Москва, 8 июня 2004 года. Тактика давления на "Эхо Москвы" - последний независимый орган радиовещания в России - меняется вместе с политическим климатом. Но здесь частенько ощущается знакомый привкус старых советских порядков.

Полученное по пейджеру сообщение "Мы знаем, где в данный момент гуляет Ваш ребенок" озадачило ведущих новостной программы этой радиостанции. Для запугивания сотрудников штата и главного редактора радиостанции Алексея Венедиктова практикуются анонимные телефонные звонки с угрозами.

В другие времена требования давать благоприятное освещение деятельности власть предержащих смягчаются; о них заходит речь в беседе за бутылкой вина в хорошем ресторане с каким-нибудь официальным лицом из Кремля - который, как это ни иронично, является самым внимательным слушателем радиостанции "Эхо Москвы".

"Президент (Владимир) Путин всегда считал прессу инструментом решения проблемы, а никак не частью гражданского общества", - говорит, сидя в своей студии, г-н Венедиктов, обладатель непокорной шевелюры.

Действительно, несмотря на риторику г-на Путина о свободе слова, на протяжении его 4-летнего правления мы были свидетелями усиления контроля государства над телевидением. Практически ему удалось заставить замолкнуть всякий независимый голос на телевидении, в том числе на прошлой неделе - голос Леонида Парфенова, одного из самых откровенно высказывающихся и популярных ведущих новостных программ.

Его увольнение ставит новые вопросы о положении дел со свободой слова в средствах массовой информации (СМИ) в России, где либеральные критики обвиняют Кремль в укреплении режима авторитарного правления. В перечне, который в октябре прошлого года был подготовлен правозащитной группой "Репортеры без границ" (Reporters Without Borders), Россия занимает по свободе СМИ 148-е место - после Зимбабве и Афганистана.

Получавшая высокие рейтинги программа г-на Парфенова "Намедни" была закрыта в момент, когда началась передача интервью с вдовой лидера чеченских сепаратистов Зелимхана Яндарбиева для часовых поясов российского Дальнего Востока. В феврале этот лидер был убит в Катаре, а двоим россиянам грозит в Катаре суд по обвинению в его убийстве.

Официальной причиной закрытия программы было то, что данное интервью могло повлиять на исход суда в Катаре. Однако "звездный" журналист отмел это как предлог и рассказал обо всем общественности.

"Не учите нас, как нужно любить Родину, - заявил г-н Парфенов в интервью газете "Известия". - Я работаю журналистом 25 лет и в течение всего этого времени постоянно слышу 'Еще не время, братец, не время'. Надо понимать, что у информации есть собственная ценность".

Ни г-н Парфенов, ни радиостанция "Эхо Москвы" не являются аномалиями в России наших дней. Фонд защиты гласности сообщает, что в 2003 году 10 журналистов были убиты; 96 человек и 24 органа СМИ подверглись нападениям; против СМИ было подано 378 судебных исков - чуть меньше, чем в 2 предыдущих года (более 400 в каждом году); в 24 случаях программы снимались с эфира.

Подобная тактика не всегда вызывает озабоченность у россиян, если, конечно, они о ней осведомлены. В ходе проведенного организацией РОМИР в апреле с.г. опроса общественного мнения выяснилось, что 74% опрошенных полагают, что пресса в России полностью или почти полностью свободна, или что она "вне всякого контроля". Аналогичный опрос РОМИРа в январе прошлого года выявил, что 76% россиян считают, что цензура СМИ в той или иной форме необходима.

"Это сочетание советской традиции и отсутствия культуры толерантности, критики и уважения к СМИ", - говорит Ясен Засурский, декан факультета журналистики Московского государственного университета.

Телевидение - единственный источник новостей для большинства 145-миллионного населения России - пострадало от цензуры сильнее всех, хотя многие другие органы СМИ тоже ощущают на себе давление. "Мы стараемся не думать о том, что будет дальше - мы ведем ближний бой и не хотим думать о предстоящих битвах", - говорит Венедиктов, сидя в своей студии на 14-м этаже, помещения которой украшены портретами знаменитых посетителей, от Билла Клинтона (Bill Clinton) до Михаила Горбачева. Над дверью его рабочего кабинета прикреплено световое табло с надписью "Внимание! Смертельная опасность".

Кремль вступает с ним в контакт в среднем дважды в неделю. Помимо того, что эта радиостанция является одним из главных источников новостной информации, она также имеет определенную полезность для власть предержащих в России. "Нас используют как доказательство (для Запада) существования свободы слова в России", - говорит г-н Венедиктов.

Запугивание органов СМИ усилилось накануне парламентских выборов в декабре прошлого года и затем снова достигло своего пика перед президентскими выборами в марте нынешнего года. "Путин сказал, что некоторые проблемы можно решать в сортире, а потому мы имеем право говорить, что демократию и свободу прессы (в России) можно именовать 'сортирной демократией'", говорит Алексей Самохвалов, директор Национального исследовательского центра телевидения и радио, который в прошлом году наградил г-на Парфенова премией за профессионализм.

"Это не демократия, которая базируется на законе, это демократия, базирующаяся на силе и контроле", - говорит г-н Самохвалов, работавший в 1990-х годах советником Министерства по делам печати и информации.

Хотя число независимых голосов в СМИ сокращается, аналитики отмечают одну позитивную перемену: "народная" пресса постепенно приближается к уровню безубыточности. "К сожалению, наши СМИ не могут себя прокормить, - говорит г-н Засурский. - Им приходится полагаться на спонсорство богатых людей или правительства, что делает их жертвами государственного и корпоративного контроля".

Независимость является историческим вызовом, если принять во внимание тот факт, что контролируемой государством газовой монополии "Газпром" принадлежат 66% акций "Эхо Москвы". Сами журналисты владеют оставшимся блокирующим пакетом акций. "Они сильно уязвимы, - говорит г-н Засурский. - Г-н Венедиктов - человек очень умудренный. . . Он знает, когда подходит близко к краю пропасти, и старается в нее не свалиться. Но этот танец исполнять трудно".

Лучшие и худшие органы СМИ.

Организация "Репортеры без границ" использовала 53 критерия для рейтинга свободы прессы в 166 странах в период с сентября 2002 по сентябрь 2003 гг.

Верхняя пятерка:

1. Финляндия.

2. Исландия.

3. Нидерланды.

4. Норвегия.

5. Дания.

США - 32-е место (без учета американских СМИ в Ираке).

Россия - 148-е место.

Нижняя пятерка:

162-е место - Эритрея.

163-е место - Лаос.

164-е место - Бирма.

165-е место - Куба.

166-е место - Северная Корея.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.