"Норильский никель". Название говорит само за себя: крупнейший российский производитель металлов является лидером на мировом рынке никеля, который используется везде - от батарей до сплавов из нержавеющей легированной стали. Однако не является ли никель чем-то обыденным и прозаическим? Может быть, Норильску нужно заняться чем-то более интересным - например, золотом?

Действительно, за прошедшие полтора года "Норильский никель" потратил около 1,57 миллиарда долларов США на приобретение крупного портфеля акций золотодобывающих предприятий. Самая крупная сделка: принятое в апреле решение заплатить 1,16 миллиарда долларов за 20 процентов акций компании "Gold Fields Ltd.", четвертого в мире золотодобывающего предприятия.

"Норильский никель", владельцем которого является Владимир Потанин, начал свои покупки с приобретения за 226 миллионов долларов крупнейшей в России золотодобывающей компании "Полюс". В прошлом году "Норникель" заплатил 187 миллионов долларов за пакеты акций рудника им. Матросова и "Лензолота". К чему такие затраты? "Перспективы золота выглядят весьма неплохо, и оно является естественной страховкой против глобального экономического спада", - говорит заместитель председателя правления Леонид Рожецкин.

Добыча золота в России действительно растет быстрыми темпами. Между 1999 и 2003 годами рост составил около 10 процентов, из чего следует, что когда-то игнорировавшаяся отрасль может быть возрождена притоком инвестиций и новых технологий. Россия является пятым в мире производителем золота, добыв в 2003 году 5,9 миллиона унций (1 унция = 28,3 г - прим. пер.), а в этом году должна подняться на четвертое место, пропустив вперед только Южную Африку, Австралию и Соединенные Штаты.

Российская дешевая рабочая сила и дешевая энергия обеспечивает низкую себестоимость продукции: всего 130 долларов США за унцию, по сравнению с 200 долларами в большинстве стран. В Южной Африке, например, могущественные профсоюзы заставили поднять рабочим зарплаты. А по мере выработки шахт рабочие вынуждены копать глубже, что увеличивает стоимость добываемого золота.

Тем временем, нынешняя стоимость золота, составляющая 395 долларов за унцию, является самой высокой за прошедшее десятилетие, а инвесторы устремляются в отрасль, как они делают всегда, когда доллар слабеет. Более того, в Южной Африке и в Австралии уровень производства либо застыл, либо падает, из-за чего предложение ограничено, а у цен появляется основание для роста. Кроме того, на ценах благоприятно сказывается и упадок в мировой экономике, который делает золото страховкой от падения цен на промышленные металлы, такие как никель и палладий. В России золотые запасы стоят копейки: в результате политических игр иностранные инвесторы не могут вкладывать средства в отрасль. "Норильский никель" за запасы компании "Полюс" заплатил всего по 10 долларов за унцию - менее трети стоимости запасов золота в других странах. "Норникель" гораздо больше заплатил за южноафриканское золото, чем за российские запасы. "Я не вижу, как согласуются между собой покупки за рубежом и операции в России", - говорит аналитик "Альфа-банка" Максим Матвеев.

Как бы то ни было, компания "Gold Fields" может поделиться технологиями с российской стороной. Компания отлично владеет такими передовыми технологиями, как биовыщелачивание, в которой для отделения золота от руды используются бактерии. В условиях, когда содержание золота в руде невысокое, как в России, биовыщелачивание является более эффективным способом, чем традиционные технологии.

Аналитик "Brunswick UBS" Федор Трегубенко предполагает, что "Норильский никель" может даже довести свою долю в "Gold Fields" до 50 процентов, а "Gold Fields" взамен получит долю в золотодобывающих активах "Норникеля". В итоге "Норильский никель" сможет преобразовать эти разрозненные активы в единое предприятие. Акции золотодобывающих компаний традиционно стоят больше, чем акции металлургических компаний. Конечно, никель блестит хорошо, однако победителю достается золото.