МОСКВА. - Как рассказали сотрудники отделения одной из правозащитных организаций в Центральной России, однажды в их офис ворвались двое людей с надетыми на лица лыжными масками. Это произошло через день после того, как президент России Владимир Путин в своем послании федеральному собранию обвинил правозащитников в подрыве национальных интересов страны. Однако у этих двоих было свое послание, более решительное.

'Заткнитесь и не двигайтесь!', - проорал один из них. Далее, не говоря ни слова, они разгромили офис, разбрасывая и круша все, что попадалось под руку.

В своем последнем послании Федеральному Собранию, которое транслировалось по телевидению, Путин заявил, что неправительственные организации, критикующие власть, являются угрозой реформам и государственности России. Правозащитники, составляющие основу изрядно поредевшей армии критиков существующей власти, восприняли эту фразу как сигнал заткнуться и услышали за ней команду 'Фас!' для разнообразных представителей власти, чтобы покончить с деятельностью правозащитных организаций.

'Путин сказал 'Фас!', будто спустил свору собак', - сказал Лев Пономарев, глава московской организации 'За права человека'.

Путин сказал своему народу, что финансируемые из-за рубежа правозащитники, такие, как Пономарев, организация которого некоторые гранты получает в Соединенных Штатах, 'служат сомнительным групповым и коммерческим интересам' и 'не обращают внимания на реальные проблемы страны и ее жителей'.

Через несколько дней после послания Путина Министерство иностранных дел обвинило организации, занимающиеся распространением гуманитарной помощи в раздираемой войной Чечне, в том, что они используют свою гуманитарную деятельность в качестве прикрытия для шпионажа. Один из главных политических советников Кремля Глеб Павловский подчеркнул националистические мотивы в президентском послании, упрекнув правозащитные организации в том, что они 'с головой ушли' в западные идеалы в ущерб национальным интересам России.

За пределами столицы критика уступила место насилию. По заявлению сотрудников одного из отделений организации 'Центр по защите прав человека' в Казани, в семистах километров от Москвы, хулиганы в масках разбили в их офисе телевизоры, компьютеры, принтер и сканер прямо у них на глазах. Исполняющая обязанности директора центра Наталья Каблова сказала нам по телефону из Казани, что этот погром, скорее всего, является ответом милиции на отчет, в котором раскрывались случаи применения ею пыток и избиений.

Другие правозащитники также увидели в этом погроме 'знак свыше'. 'То, что случилось в Казани, весьма символично', - сказал нам Эрнст Черный, председатель московского отделения общественной коалиции "Экология и права человека".

В новостях на государственном телевидении Казани было сказано, что работники правозащитной организации сами разбили свое оборудование. Телерепортаж об этом происшествии перемежался фрагментами выступления Путина, где он говорил о 'сомнительных' организациях.

'Они говорили, вот, мол, наш местный пример этих ужасных организаций, о которых говорил президент - организаций, которые занимаются неизвестно чем', - рассказывает начальник казанской организации Павел Чиков.

Речь Путина была первой открытой декларацией его президентских планов после переизбрания на второй срок в марте. Правительство уже взяло под контроль главные телевизионные каналы страны, крупнейшие оппозиционно настроенные бизнесмены посажены за решетку, парламентские выборы дали возможность сторонникам Путина контролировать большую часть парламента, и теперь правозащитники опасаются, что их выбрали следующей мишенью.

'Он уже поставил по стойке 'смирно' бизнесменов, а средства массовой информации вместе с политическими партиями уже давно так стояли, - сказал Олег Орлов, глава правозащитного общества 'Мемориал', - один за другим под контроль [Путина] перешли демократические институты, а теперь настала очередь правозащитников'.

Большинство российских правозащитных организаций финансируется иностранными спонсорами - например, миллиардером Джорджем Соросом, правительством Соединенных Штатов и Организацией Объединенных наций. Некоторые финансируются богатыми русскими предпринимателями, вроде Михаила Ходорковского, который сидит в тюрьме с прошлой осени по обвинениям, которые, как многие считают, политически мотивированы, или Бориса Березовского, нашедшего политическое убежище в Великобритании, которого в России разыскивают по обвинению в хищениях.

Однако кроме как от богатых русских и правительств иностранных государств, правозащитникам негде взять гранты на осуществление своей деятельности, заявил бывший министр экономики Евгений Ясин. Государство не выделяет средства на финансирование правозащитных организаций, и, кроме того, 'не государство ли является главным источником нарушения прав и свобод человека в России?' Такой вопрос задал Ясин в эфире радиостанции 'Эхо Москвы'.

Некоторые политологи бьют тревогу на страницах либеральной прессы, которую все равно мало кто читает. Практически все остальные инакомыслящие уже утихомирены. За последнюю неделю московская милиция разогнала две демонстрации против уничтожения демократии. Телевизионные функционеры закрыли последнюю в стране информационную передачу, в которой еще можно было услышать критику правительственной политики в хоре хвалебных программ на всех каналах, в той или иной форме контролируемых государством.

'Все эти акции нужны для того, чтобы приказать всем сидеть тихо', - считает Ирина Хакамада, одна из видных реформаторов, потерявшая на декабрьских выборах свое место в парламенте.

В своем послании Путин сыграл на антизападных чувствах русских, обвинив правозащитников в том, что они служат интересам финансирующих их американских и европейских институтов, и недвусмысленно предупредил, что те, кто противится его политике, подрывают государственность России. 'Далеко не все в мире хотят видеть Россию сильной и независимой, - сказал он. - Попытки построить сильное государство воспринимаются как авторитаризм. Но мы не изменим свой курс'.

По словам правозащитников, после того, как им всем заткнут рты, останется слишком мало рычагов контроля официальной политики Кремля. 'В этом-то и дело, чтобы не оставить никого, - говорит Олег Орлов, Будет абсолютно тоталитарная система с видимостью демократических институтов. Это и будет великая Россия по-путински'.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.