Номер за 25 мая 2004 года. Поездка из центра города в аэропорт 10 лет назад, когда Баттонвуд (Buttonwood) был в Москве в последний раз, очень многое рассказала ему об этой стране. Поскольку на дороге было много потрепанных "лад", Борис, его водитель, в конечном итоге выскочил на встречную полосу, которая предназначена для скоростной езды в обратном направлении.

На этот раз поездка заняла немногим более получаса, и Баттонвуд с некоторой печалью искал глазами раздолбанные автомобили. Сама Москва, хотя она и рычит от автомобильного движения, кажется изменившейся. В середине 90-х на улицах явственно ощущалась угроза, но сегодня атмосфера куда более расслабленная. Впрочем, так и должно быть. С того момента, когда в 1998 году страна объявила дефолт по долгам и девальвировала свою валюту, экономика России неизмеримо улучшилась, чему помогли дешевый рубль, правительство, которым руководит не алкоголик и не мафия (во всяком случае, не в основном), а также резко выросшие в последнее время цены на нефть. Положительное сальдо торгового баланса страны растет, а валютные резервы Центрального банка ныне составляют 84 млрд. долл. США. В октябре прошлого года кредитно-рейтинговое агентство "Moody's" присвоило России рейтинг инвестиций, а после заключенного на этой неделе соглашения с Европейским союзом (ЕС) страна, по всей видимости, в 2007 году вступит во Всемирную торговую организацию (ВТО).

Не удивительно, пожалуй, что инвесторы в прошлом году толпой повалили в Россию, готовые схватить высокодоходные векселя российского правительства и явно дешевые ценные бумаги, выпускаемые российскими компаниями. Однако в последние несколько недель российские ценные бумаги всех видов вышли из моды. Деноминированные в долларах долговые обязательства страны упали в цене еще сильнее, чем краткосрочные казначейские векселя США, даже несмотря на то, что нефть продается по ценам свыше 40 долл. США за баррель (1 американский баррель для нефтепродуктов = 158,78-158,95 л), а Россия экспортирует нефть в огромных объемах. В настоящее время находится мало покупателей на огромное количество российских корпоративных облигаций, которые были выпущены в последнюю пару лет, и рынок ценных бумаг с наивысшей в этом году отметки упал на 20% - даже несмотря на то, что на долю производителей энергоресурсов приходится 67% его капитализации.

Частью проблемы является недавнее разочарование инвесторов в рискованных предприятиях повсюду в мире сейчас, когда ставки процента в Америке должны подняться - особенно с тех пор, как в прошлом году цена на все, что дает хотя бы минимальный доход, выросла до стратосферных высот. Однако трудности российских рынков в такой же мере объясняются и внутренними причинами. Вот что говорит соруководитель аналитического отдела "Объединенной финансовой группы" Стефен о'Салливэн (Stephen O'Sullivan): "Всякий раз, когда в России дела начинают налаживаться, россияне делают все от них зависящее, чтобы напомнить вам о том, что это все нестабильно". Надобно заметить, что никто не смог бы выразиться более остроумно, чем "все от них зависящее".

Большинство крупнейших энергетических компаний России находится в руках небольшой группы сказочно богатых олигархов. Они приобрели свои компании примерно десяток лет назад, в обстоятельствах, которые вообще никак не исследовались. Российский президент Владимир Путин явно хочет, чтобы некоторая честь этих богатств была перераспределена, хотя совершенно не ясно, как и кому. Всегда бурлящие под поверхностью, эти страсти вылились наружу в октябре прошлого года, когда Михаил Ходорковский, босс ЮКОСа, одной из крупнейших нефтяных компаний России, был арестован по обвинениям в уклонении от уплаты налогов и препровожден в тюрьму, где пребывает до сих пор в ожидании суда.

Ученые мужи говорили, что это особый случай: ЮКОС особенно активно уклонялась от налогов; г-н Ходорковский проигнорировал предостережение г-на Путина держаться подальше от политики, а "фундаментальные основы" инвестирования в России все еще действовали. В последние месяцы было доказано, что эта интерпретация является оптимистичной придумкой, каковой она была всегда, и рынок обрушился при последних известиях относительно ЮКОСа и того, что это означает для российского бизнеса и, соответственно, для тех, кто в него инвестирует.

Все эти новости были плохими. Остальные главные акционеры группы "МЕНАТЕП", главного владельца компании ЮКОС, бежали из страны, а поглощение компанией ЮКОС "Сибнефти", еще одной большой нефтяной компании, не состоялось. В середине апреля ЮКОСу, наконец, было предъявлено обвинение в уклонении от уплаты 3,4 млрд. долл. по налогам за 2000 год, а суд удовлетворил требование налоговых органов о наложении ареста на имущество компании. В результате кредитно-рейтинговое агентство "Standard & Poor's" снизило рейтинг ЮКОСа до категории "неплатежеспособен". Этот рейтинг однажды достаточно справедливо сравнили с игрой в "русскую рулетку", когда у револьвера все каморы барабана заполнены патронами. Иными словами, компания ЮКОС почти наверняка обанкротится и перейдет в другие руки.

Этот возможный крах должен бы волновать инвесторов во все российские компании, потому что он очень многое говорит о главенстве закона и правах собственности, или, если быть более точным, об их отсутствии. "В России, должно быть, происходят очень ужасные вещи, если стало возможным обанкротить нефтяную компанию, когда цена нефти составляет 40 долл. за баррель", - говорит Каха Кикнавелидзе, аналитик брокерской компании "Тройка Диалог".

Власти берут за глотку ЮКОС за уклонение от уплаты налогов. Эта нефтяная компания уводила из-под налогов свои прибыли, переводя их в сотни зарегистрированных в налоговых раях компаний, чтобы уменьшить налоги. Но она не являлась самым активным уклонистом от налогов. Этот титул принадлежит компании "Сибнефть", которая каждый квартал создавала новое предприятие, куда переправляла свои доходы, а затем покупала это предприятие за доллар.

Но большинство нефтяных компаний - впрочем, и других тоже - использовали аналогичную практику, чтобы укрывать деньги от налоговиков. Хотя такая практика решительно сомнительна, по российским законам, она, как соглашаются почти все аналитики, была совершенно легитимной - а российские суды в своих решениях всегда придерживались буквы закона.

Но это было раньше. Мало кто сомневается, что политическое давление на суд в деле ЮКОСа (и последующем деле г-на Ходорковского и Платона Лебедева, другого крупного акционера ЮКОСа) сыграет более важную роль, чем правовые аргументы. Это давление становится все более сильным. До недавнего времени Алексей Кудрин, российский министр финансов и сторонник реформ, заявлял, что то, что делала компания ЮКОС, было аморальным, но законным. Однако пару недель назад он заявил, что поддерживает аргументы министерства по налогам и сборам, и сказал, что деятельность ЮКОСа шла вразрез с духом закона. Если говорить прямо, в будущем российским компаниям, или, по меньшей мере, крупным компаниям, в лучшем случае придется платить значительно более высокие налоги и получать гораздо меньшие прибыли. В худшем случае им грозит перспектива того, что суды признают незаконным все то, что они прежде считали совершенно законным, и их компании будут у них отняты.

Именно это так сильно тревожит сегодня олигархов и должно обеспокоить также менее крупных инвесторов. Один недалекий американский представитель по связям с общественностью говорит, что "Сибнефти" беспокоиться не о чем. Тогда, возможно, это случайное совпадение, что федеральные налоговые власти только что объявили Чукотский автономный округ банкротом. Но губернатором этого автономного округа - и самым крупным источником его финансирования - является некий Роман Абрамович, владелец лондонского футбольного клуба "Челси", а также и хозяин "Сибнефти", которая основала там многие из своих "крышевых" компаний. У Баттонвуда нет абсолютно никаких симпатий ни к одному из российских олигархов, которые приобрели свои огромные богатства незаконными способами. С другой стороны, инвесторы забывают себе во вред, что в России, как выражается г-н О'Салливэн "главенство закона действует, кроме случаев, когда это важно".

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.