Россияне уже скупили немало недвижимости в самых фешенебельных районах Лондона, а один из них даже назван богатейшим человеком в стране и владеет собственным футбольным клубом. Но скоро к нам, возможно, приедет новый, еще более экстравагантный 'царь' - прямо из тюремной камеры в Москве.

Как ожидается, открывающийся на этой неделе процесс над Михаилом Ходорковским должен продемонстрировать неумолимую решимость президента Владимира Путина избавиться от дерзкого 'барона-разбойника', получившего после распада СССР гигантские государственные активы по бросовым ценам, а затем укусившего руку, что его кормила.

Однако во мраке тюремной камеры, где богатейший человек России сидит уже восемь месяцев, забрезжил луч света - надежда на спасение. Кремль может предложить Ходорковскому сделку, в результате которой тот может вскоре оказаться на свободе.

Четыре сокамерника, с которыми сорокалетний нефтяной магнат делит тюремную баланду, наверняка убеждают его переехать в Лондон, купить именитый футбольный клуб - как это сделал его бывший партнер Роман Абрамович - и жить себе припеваючи, наслаждаясь статусом богатейшего человека Британии (состояние Ходорковского оценивается в 8,25 млрд. фунтов).

Несомненно, товарищи по несчастью говорят ему: что может быть хуже, чем гнить в печально знаменитом следственном изоляторе Москвы - переполненной 'Матросскорй Тишине' - где, как говорят, царят туберкулез, СПИД и гепатит. Мать Ходорковского Марина каждую неделю по несколько часов проводит в очереди, чтобы отдать ему передачу, позволяющую разнообразить тюремный рацион, состоящий из прогорклой гречневой каши или рыбного супа, а его отец Борис пытается через ворота тюрьмы хоть одним глазком взглянуть на сына.

Однако ценой свободы для Ходорковского станет не просто изгнание: ему придется передать государству свою нефтяную империю - компанию 'ЮКОС'. Это станет для него унизительным поражением в личном 'состязании характеров' с Путиным, который никогда не стал бы президентом России без помощи предпринимателей вроде Ходорковского. Это будет означать и конец всем политическим амбициям покаявшегося 'барона-разбойника', который отлично умел превращать в доллары обесцененные рубли, но совершил смертный грех, поддержав оппонентов Путина.

В октябре прошлого года на одном из сибирских аэродромов самолет Ходорковского взяли штурмом вооруженные сотрудники спецслужб в масках, и он был брошен за решетку по целому списку обвинений - от мошенничества до 'нанесения ущерба российскому государству' на сумму свыше миллиарда долларов (550 миллионов фунтов).

По западному законодательству он мог бы внести залог и возвратиться в окруженный высоким забором поселок под Москвой, где он жил со второй женой и их тремя детьми (кроме них у него есть еще девятнадцатилетний сын от первого брака). По утрам он любил позаниматься со штангой в общем спортзале поселка - до того, как за ним приезжала машина, чтобы к 11 часам доставить в офис. 'Я не могу приезжать на работу раньше, потому что наш президент живет на том же шоссе, и я попадаю в пробку из-за его кортежа', - жаловался он. Однако вскоре и он, богатейший человек России, оказался бессилен перед более серьезными преградами, установленными Путиным.

Конечно, Лондон должен казаться привлекательным местом этому крепко сбитому сыну заводского рабочего и работницы, предпочитающему в часы досуга слушать пластинки 'Аббы', смотреть фильмы в жанре 'экшн', читать научную фантастику и 'качать железо'. 'Среди английских лидеров моему сердцу ближе всего Маргарет Тэтчер', - заявил он в ходе визита в Британию два года назад.

Именно тогда он разбрасывал деньги, как конфетти, создавая на Западе благотворительные организации вроде фонда 'Открытая Россия' или программы 'Молодые лидеры'. Он выступал перед студентами младших курсов в Оксфорде и устраивал 'званые вечера' в отеле 'Дорчестер' в лондонском районе Парк-Лейн. Как и его коллеги-олигархи, он ощущал необходимость перейти от накопления личного состояния к 'покупке' респектабельности.

Он сделал обезоруживающее заявление: 'Мы начинали как 'бароны-разбойники', но вы должны понять, что правила в те дни были размыты, и что мы изменились, когда поняли, чего от нас ожидают'.

Хватит ли в Лондоне места сразу для двух россиян с заоблачным самомнением и столь же гигантскими состояниями? Абрамович отчаянно пытается аннулировать сделку о слиянии между своей фирмой 'Сибнефть' и 'ЮКОСом' Ходорковского, в результате которой была создана крупнейшая в России нефтяная компания - вероятно, именно по этой причине Ходорковский занял 26 место в списке самых богатых людей на планете, составленном журналом 'Forbes'.

Теоретически, Ходорковский мог бы занять место Абрамовича в качестве богатейшего жителя Британии - его состояние превышает активы последнего (7,5 миллиардов фунтов) почти на 750 миллионов - но значительная часть его средств 'связана' в 'ЮКОСе', чьи акции с момента его ареста резко пошли вниз на фоне предостережений, что к концу этого года фирма должна обанкротиться. Однако, как считается, у Ходорковского есть немало денег и за рубежом.

Он не может утверждать, что его не предупреждали. Придя к власти четыре года назад, Путин заявил олигархам, что не станет пересматривать итоги сделок, позволивших им обогатиться, если те будут держаться в стороне от политики. Двоих магнатов, осмелившихся бросить вызов Кремлю, обвинили в преступлениях, совершенных в 1990е гг., и вынудили отправиться в изгнание. Абрамович понял намек и удовольствовался безобидной игрушкой в виде футбольного клуба 'Челси'.

Однако Ходорковский в открытую поддерживал 'Яблоко', главную партию либеральной оппозиции, оказывал финансовую помощь правозащитным группам и приобрел еженедельник 'Московские новости', назначив его главным редактором одного из смелых критиков Кремля.

В тюремной камере у Ходорковского есть время поразмышлять над зигзагами собственной судьбы. Он родился 26 июня 1963 г. в Москве, в простой семье; к пяти годам его мечтой стало возглавить советский завод - друзья так и прозвали его 'директором'. Изучая химию в Московском институте имени Менделеева, он узнал, как превращать простой металл в золото.

Будучи заместителем главы комсомола [так в тексте. На самом деле Ходорковский с 1986 г. занимал пост заместителя секретаря Фрунзенского райкома ВЛКСМ г. Москвы - прим. перев.], молодежной организации Коммунистической партии, разрешавшей своим членам создавать предприятия и оставлять себе прибыль, он понял, каким образом можно использовать слабости советской финансовой системы. В СССР существовало два вида расчетов - наличный и безналичный. Ходорковский конвертировал наличные рубли в доллары, ввозил в страну дефицитные персональные компьютеры, продавал их по безналичному расчету, а затем проделывал эту же прибыльную операцию заново. За два года он сколотил состояние в миллион долларов.

Он мечтал работать на оборонном предприятии, но как еврею вход туда ему был заказан, и Ходорковский вынужден был действовать в 'получастном' секторе экономики.

В 1989 г. он создал банк 'МЕНАТЕП' с уставным капиталом в 100000 долларов. Когда Борис Ельцин, в отчаянной попытке 'запустить' российскую экономику, начал распродажу государственной собственности, банк Ходорковского включился в этот процесс, организовав залоговый аукцион по акциям нефтяной компании 'ЮКОС'. Неудивительно, что Ходорковский сумел скупить 45% ее акций по договорной цене в 159 миллионов долларов, и вскоре под его контролем оказалась компания, на долю которой приходилась пятая часть российского экспорта нефти.

С 1990 по 1994 г. он приложил руку к созданию 40 компаний, перестраивая и продавая их. Несмотря на вкрадчивые манеры и легкое заикание, в бизнесе он был беспощаден. В одной из фирм он установил видеокамеры для слежки за персоналом и уволил более трети сотрудников.

По словам Дэвида Хоффмана (David Hoffman), автора книги 'Олигархи' (The Oligarchs), 'Всегда было непонятно, в чем заключался секрет его успеха. Говорили, что Ходорковский - трудоголик. У него были хорошие связи. Он действовал быстро, делился добычей, и никогда не выставлял себя напоказ'.

По иронии судьбы, при Ходорковском 'ЮКОС' превратился из символа сомнительных сделок в самую прозрачную корпорацию в стране. Но это не завоевало ему благосклонности в Кремле. Путин был рассержен, когда из-за лоббирования 'ЮКОСа' был провален законопроект о повышении налогообложения нефтяной промышленности, но настоящая буря разразилась из-за флирта Ходорковского с американцами. Для администрации Буша этот нефтяной магнат был персоной нон грата, но после терактов 11 сентября значение российской нефти в качестве альтернативы ближневосточным поставкам резко возросло.

При посредничестве вашингтонского финансового фонда Carlyle Group Ходорковский провел тайные встречи с Джорджем Бушем старшим и вице-президентом Диком Чейни (Dick Cheney). Если Путин выступал против вторжения в Ирак, то Ходорковский публично заявил о своей поддержке этой акции. Последней каплей для Путина стал план Ходорковского продать часть своей империи компании ExxonMobil - что фактически позволило бы американцам установить контроль над природными ресурсами России.

Еще до ареста магнату удалось изменить свой негативный имидж в глазах общественности. Савик Шустер, телеведущий НТВ, бравший у него интервью прошлым летом, говорит: 'Он был бизнесменом #1 и находился на вершине популярности. Сейчас, я бы сказал, он стал еще намного популярнее. Он - жертва, а в России любят мучеников'.

Ходорковский хорошо справляется с этой ролью - он заявляет о своей невиновности и решимости бороться до конца. Однако прокуратура требует для него десятилетнего срока, и вряд ли стоит удивляться, если он пойдет на уступки в обмен на номинальный приговор.

Возможно, он уже подобрал себе футбольную команду. Станет ли это концом 'ЮКОСа'?