на антитеррористическом фронте, ему необходима свобода решать все остальные задачи так, как ему кажется нужным. Его тщательно отобранная команда советников не думает ни о чем ином, кроме блага народа, и действует она такими методами, которые в иных, более нормальных политических условиях показались бы непатриотичными и неправильными.

Они оба воспользовались возникшей перед ними чрезвычайной возможностью, Буш - чтобы проводить радикальную консервативную внутреннюю политику, во многих случаях никаким образом не относящуюся к войне, Путин - чтобы создать централизованную систему власти, которая для внешнего наблюдателя находится на грани диктатуры (хотя подобную критику из уст россиян можно услышать крайне редко).

Однако подобное положение также доставляет и определенные неудобства. Президент военного времени должен выиграть войну, как он обещал. Война в Чечне длится дольше войны в Ираке, и очень странно, что отсутствие очевидной победы, а также убийство президента-марионетки, не нанесли вреда популярности Путина. Как он смог этого добиться? Отчасти дело в контроле над средствами массовой информации, однако это не главное объяснение. Информация всегда доступна для тех, кто хочет ее получить. Главное объяснение заключается в патриотических чувствах. Сейчас четко установлено, что патриотической обязанностью всех россиян является всеобщая поддержка Владимира Путина в его войне с теми, кого он называет террористами. И каждый новый пример насилия только укрепляет эту веру.

Может ли Джордж Буш рассчитывать на такую же долгосрочную поддержку? Это кажется не очень вероятным. Многие могут сказать, что россияне, поддерживающие войну Путина в Чечне, очень плохо осведомлены о происходящих там событиях. Американцы тоже имеют недостоверные представления об Ираке. Согласно результатам опроса общественного мнения, проведенного 22 апреля 2004 года, 57 процентов американцев все еще верят, что Саддам Хусейн (Saddam Hussein) поддерживал "Аль-Каиду" до событий 11 сентября 2001 года - то есть за время войны количество думающих подобным образом американцев практически не изменилось.

Однако когда дело доходит до средств массовой информации, сходство с Россией исчезает. Зверства россиян в Чечне известны всему миру - правозащитная организация "Amnesty International" неоднократно говорила о массовых нарушениях прав человека - однако российские СМИ из-за смеси патриотизма, лояльности, уважения и страха в большинстве своем ничего не сообщают об этом.

Неуважение Соединенных Штатов к законам ведения войн стало основной новостью на первых страницах не только за границей, но и в самой Америке. Те, кто громче всех говорят о плохих новостях, являются главным образом оппонентами Джорджа Буша и Республиканской партии, однако вопрос тем не менее приобрел национальное значение, и политические ценности, которые казались незыблемыми - лояльность главнокомандующему, поддержка наших войск, твердая уверенность в победе - выглядят все менее убедительно.

Некоторые американцы готовы предоставить своим вооруженным силам такой же иммунитет, которым пользуются российские войска в Чечне, а именно разрешить им проводить допросы с принуждением, запугивать и применять другие чрезвычайные меры. Однако Белый дом заявляет о соблюдении международных моральных норм, а упомянутые меры с этими нормами не согласуются. Если утверждения о том, что американское военное командование причастно к тайным арестам, пыткам и другим злоупотреблениям в Афганистане и Ираке, окажутся правдой, то даже самые лояльные союзники Соединенных Штатов будут вынуждены пересмотреть свою роль в этой войне.

Поэтому, в конце концов, Америка - это не Россия, и сходство между ними исчезает. Владимир Путин, у которого нет международных союзников и которому они не нужны, объявлял о победе уже несколько раз, и вполне может сделать это снова. Джордж Буш сделал это только один раз, и вряд ли будет повторять этот эксперимент.

Путин говорит о возмездии и железном кулаке; рост сопротивления чеченцев будет встречен усилением наказания. Буш пообещал мир, справедливость и демократию, и его лояльные сторонники ожидают, что эти обещания будут выполнены должным образом. Поэтому непонятно, почему иракцы сопротивляются американской оккупации. Зачем кому-то нужно сопротивляться миру, справедливости и демократии?

Что-то определенно пошло не так. У Пентагона имеются военные средства вести в Ираке войну наподобие путинской на протяжении десятилетий. Как и в Чечне, кровью и деньгами можно поддерживать незаконное марионеточное правительство до тех пор, пока американские избиратели будут с этим согласны. Однако всемерная поддержка президента военного времени, которой пользуется президент в России, в Америке осуществляется только сторонниками республиканской партии. А среди демократов и особенно среди тех, кто еще не определился, за кого голосовать на ноябрьских выборах, поддержка Буша и войны стремительно уменьшается.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.