Элизабет Фуллер является главным редактором новостной ленты "Radio Free Europe/Radio Liberty" и освещает события на Кавказе и в Средней Азии

Грузинские чиновники отвечали молчанием, когда 17 мая журналисты просили их прокомментировать состоявшийся в тот день визит в Тбилиси главы Совета Безопасности России Игоря Иванова. Однако немногие крохи просочившейся информации позволяют предположить, что Иванов, возможно, хотел, чтобы Грузия одобрила масштабную схему, согласно которой Грузия восстановила бы контроль центральной власти над мятежными республиками Абхазией и Южной Осетией, а Россия сохранила бы нынешний уровень влияния на Южном Кавказе в целом, отложив на неопределенный срок решение карабахского конфликта.

По плану Москвы Грузия представляется конфедерацией, в которой две непризнанные мятежные республики могут сохранить тот уровень автономии, который у них есть в настоящее время. Для того, чтобы позволить грузинскому населению, покинувшему Абхазию во время войны 1992-1993 годов, вернуться в свои дома, будут предприняты определенные меры безопасности - возможно, это будут полицейские силы Организации Объединенных Наций, вопрос о которых обсуждается с прошлого года. Возвращение грузинских беженцев перевернет демографическую ситуацию в Абхазии, так как грузины станут крупнейшей демографической группой в республике. Однако Россия все же сохранит свое влияние, так как большинство абхазов получили в последние годы российское гражданство. К тому же российские бизнесмены сделали в Абхазии значительные капиталовложения. Руководство Абхазии откажется от своего стремления к полной независимости от Грузии в обмен на предоставление республике статуса свободной экономической зоны.

Официальное политическое решение абхазского конфликта сделает возможным восстановление железнодорожного сообщения из России по побережью Черного моря в Грузию и дальше в Армению, что придаст такой необходимый толчок армянской экономике. Это также избавит новое грузинское руководство от рисков полного провала попытки повторить в Абхазии народное восстание наподобие тому, в результате которого был свергнут авторитарный лидер Аджарии Аслан Абашидзе, или от рисков провала военной операции по завоеванию Абхазии.

Однако более важно с геополитической точки зрения то, что железнодорожная ветка из Еревана через Тбилиси в Россию позволит избежать необходимости восстанавливать железнодорожное сообщение между Азербайджаном и Арменией - которое в настоящее время является единственной уступкой, на которую готов пойти Азербайджан в рамках решения карабахского конфликта.

В ответ на возобновление железнодорожного сообщения Баку требует вывода армянских войск из шести азербайджанских районов, прилегающих к непризнанной Нагорно-Карабахской республике, а также из имеющего стратегическое географическое положение города Шуша. В начале 1990-х годов азербайджанская артиллерия в Шуше беспрестанно обстреливала столицу Карабаха город Степанакерт. Президент Армении Роберт Кочарян, который, будучи командиром карабахских вооруженных сил в 1990-х годах, десять лет назад отвоевывал Шушу у азербайджанцев, недавно сказал, что гордится этими днями больше всего в жизни. В преддверии состоявшейся на прошлой неделе встречи со своим азербайджанским коллегой Эльмаром Мамедъяровым в Страсбурге министр иностранных дел Армении Вартан Осканян отверг предложение Баку восстановить железнодорожное сообщение в обмен на вывод армянских войск как "абсурдное". В нынешней ситуации, не давая ход этому предложению и получая выгоды от новых транспортных связей через Грузию, а также от черноморского паромного сообщения между Батуми и Константой, руководство Армении может сидеть и ждать, пока либо Минская группа ОБСЕ, либо Европейский Союз не убедят Баку отказаться от такого плана урегулирования конфликта, которым предусматривается подчинение Карабаха центральному правительству. Однако в настоящее время президент Азербайджана Ильхам Алиев не настолько уверенно себя чувствует, чтобы пойти на такие крупные уступки.

Конечно, восстановление железнодорожного сообщения между Россией и Арменией через Абхазию возродит былую вражду между Тбилиси и Баку. Однако Азербайджан не может позволить себе охлаждения отношений со своим западным соседом, так как главный трубопровод, по которому идет на экспорт добытое на Каспии азербайджанское топливо, проходит через грузинскую территорию. С другой стороны, в Грузии проживают около полумиллиона недовольных азербайджанцев, которых Баку может попытаться мобилизовать, чтобы создать проблемы для Грузии.

Возникает вопрос: какую компенсацию Москва получит от Тбилиси в ответ на восстановление территориальной целостности Грузии? Один из возможных ответов на этот вопрос подразумевает включение в проект обсуждаемого сейчас договора о двусторонних отношениях пункта, запрещающего размещение любых иностранных военных баз на территории Грузии.

К тому же непрекращающийся конфликт в Чечне наделяет Россию еще одним рычагом влияния на Тбилиси: ястребы из российской армейской среды по-прежнему обвиняют грузинское руководство в том, что оно преднамеренно не замечает присутствия "исламских террористов", прячущихся в Панкисском ущелье. Как бы то ни было, ясно одно: на Кавказе происходят геополитические перемены.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.