Москва, 2 июня 2004 года. Один из наиболее откровенно высказывающихся российских телеведущих был уволен после того, как против воли правительства запустил в эфир программу, и затем, когда эта программа была внезапно прекращена, гневно выразил свое возмущение.

Увольнение телеведущего Леонида Парфенова, о котором было объявлено во вторник вечером, очевидно, является самым свежим примером ужесточения контроля президента России Владимира Путина над новостными СМИ, а также и над другими сферами общественной жизни.

Увольнение г-на Парфенова - и закрытие его еженедельной новостной программы - вызвало обвинения в насаждении цензуры в советском стиле со стороны некоторых его коллег и предостережения об ожидающем страну "похолодании" со стороны некоторых политических аналитиков.

"Один из лучших в России телеведущих и одна из лучших аналитико-информационных программ не только подверглись цензуре, но были просто уничтожены, что определенно указывает на то, что мы живем в полицейском государстве", - заявил в одном из более острых комментариев русский ПЕН-центр, объединение писателей, поэтов и очеркистов.

В более широком плане высказался Андерс Аслунд (Anders Aslund), политический аналитик московского отделения Фонда Карнеги за международный мир, заявивший, что жесткие меры против программы "Намедни" можно было "прогнозировать с высокой вероятностью", потому что это был один из последних оплотов свободных СМИ, на которые оказывает давление правительство.

"Это вполне согласуется с путинской стратегией поэтапного приближения к авторитарной власти", - заявил г-н Аслунд в телефонном интервью из Вашингтона.

На прошлой неделе г-н Путин заставил думать о дальнейшем "закручивании гаек" правительством, когда сказал, что некоторые группы защитников прав человека и другие организации гражданского общества работают против национальных интересов страны.

Вызвавшая раздражение программа - интервью с вдовой лидера чеченских сепаратистов Зелимхана Яндарбиева, который был убит в Катаре, где нашел прибежище.

Г-н Парфенов сказал, что решил показать это интервью после того, как сначала задержал показ по требованию российского правительства, заявившего ему, что это может отрицательно сказаться на судьбе двух россиян, которых судят в Катаре в связи с убийством г-на Яндарбиева.

Это интервью было показано в воскресенье на российском Дальнем Востоке, но его сняли с эфира под давлением правительства еще до того, как наступило время его показа в Москве. "Это была такая просьба, в которой невозможно отказать", - заявил г-н Парфенов в тот момент. Однако в опубликованном во вторник в газете "Известия" интервью он дал понять, что по горло сыт притеснениями со стороны своих боссов и правительственных чиновников.

"Не учите меня любить мою родину, - сказал он. - Я проработал журналистом 25 лет и все эти 25 лет я слышал 'Еще не время, брат, не время'. Пора уже понять, что у информации есть одна присущая ей ценность. Она не может быть ни вредной, ни полезной, ни бесполезной".

В последнем выпуске новостей телеканала НТВ сообщалось, что г-н Парфенов был уволен, потому что он нарушил трудовое соглашение, которое требовало от него поддерживать политику компании.

"Я с самого начала заявил, что не стану принимать участия в замалчивании этой истории, - заявил он корреспонденту агентства "Reuters" в среду. - Я выскажусь на публике и не намерен отвечать за этот постыдный акт".

Ряд здешних журналистов отразили наступление "похолодания" своими слабыми реакциями на увольнение одного из своих наиболее выдающихся коллег.

"Это касается отношений внутри компании, и поэтому я не могу комментировать подобные вещи", - заявил новостному агентству "Interfax" давно работающий телекомментатором Владимир Познер.