Россия является крупнейшим производителем нефти после Саудовской Аравии. В последнее время цены на нефть бьют один рекорд за другим. Значит, стоимость акций российских нефтяных компаний по идее должна достигнуть заоблачных высот, не так ли? На самом деле, она упала так низко, что дальше просто некуда. Индекс РТС, до отказа забитый котировками нефтяных предприятий, стал одним из самых низких в мире за последние несколько месяцев, а акции когда-то самой крупной и богатой в России нефтедобывающей компании, стоящей сейчас на грани банкротства, снискали славу самого непопулярного товара.

'В России, должно быть, происходит что-то ужасное, если стало возможно банкротство крупной нефтяной компании, когда цена одного барреля нефти составляет 40 долларов США', - считает аналитик брокерской компании 'Тройка Диалог' Каха Кикнавелидзе. И в самом деле, в России происходят совершенно непонятные вещи, которые могут привести к тому, что иностранные инвесторы засомневаются, а стоит ли вообще помогать России в освоении ее нефтяных месторождений? В данных обстоятельствах эта мысль наводит на грустные размышления.

Неудачи преследуют 'ЮКОС' (именно об этой компании говорилось выше) с октября прошлого года, когда ее глава Михаил Ходорковский был арестован и буквально под дулом пистолета сопровожден в тюрьму, где в настоящее время ожидает окончания начавшегося недавно судебного процесса по своему делу. Мы стали свидетелями чудовищной (даже по российским стандартам) драмы, при этом акции 'ЮКОСа' опускались все ниже и ниже по мере поступления свежих новостей, каждая из которых не сулила ничего хорошего. В результате чего компания сейчас балансирует на грани банкротства, а цена на акции компании упала с 15 долларов, зафиксированных в начале этого года, до 7 долларов США за штуку.

Последний скандал начался 25 мая, когда арбитражный суд определил, что 'ЮКОС' должен выплатить 3,4 миллиарда долларов США в форме просроченных налогов за 2000 г.. У руководства компании есть в распоряжении целый месяц для того, чтобы подать апелляцию, и целых три месяца для уплаты налогов, если, конечно, пересмотр дела не увенчается успехом. К сожалению, на этом беды компании вряд ли закончатся, по всей видимости, ее могут ждать новые иски за прошлые годы, в данный же момент пока не понятно, сможет ли руководство компании справиться с первым из них.

27 мая представители 'ЮКОСа' заявили, что для выплаты просроченных налогов располагают лишь 800 миллионами долларов США, а не миллиардом, как было заявлено месяцем раньше. Впервые в своей истории руководство компании заговорило о возможном банкротстве. 'По большому счету исход этого противостояния зависит от желания правительства пойти на уступки и урегулировать ситуацию в мирном ключе', - заявил заместитель исполнительного директора 'ЮКОСа' Юрий Бейлин. Похоже, что у российских властей этого желания нет и в помине.

Рейтинговое агентство 'Standard&Poor's' присвоило долгу 'ЮКОСа' категорию 'ССС', что немногим лучше 'D', означающей 'default' (банкротство). Бывший глава Центрального банка Российской Федерации Виктор Геращенко, назначение которого на должность председателя совета директоров 'ЮКОСа' ожидается в следующем месяце, говорит о том, что спасет компанию от банкротства. Наверное, его слова можно воспринимать с некоторой долей иронии: известный американский экономист Джеффри Сачс (Jeffrey Sachs) в свое время назвал его 'самым плохим руководителем Центробанка в мировой истории'.

Оптимисты могут возразить и сказать, что дело 'ЮКОСа' является исключением из правил, дескать, Михаил Ходорковский слишком много политиканствовал и исчерпал терпение президента России. И они все равно будут придерживаться своей точки зрения, даже когда станет ясно, что российские власти не просто хотят избавиться от Ходорковского, но заодно и вырвать компанию из рук ее настоящих владельцев, закрывая глаза на то, что многие другие компании используют точно такие же схемы уклонения от налогов, из-за которых 'ЮКОС' оказался в таком незавидном положении.

У руководства 'ЮКОСа' возникли проблемы с министерством по налогам и сборам главным образом из-за трансфертного ценообразования, учетной практики, позволяющей устанавливать цены, которые используются дочерними компаниями предприятия при торговле друг с другом. В большинстве стран подобный метод должен отражать цены, на основании которых любая другая посторонняя компания будет просто счастлива заключить сделку. В России этот метод по тем или иным причинам не практикуется. Например, еще одна крупная нефтяная компания 'ТНК' платит сенсационно низкие налоги - намного ниже, чем предусматривает федеральное налоговое законодательство (в настоящий момент 24%).

Но агрессивнее всех, по словам господина Кикнавелидзе, вел себя не 'ЮКОС', а 'Сибнефть', с которой у компании Михаила Ходорковского произошло слияние незадолго до его ареста (теперь результаты этой сделки частично аннулированы на этой неделе судом, что неблагоприятным образом отразилось на стоимости акций 'ЮКОСа'). Господин Кикнавелидзе считает, что фактическая налоговая ставка 'Сибнефти' в 2001 г. не превышала 9%. Руководство 'Сибнефти' смогло достичь такого результата за счет того, что организовывало каждые три месяца новые компании, куда отправлялась большая часть ее прибылей. Потом такую компанию можно было купить за доллар.

Подобные схемы, по мнению специалистов, не идут в разрез с российским законодательством. Исторически судебная власть в России толковала существующие законы достаточно ограниченно. Но теперь правительство говорит о том, что такие методы предпринимательской деятельности незаконны, и пока суды ничего с этим поделать не могут.

Несмотря на всю сомнительность схем уклонения от налогов, никто не сомневается в том, что неприятности 'ЮКОСа' имеют политическую подоплеку. Сейчас в московских деловых кругах гадают, какая компания будет следующей жертвой. Многие считают, что арест Михаила Ходорковского это нечто гораздо большее, чем просто предупреждение сказочно богатым олигархам - людям, которые захватили в свои руки российскую промышленность в середине 90-х при весьма сомнительных обстоятельствах. Кто-то усматривает во всем происходящем прелюдию к передаче большей части энергетической промышленности России из рук настоящих владельцев государству или людей, пользующихся безоговорочным доверием президента Владимира Путина.

Вполне возможно, что нет никакого чудесного совпадения в том, что российские власти объявили Чукотку неплатежеспособным регионом. Президент компании 'Сибнефть' Роман Абрамович, являющийся по совместительству губернатором Чукотки, воспользовался своим положением и создал там огромное количество дочерних предприятий для того, чтобы избавить себя от бремени налогов. Но никто не может сказать с высокой долей уверенности, начнет ли государственная власть еще один крестовый поход против очередной нефтяной компании или нет.

Смысл заключается в том, что она может сделать это в любой момент. Такая неопределенность делает Россию в глазах иностранных инвесторов наименее привлекательным местом для капиталовложений. 'Крупнейшие мировые компании, специализирующиеся на добыче нефти, не станут наперегонки рваться в Россию до тех пор, пока российское законодательство не будет трактоваться более внятно', - считает заместитель начальника исследовательского отдела еще одной брокерской компании 'UFJ' Эрик Вигерц (Eric Wigertz).

С учетом обеспокоенности российских нефтяных гигантов относительно прав на частную собственность и объема нефтяных запасов, которыми может обладать та или иная компания, нет ничего удивительного в том, что акции большинства из них за последние несколько недель упали в цене. В лучшем случае энергетические компании ожидают более высокие налоги и низкие прибыли; если же события будут разворачиваться по самому плохому сценарию, то их владельцы могут лишиться прав на владение своими предприятиями. Инвесторы опасаются, что нечто похожее может произойти с компаниями, действующими в других секторах экономики.

С момента своего пика, зафиксированного 12 апреля этого года, рыночная капитализация российских нефтяных компаний упала с 106 до 64 миллиардов долларов США. Самое неприятное это то, что российский акционерный капитал, достаточно большой для того, чтобы за ним охотилась такая компания как 'UFJ', снизился с 225 до 164 миллиардов долларов США. Интересно, если бы не высокие цены на нефть, как низко в этом случае упали бы эти экономические показатели?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.