МОСКВА. - Адвокаты произносят свои речи, пиаровцы проводят свои кампании, а российский нефтяной гигант ведет битву за выживание в качестве частной компании.

Прошло больше полугода с начала дела "Юкоса", когда был арестован главный акционер компании. За это время опубликованы тысячи пресс-релизов и сообщений различного характера. Средства массовой информации активно пытаются внушить нам, что поставлено на карту для российской экономики и какой режим создает Владимир Путин. Тем не менее, несмотря на все изложенные теории и страстные обращения, похоже на то, что борьба вокруг "Юкоса" является столкновением принципов, причем победитель в этом столкновении известен с самого начала.

Суд над главными акционерами "Юкоса" - Михаилом Ходорковским и Платоном Лебедевым - по обвинению в мошенничестве, уклонении от уплаты налогов и других нарушениях должен начаться в среду. В связи с этим "Юкос" подал сигнал, что готов капитулировать. В выходные дни и в понедельник зарубежные и местные информационные агентства сообщили, что компания "Юкос" через своего крупнейшего акционера - группу "Менатеп" - направила в правительство официальное предложение о выпуске акций в пользу государства и других способах передачи контрольного пакета акций компании. Взамен на эти уступки "Юкос" хочет получить возможность расплатиться с долгами по налогам, сумма которых может составить 10 миллиардов долларов, не доводя дело до банкротства.

Такой шаг не был неожиданным. Поскольку Кремль использует все имеющиеся средства, чтобы сокрушить "Юкос" в его сегодняшнем виде, Ходорковский и Лебедев, очевидно, пришли к выводу, что эту битву они проиграли, и сейчас им нужно бороться за то, чтобы получить минимальные сроки тюремного заключения и избежать конфискации имущества. Для двух этих людей игра подходит к концу. Очевидно, что какая-то часть "Юкоса" будет принадлежать государству.

Атака на "Юкос" была чрезвычайно успешной для Кремля. Если не считать нескольких мелких неудач, таких как решения судов на Западе и отвод местного судьи, не согласного идти в кремлевской упряжке, укрощение "Юкоса" прошло без сучка, без задоринки. Чиновники получили приказ на наступление и в ударных темпах выполнили план.

"Юкос", в свою очередь, мобилизовал целую армию ловких специалистов по связям с общественностью и дорогих адвокатов. Бывший глава "Юкоса" Ходорковский внезапно стал почти святым. Да, его богатство может выглядеть кричаще на фоне царящей в стране бедности. Но его начали представлять как настоящее российское божество, защищающее демократию, правопорядок и гражданское общество. За редкими исключениями комментарии западных СМИ сочувственно говорят о Ходорковском и "раскручивают" его смененный имидж. Однако дома личность Ходорковского остается той же - он олигарх, богатства которого надо экспроприировать, а его самого посадить в тюрьму.

В этом году большинство комментариев в саге о "Юкосе" уделяло главное внимание следующим возможным причинам конфронтации: 1) Кремль наказывает зарвавшегося нувориша с волчьим политическим и финансовым аппетитом; 2) Это личная вендетта против человека, который бросил вызов Кремлю; 3) Жадные и завистливые функционеры из бывшего КГБ намерены "подоить" частный сектор в интересах личного обогащения; 4) Кремль использует это дело как предлог, чтобы свернуть демократические и экономические свободы, завоеванные в 90-х годах; 5) Это пиаровская кампания Кремля, направленная на то, чтобы отвлечь внимание общественности от его собственных неудач в проведении реформ по повышению благосостояния среднего россиянина. В значительной степени конфронтация объясняется личной завистью, жадностью и примитивными политическими интригами.

Однако есть и более простое объяснение конфронтации по поводу "Юкоса". Это - столкновение принципов. Принцип "Юкоса" - "давайте договоримся". Он лежал в основе создания компании в 90-х годах и действует до сегодняшнего дня. Правила правилами, законы законами, но над всем должен превалировать механизм личных интересов, чтобы разрешать любые споры. Прекрасным примером такого подхода является надежда руководства компании, что Кремль в конце концов прекратит атаку на "Юкос", и за закрытыми дверями будет заключена сделка. А армия юристов и специалистов по пиаровским кампаниям придаст этой сделке вид полной законности и рационального делового мышления.

Однако принципы и подходы Кремля, по крайней мере, в данном случае и в целом при Путине, радикально отличаются. "Юкос" - это частная компания. Но, по мнению Кремля, "Юкос" также является юридическим лицом, обязанным действовать в рамках законов, которые Кремль призван защищать и отстаивать. Сама мысль о том, чтобы заключить сделку с Ходорковским, прочими акционерами и "Юкосом", сведет на нет все действия Кремля по отношению к этой компании за последний год. Заключение сделки докажет, что дело "Юкоса" носит личный характер и с юридической точки зрения является субъективным. На этом этапе просто невозможно заключать какие бы то ни было сделки - по крайней мере, с основными акционерами компании.

Оба принципиальных подхода противоборствующих сторон имеют свои недостатки. Позиция "Юкоса", что все и вся продается, и вопрос только в цене, уже явно устарела. Другие олигархи, несомненно, заметили это. Даже самые лучшие и самые дорогие адвокаты, даже самые мудрые пиаровские гении не могут быть всесильными.

Жесткая позиция Кремля делает его уязвимым. Кремль не сумел доказать, что является хорошим финансовым менеджером. Если он станет основным акционером "Юкоса", сменив "Менатеп", ему придется защищать интересы акционеров, то есть собственные интересы, не нанося при этом ущерба компании. Кремль также не всегда понимает, что для лучшей защиты интересов государства и бизнеса иногда следует менять законы.

Когда год назад началось дело "Юкоса", многие комментаторы предсказывали, что атака Кремля на компанию быстро прекратится. Год спустя более здравым выглядит предсказание о закрытии компании. Кремль доказал, что обладает большой решимостью и силой в отстаивании своих принципов. Однако Кремлю еще предстоит доказать, что его сила будет во благо государства, бизнеса и общества.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.