Москва. - Суд над Михаилом Ходорковским, начинающийся сегодня, - один из самых амбициозных процессов, затеянных российскими властями в постсоветский период. Он вновь открывает самую мрачную главу в новейшей истории страны - беспорядочную приватизацию 1990х.

Правительства и бизнесмены к западу и востоку от России считают дело Ходорковского ключевым знаком того, какое политическое направление страна изберет при Владимире Путине. Однако оно может серьезно повлиять и на ведение бизнеса и толкование коммерческого права в путинской России. Многих оно уже заставило усомниться в приверженности бывшего агента КГБ диктатуре закона и другим демократическим институтам.

Сторонники Ходорковского называют обвинения, выдвинутые против основателя 'Юкоса', наказанием за то, что он спонсировал оппозиционные Кремлю партии. Его адвокаты зафиксировали целый список нарушений, допущенных, по их мнению, при отправлении правосудия с июля прошлого года, когда соответчик и соратник Ходорковского Платон Лебедев был арестован по обвинению в мошенничестве и уклонении от уплаты налогов, что и положило начало 'делу Юкоса'.

Путин настаивает, что это чисто уголовное дело, решение по которому должен вынести суд.

В отличие от других громких финансовых процессов, обвинения по которым зачастую распадались в суде, обвинения, предъявленные Ходорковскому и Лебедеву, похоже, выдерживают тщательное изучение. По мнению западных экспертов, они довольно четко описывают факты мошенничества, хищения и уклонения от уплаты налогов и, кроме того, хорошо сформулированы.

'Сейчас они определенно играют лучше, чем раньше', - считает один западный юрист. Напротив, обвинительное заключение против Владимира Гусинского, еще одного оппозиционного Путину магната, обвиненного в мошенничестве и отмывании денег и покинувшего страну, 'было практически невозможно читать', добавляет он. Испанские власти экстрадировать Гусинского по этому заключению отказались.

Тем не менее, дело Ходорковского заставило многих задаться вопросом о том, соответствует ли оно западным стандартам справедливости. Защита подала протест относительно предварительного заключения обвиняемого в Европейский суд по правам человека. Швейцарские суды отказались выполнить просьбу российских властей и заморозить счета 'Юкоса'. Защита приветствовала решение как доказательство неправоты российской прокуратуры.

Первым шагом защиты будет попросить трех судей, ведущих процесс, о перерыве сроком до одного месяца. На прошлой неделе суд постановил объединить дела Ходорковского и Лебедева, и адвокатам каждого обвиняемого теперь нужно время, чтобы ознакомиться с делом другого.

Однако на предварительных слушаниях суд отвергал все просьбы защиты, а учитывая, что Кремль, похоже, хочет ускорить процесс, даже сами адвокаты не верят, что перерыв будет назначен.

Ходорковский через своих защитников отрицает выдвинутые против него обвинения. К тому же, по словам адвокатов, преступления, которые ему вменяются, были стандартными методами ведения бизнеса в России 1990х годов, а потому дело должно слушаться в гражданском, а не уголовном суде. 'Если его признают виновным, мишенью может стать любой бизнесмен', - говорит известный правозащитник Юрий Шмидт, который ранее представлял интересы советских диссидентов, а теперь защищает Ходорковского.

Центральной темой процесса будет приватизация пакета акций крупной нефтехимической компании 'Апатит' в 1994 году. Обвинение заявляет, что 'Апатит' был приобретен Ходорковским и Лебедевым незаконно, и те отказались вернуть акции, когда приватизацию аннулировали. Даже по стандартам российской приватизации того времени продажа 'Апатита' была скандальной. Местные власти неоднократно требовали ее отмены, заявляя, что покупатели не выполнили условий сделки и не вложили в компанию необходимые инвестиции. Это нашумевшее дело рассматривалось в российском парламенте. В 2002 году акционеры 'Юкоса' урегулировали финансовые претензии местных властей.

Тогда как в США подобные процессы часто основываются на показаниях бывших сотрудников компаний, защита Ходорковского заявляет, что доказательства против него почерпнуты из документов, собранных во время следствия. Они сомневаются, что доказательств достаточно, чтобы установить его личное участие в предполагаемых преступлениях.

Кроме того, адвокаты нефтяного магната заявляют, что многие из преступлений, в которых он обвиняется, были обычным делом в 1990х годах, хотя в последние годы был принят ряд законов, уничтоживших многие лазейки. Кроме прочего, Ходорковский обвиняется в присвоении прибыли 'Апатита' путем трансфертного ценообразования, уплате налогов векселями, а не наличными, незаконном получении налоговых льгот в зоне низкого налогообложения и сокращении налога с физического лица путем получения зарплаты в качестве консультанта, а не сотрудника компании. Независимые эксперты считают, что доказать подобные обвинения будет гораздо сложнее, чем мошенничество.

Несмотря на то, что российское законодательство не основывается на прецедентах, дело Ходорковского даст понять, как власти планируют вести дела о мошенничестве и уклонении от уплаты налогов в будущем. 'Этот процесс меняет не только понимание важных юридических концепций, но и способ ведения бизнеса многими крупными компаниями', - указывает Питер Клейтмэн, американский юрист, специализирующийся на торговом праве и работающий в Москве.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.