Растущая нестабильность в Саудовской Аравии, которую еще более усугубил террористический акт, произошедший на этих выходных в нефтяном городе Эль-Хубар на востоке страны, практически без сомнений приближает тот день, когда на смену прагматичной монархии (страной правит династия Саудов) может прийти потенциально антиамериканский и воинственно настроенный режим. Такая перспектива - один из факторов, которые заставляют США в рамках энергетического диалога с Россией настаивать на установлении в этой стране приоритетных условий инвестирования в нефтедобывающую отрасль и увеличении ее экспортных возможностей.

Взамен - учитывая, что у России есть такие же, пусть и несколько менее формальные, договоренности с Европейским Союзом, Китаем и Японией - правительство президента Владимира Путина может рассчитывать на сравнительно легкое снятие барьеров на пути интеграции России в мировую экономику, включая членство в ВТО, и автоматическое предоставление России места за столом переговоров по крупнейшим вопросам мировой политики.

Правительство Саудовской Аравии диктует принятие решений в ОПЕК уже три десятилетия, что до некоторого времени устраивало потребителей нефти на Западе, особенно Соединенные Штаты, чья экономика потребляет очень много энергии. В обмен на высокую степень долгосрочных гарантий средних цен, а также на гарантии соответствующего уровня предложения нефти, страны ОПЕК не сталкивались с вопросами относительно юридического статуса своей организации, а политические режимы арабских стран Персидского залива получали гарантии безопасности. После первой войны в Заливе в 1991 году это положение было поставлено под вопрос; а после событий 11 сентября 2001 года оно практически вообще перестало действовать.

Режим Саудов, вне всякого сомнения, может выжить исключительно за счет того, что будет поддаваться давлению различных групп внутри страны, которые сейчас грозят его сбросить. Таким образом, он фактически станет гораздо менее надежным партнером для тех стран, потребление нефти в которых целиком зависит от импорта. Традиционная роль Саудовской Аравии сейчас переходит к России, и многие полагают, что к концу этого десятилетия такое положение установится окончательно. Видимо, российское правительство также понимает это, и, пока есть время, старается установить как можно более жесткий государственный контроль над добычей нефти, который может даже вылиться в образование государственной нефтяной компании, сравнимой по размеру с крупнейшими нефтедобывающими предприятиями мира.

В последние несколько лет правительство отдавало приоритет росту объемов добычи нефти, поскольку ему срочно требовались деньги, которые можно было получить только от ее продажи, и оно удовлетворялось тем, что контролировало экспортную инфраструктуру. Однако в последнее время некоторые действия Путина и группы министров правительства, включая и 'главного по энергетике' Виктора Христенко, говорят о том, что теперь им хочется, чтобы инвестиционные приоритеты сместились в сторону замещения ресурсов (то есть разведки новых месторождений), а уж после того, к концу десятилетия, можно будет заняться ростом объемов добычи. Это также не выходит за рамки основного направления экономической политики, которое сейчас ведет к использованию бюджетных доходов от продажи природных ресурсов на проведение в жизнь основного положения программы Путина - диверсификации источников экономического роста и изменения системы распределения материальных благ в стране.

Чтобы извлечь максимум пользы из положения, когда Россия фактически займет место Саудовской Аравии в качестве важнейшего энергетического партнера Запада, что также даст западным странам возможность обезопасить себя от нестабильной ситуации в ОПЕК, российскому правительству было бы очень разумно постараться установить контроль над достаточно большой частью сектора добычи нефти. Сделав это, оно могло бы, к примеру, заключать соглашения о совместной разработке месторождений с крупнейшими международными нефтяными компаниями, которые очень заинтересованы в получении доступа к российским запасам.

Такой шаг стал бы логическим продолжением того, что мы видели в последние четыре года, и в значительной мере объяснял бы тот факт, что правительство так активно воспрепятствовало тому, чтобы компания "ЮКОС" Михаила Ходорковского усиливала свои доминирующие позиции в сфере нефтедобычи. Также это объясняет, почему правительство сейчас ведет дело к получению контрольного пакета акций "ЮКОСа", принадлежащего группе 'Менатеп'.

Многие в мире считают, что нынешняя реакция нефтяного рынка на возможные срывы поставок из Саудовской Аравии, учитывая и то, что система экспорта нефти из Ирака также не может претендовать на надежность - только малая часть того, что может произойти в случае, если смена правящего режима в Саудовской Аравии приведет к появлению в ОПЕК более политически активного руководства. Это не только открывает возможность роста цен за пределы 22-28 долларов за баррель, которые устраивают саму Саудовскую Аравию и ее умеренно настроенных союзников из региона Персидского залива, не говоря уже об уровне 20 долларов за баррель, на котором цены держались последние 20 лет. Это также открывает для нефтяного картеля возможность использовать нефтяную трубу как инструмент для достижения своих политических целей.

Конечно, такая перспектива не может не напугать правительства стран, которые, при всем своем технологическом росте и превышении объема услуг над объемом производства, подвержены влиянию скачков на нефтяном рынке, и во многом из-за нее в мире растет уверенность, что еще с начала 90-х годов прошлого века Соединенные Штаты разрабатывали планы по установлению мирового порядка без ОПЕК.

Сообщения о растущей нестабильности в Саудовской Аравии начали поступать практически с момента свержения иранского шаха (т.е. с 1979 г. - пер.), и есть сведения о том, что их интенсивность все время повышалась в течение 13 лет, прошедших после первой войны в Персидском заливе. В качестве самых основных причин этого можно привести общий рост исламского фундаментализма и все крепнущее недовольство быстро растущего населения страны тем, насколько непропорционально распределяются богатства, получаемые от продажи нефти. В этой ситуации высшее руководство Саудовской Аравии, похоже, уже распалось на три основные группы, каждая из которых преследует собственные цели.

'Старую гвардию', возглавляемую министром обороны принцем Султаном и губернатором Эр-Рияда, в западной прессе чаще других называют основой связей Саудовской Аравии с Соединенными Штатами, и именно эту группу население больше всего не любит за излишне роскошный образ жизни. Вторая группа, наименее влиятельная, сконцентрирована вокруг наследника престола кронпринца Абдаллы. По сообщениям средств массовой информации, наследник стремится проводить в стране реформы, которые позволили бы учитывать пожелания народных масс и более равномерно распределять средства. Наконец, третью группу возглавляет больной сын короля Фахда Абдул-Азиз, которого западные спецслужбы связывают с финансированием школ, где преподается радикальное исламское учение.

По данным последних независимых (и незаконных) опросов, 90 процентов населения поддерживает смену режима.

В настоящее время Россия экспортирует 6,5 миллиона баррелей нефти и нефтепродуктов в сутки. Если предположить, что планы развития российской нефтяной отрасли до конца этого десятилетия сбудутся, то к тому моменту объем российского экспорта может составить до 9 миллионов баррелей в сутки, то есть примерно столько, сколько экспортирует Саудовская Аравия сегодня. Если прибавить к этой цифре экспорт нефти из Каспийского бассейна через новые нефтепроводы (включая нефтепровод Баку-Джейхан, который должен начать функционировать в конце следующего года) и осторожную оценку объема экспорта из Ирака на уровне 5 миллионов баррелей в сутки, к 2010 году в мире будет значительный резерв нефти, не подконтрольной ОПЕК, который смягчит любой серьезный ущерб от все растущей нестабильности в Саудовской Аравии.

На этой неделе пройдет заседание руководства ОПЕК на уровне министров для установления новых нефтяных квот, однако занимать их будет совсем не только кратко- и среднесрочная перспектива динамики цен.

Если цены на нефть будут оставаться высокими слишком долго, это, во-первых, ускорит потерю ОПЕК нынешней доли на рынке, а, во-вторых, спровоцирует политическую реакцию стран-импортеров, которая, с одной стороны, будет весьма полезна для России, а с другой - поставит под вопрос будущую значимость, если не саму необходимость существования, мирового нефтяного картеля.

Кристофер Уифер, старший аналитик 'Альфа-банка'.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.