Фокус - Как Вы оцениваете влияние России, и на что ориентирована Ваша внешняя политика сегодня?

Лавров: Эффективность нашей внешней политики мы оцениваем по тому, помогает ли она создавать благоприятные условия для экономики и улучшать жизнь людей. Одним из важнейших принципов является стремление защищать национальные интересы России мирными средствами, как это и подобает сильной, но миролюбивой стране.

Фокус: Какие последствия для России имело расширение ЕС?

Лавров: Наши опасения мы высказывали еще четыре года назад. К сожалению, Комиссия ЕС вступила с нами в переговоры лишь несколько месяцев назад. Поэтому времени было мало. Большинство вопросов мы закрыли, но устранить все трудности не смогли. Так, с 1 мая в новых странах-членах ЕС рынки сельскохозяйственной продукции для нас закрыты. Кроме того, торговые ограничения по отношению к России существуют и в старых странах-членах ЕС. Каждый год наши экспортеры теряют порядка 400 миллионов евро, в частности из-за квот на поставки стали и пшеницы.

Фокус: Россия сдала военные позиции во многих регионах, например, на Балканах и в Центральной Азии. Значит ли это, что Москва потеряла интерес к мировой политике?

Лавров: Политика баланса сил и борьбы за сферы влияния ушла в прошлое. Это уже не подходит к XXI веку. Сегодня все государства должны совместно бороться против таких угроз, как терроризм, распространение оружия массового уничтожения, торговля наркотиками и организованная преступность. Конечно, и мы впредь будем сохранять законные интересы на евразийском пространстве.

Фокус: Насколько сильно влияние США на Грузию?

Лавров: Грузия - суверенное государство, и нам не пристало давать оценки ее отношениям с другими странами. Для нас важно, что Тбилиси признает, насколько важны добрососедские отношения с Россией.

Фокус: Как Россия относится к расширению НАТО, тоже расширившего свои границы на бывшие советские территории?

Лавров: Как и прежде, мы придерживаемся мнения, что расширение не является решением ни для одного из вызовов современности. Этот шаг сделан по принципу инертности. Используются методы вчерашнего дня.

Фокус: Россия собирается помогать НАТО в Афганистане и предоставить секретную информацию спецслужб. Что еще предпринимается в стране, когда-то находившейся под оккупацией Советского Союза?

Лавров: Мы участвуем в строительстве новых афганских вооруженных сил. В 2000 и 2003 г.г. мы предоставили 80 миллионов долларов. Германии мы предоставили право на транзит военных и других грузов, такое право мы можем предоставить и другим странам. Мы готовы списать большую часть старых долгов Афганистана.

Фокус: Американцы собирались с помощью оккупации Ирака вести борьбу, в частности, с терроризмом. Вместо этого они терроризм укрепили.

Лавров: До одностороннего вооруженного вторжения США никакой связи между терроризмом и Ираком не было. Международные террористы просочились уже после оккупации. Из этого тупика можно выбраться только скорейшим прекращением оккупации, восстановлением государственного суверенитета и передачей власти в руки иракского народа. В этом заключается смысл резолюции номер 1546, которую на прошлой неделе принял Совет Безопасности ООН. Процесс переходного периода должен быть прозрачным и придать в глазах иракского народа и всего мирового сообщества легитимность иракскому правительству. Он не должен восприниматься только как смена вывески.

Фокус: Возможно ли военное участие России в Ираке?

Лавров: Такой вопрос не стоит. Но мы готовы к политическому урегулированию под эгидой ООН и к экономическому восстановлению.

Фокус: Какова концепция России в отношении будущего Ирака?

Лавров: Прежде всего, нужно ясно показать населению, что оно снова стало хозяином своей судьбы. Только так можно справиться с восстановлением и развеять сомнения арабского и исламского мира. Для этого необходимо созвать международную конференцию или Круглый стол с представителями Ирака и мирового сообщества, включая соседние страны, Лигу арабских стран и членов Совета Безопасности ООН.

Фокус: За что будет выступать ООН в будущем?

Лавров: Совершенно очевидно, что ООН может идти так далеко, как этого хотят ее члены. Но, исходя из моего опыта работы в этой организации, я думаю, что без ООН в мире было бы намного больше проблем. Сегодняшние проблемы требуют совместных ответов, и ООН располагает для этого уникальными возможностями. Ведь неслучайно, что иракской коалиции пришлось сейчас вновь обратиться к ООН.

Фокус: Разрешение ближневосточного конфликта считается ключом в борьбе с терроризмом. Но правительство Израиля применяет силу, приказывает убивать лидеров радикальных палестинских организаций. Не является ли это контрпродуктивным?

Лавров: Конфликт является питательной средой для экстремизма. Израиль имеет право на самооборону и защиту своих граждан, но оно должно осуществляться в соответствии с международно-признанными правами человека. В интересах Израиля дистанцироваться от шагов, разжигающих враждебность и, в конечном итоге, подливающих масло в огонь экстремизма. Однако необходимо требовать и от верхушки палестинцев решительных шагов по борьбе с террором.

Фокус: Прозападный курс во внешней политике нравится не всем политическим силам в России.

Лавров: Наша внешняя политика не является ни прозападной, ни антизападной. Это политика в интересах России, которую мы твердо и последовательно проводим, но не через конфронтацию, а через диалог и партнерство. Общество и важнейшие силы в стране эту линию признали.

Интервью провели Г. Дометайт / Б. Райтшустер

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.