За передачу, неугодную Кремлю, журналист поплатился работой. Конец свободы прессы в России?

Это был не сенсационный, но, по меньшей мере, эксклюзивный материал. Елена Самойлова, репортер российской телевизионной программы 'Намедни', взяла в Катаре интервью у вдовы бывшего чеченского командира. Зелимхан Яндарбиев был убит 13 февраля в результате взрыва бомбы, заложенной в его автомобиль. В связи с этим с апреля месяца катарский суд разбирается с двумя офицерами военной разведки ГРУ. Они, якобы, провезли в эмират в автомобиле, принадлежащем посольству, взрывчатое вещество и при сотрудничестве с первым секретарем посольства убили чеченского командира - по приказу российского министра обороны Сергея Иванова.

В материале телерепортера Малика Яндарбиева рассказывала о своем убитом муже, плача прочитала написанное им стихотворение и описала внешность одного из обвиняемых, - ничего нового, все уже известно. По крайней мере, для западных СМИ. Но в России этого хватило, чтобы материал был подвергнут цензуре, чтобы с телеэкрана была удалена одна из известнейших передач, а заодно и ее ведущий.

Ведь в России заказанное, якобы, государством убийство на территории другой страны ничего особенного не представляет. Такие газеты, как 'Коммерсант' или 'Газета', правда, публикуют материалы о претензиях юстиции в отношении русских офицеров, и электронные издания и агентства уделяют этой теме много внимания. Но не имеющие больших тиражей московские газеты читаются почти исключительно только московской элитой. Интернетом пользуются тоже только достаточно зажиточные слои: по результатам исследований фирмы Jonson & Partners, только 6 миллионов человек из 145 в России раз в неделю пользуются интернетом. И далеко не все читают там политические новости.

Телевидение - единственное средство массовой информации, охватывающее все население. Поэтому оно так важно для кремлевских контролеров. Оба государственных канала еще во времена Ельцина были, скорее, пропагандистскими инструментами Кремля, чем информационными каналами. Их директора еще тогда обязаны были раз в неделю являться на прием к главе государства.

Звонок из Кремля

При Владимире Путине контроль усилился. 'Даже намека на критический материал в дневных новостях достаточно, чтобы уже через несколько минут раздался звонок из пресс-службы Кремля. И тогда нам приходится снимать материал из следующих новостей', - рассказывал один редактор информационной передачи 'Вести', идущей на государственном канале 'Россия'.

После появления Путина был укрощен и частный канал НТВ. Его забрали у бывшего олигарха Владимира Гусинского и передали близкому Кремлю газовому концерну Газпрому.

После смены владельца большинство журналистов НТВ придерживались линии Кремля. Но когда канал, вспомнив о старых временах, стал передавать в октябре 2002 г. о взятии заложников на мюзикле 'Норд-Ост' больше информации, чем хотелось бы Кремлю, его директору, Борису Йордану, тоже пришлось уйти. 22 января 2003 г. Кремль назначил нового главного надсмотрщика. Им стал не обремененный журналистским опытом врач-пульмонолог Николай Сенкевич.

Некоторые передачи, свое рода алиби, остались в программе канала. Старожил НТВ Леонид Парфенов, автор и ведущий воскресной политической передачи 'Намедни', стал любимцем публики. Причина проста. 'Его передача - единственная на российском телевидении, которая позволяла себе критиковать государственную власть и даже президента Путина', - считает Сергей Седельников из либеральной интернет-газеты 'gazeta.ru'.

Парфенов тоже время от времени подчинялся цензуре. 16 ноября 2003 по приказу генерального директора НТВ Сенкевича из передачи был выброшен материал о недавно вышедших мемуарах бывшей кремлевской корреспондентки Елены Трегубовой. В мемуарах Трегубова, привлекательная блондинка, писала о том, что Владимир Путин, тогда глава спецслужбы, пытался, якобы, затащить ее в постель.

Незадолго до майских праздников Парфенов вместе с коллегами сделал новый материал: интервью с вдовой убитого чеченского командира Яндарбиева. Этот 5,5-минутный материал в популярной передаче для многих русских мог бы стать вообще первым сообщением об убийстве в Катаре. Руководство НТВ приказало Парфенову отложить материал на более поздние сроки. Ведущий подчинился.

Но в прошлое воскресенье срок настал. Материал под названием 'Выйти замуж за Зелимхана' вышел в эфир, но не в Москве. Чтобы охватить всех зрителей России, где насчитывается 8 часовых поясов, 'Намедни' выходит два раза: в послеобеденное время, когда в Сибири и на Дальнем Востоке уже вечер, и второй раз - в 9 часов вечера по московскому времени для аудитории европейской части России.

Когда передача прошла первый раз, у заместителя генерального директора НТВ Александра Герасимова зазвонил телефон. 'Просьба', как позднее рассказывал Парфенов, была 'такой, что отказать было нельзя'. Так в России описывают приказы Кремля или спецслужбы ФСБ.

Замдиректора НТВ сделал так, как ему приказали. Передачу для московской публики вычеркнули из программы. И уже утром письменный приказ цензуры появился на первой полосе 'Коммерсанта'. Руководство решило дело кардинальным образом: поздно вечером во вторник оно выбросило передачу из программы канала и уволило Леонида Парфенова за 'нарушение трудового договора'.

Конец дозированной гласности

'Мы знали, что у нас существует цензура и государственный контроль за федеральными (то есть государственными) каналами', - объяснил Игорь Яковенко, генеральный секретарь российского Союза журналистов. - Но в то же время была какая-то дозированная гласность, при которой, по крайней мере, звезды телевидения, могли себе кое-что позволить. Теперь же, похоже, даже им это запрещено'.

Так думают и журналисты с НТВ. Увольнение Парфенова 'это предупреждение и нам, и главному редактору НТВ Татьяне Митковой', - считает Елена Савина, руководитель информационной передачи 'Сегодня'. Оставшаяся еще критически настроенная пресса тоже ощущает давление: в среду к генеральному прокурору вызвали главных редакторов либеральных газет 'Русский курьер' и 'Новые известия', якобы, в связи с 'преднамеренным банкротством' предшествующего им издания.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.