В начале прошлого века, когда американцы были 'золотой молодежью' западного мира, их писателем был Френсис Скотт Фитцджеральд.

Судьбу главного героя своего романа 'Прекрасные и проклятые' (The Beautiful and Damned) - богатого молодого человека из высших слоев нью-йоркского общества - он предопределил в эпиграфе: 'победитель принадлежит своим трофеям'. Еще в 1922 году Фитцджеральд предупреждал, что человеку не убежать от разъедающей власти больших денег.

На страницах этого романа, в котором показан жуткий снобизм людей того времени, главный герой - 'золотой мальчик' Энтони Патч (Anthony Patch) - задает именно этот вопрос своему другу, такому же писателю, как и сам Фитцджеральд, который никак не может отойти от коммерческого успеха своего первого романа. Тогда это предостережение еще выражалось в форме вопроса, будто Фитцджеральд считал, что, если со временем человек поймет, что богатство несет с собой растление души, то он сможет этому противостоять. Через три года, когда жизнь самого Фитцджеральда уже расползалась по швам оттого, что он тратил больше, чем мог себе позволить, он с сожалением писал о сверхбогачах: 'Они не такие, как ты и я: у них мягко там, где у нас твердо, и они циничны тогда, когда доверчивы мы'. Гораздо позже, когда уже десяток лет прошел с опубликования его лучшей работы, а сам он был совершенно без гроша, его приятель в прошлом Эрнест Хемингуэй написал своеобразный ответ на вопрос, чем же богатые отличаются от бедных. Герой Хемингуэя ответил: 'Просто у них больше денег'. Фитцджеральд сказал тогда Хемингуэю, что этот ответ его оскорбил.

Пока что единственный человек в России, который говорит, что по-фитцджеральдовски предупреждал Михаила Ходорковского перед арестом о том, что его ждет - его мать. По ее словам, она сформулировала это в форме, больше напоминавшей древнегреческое пророчество о том, что взлет предвещает падение, а излишняя гордыня неминуемо приводит к гневу завистливых богов, и, как следствие, к заслуженному наказанию. Однако никто из сверхбогатых молодых людей, сколотивших состояния в России плечом к плечу с Ходорковским, похоже, так не думает. Наоборот, они настолько далеки от того, чтобы воспринимать пророчество Фитцджеральда всерьез, что сейчас пытаются обернуть его себе на пользу. Если уж активы Ходорковского поставлены 'на поток и разграбление', говорят они сейчас своим друзьям в правительстве, давайте устроим аукцион и распродадим их тем, кто достаточно богат и может себе позволить их приобрести. Иными словами, давайте руками правительства начнем новый жульнический передел собственности, который проведут олигархи, выжившие под огнем того же правительства...

Наверное, Олег Дерипаска, владелец контрольных пакетов акций компаний 'Русский алюминий' ('Русал') и холдинга 'Базовый элемент', и хотел показать свою готовность пойти на такую сделку, когда недавно заявил в беседе с московскими журналистами о том, что он подумывает о вхождении в нефтяной бизнес.

Еще дальше пошел Михаил Фридман, глава банковской группы 'Альфа' и один из тех, кто в прошлом году продавал British Petroleum акции Тюменской нефтяной компании. По сведениям от некоторых источников в Кремле, он предложил заплатить государству до 10 миллиардов долларов за активы "ЮКОСа", когда государство получит с него трехмиллиардную налоговую задолженность, а сам Ходорковский и его партнеры-акционеры будут оштрафованы и выплатят все, что положено. На тот момент, когда от него поступило это предложение, стоимость акций "ЮКОСа" давала компании рыночную капитализацию в размере 12 миллиардов долларов. С момента его появления этот показатель вырос до 16 миллиардов.

Однако еще на шаг вперед продвинулся владелец контрольного пакета акций 'Сибнефти' Роман Абрамович. Он предложил "ЮКОСу" и государству план, в котором предусматривается размораживание денежных средств и активов "ЮКОСа", на которые наложен судебный арест, а также прошлогодней сделки по приобретению "ЮКОСом" 'Сибнефти'. Абрамович предлагает "ЮКОСу" погасить долги перед государством, продав его пакет акций 'Сибнефти' обратно Абрамовичу. Суду остается только установить, насколько этот пакет велик.

Однако это отнюдь не означает, что Абрамович готов взять и просто так расстаться со своими деньгами. По его плану, свои акции он выкупит у "ЮКОСа" по той цене - и не выше - которая позволит Ходорковскому расплатиться с государством, и то на двух условиях: во-первых, "ЮКОС" должен предложить финансовые гарантии против возможных судебных исков, истцы по которым могут требовать реализации сделки по продаже 'Сибнефти', или возместить ущерб всем, кому расторжение сделки его нанесет; во-вторых, Кремль должен гарантировать, что он не будет возражать против перепродажи Абрамовичем пакета акций, который он приобретет у Ходорковского, иностранной компании по двойной или тройной цене.

У каждого из этих предложений в Кремле имеются горячие сторонники на низшем и даже среднем уровнях. Однако для президента Владимира Путина проблема выплаты долгов "ЮКОСа" и решения судьбы Михаила Ходорковского слишком важна, чтобы ее решение можно было оставить на усмотрение помощников, советников или судей. В Кремле сейчас множество партий, которые по каждому достаточно крупному куску собственности поверженного "ЮКОСа" разделились между всеми победителями, и каждый по-своему проталкивает перед президентом интересы своих хозяев. Они вставляют соответствующие слова в его речи и ремарки, а, если это не удается, то интерпретируют его собственные высказывания в выгодном для себя ключе. Они активно вовлекают в свои орбиты министров ранга Александра Жукова и Алексея Кудрина, а те, в свою очередь, пытаются угадать, в чью сторону склоняется президент, чтобы и в его глазах не опозориться, и частью трофеев "ЮКОСа", если получится, поживиться. Выходит, как бы ни странно это прозвучало, что президентской команде сейчас, как и самим подсудимым, необходимо время, в связи с чем они пытаются максимально затянуть судебный процесс.

Однако, даже если Путин еще и не принял никакого решения, не похоже, что он запутался. Он понимает, что, если он разберет "ЮКОС" на кусочки и эти кусочки - активы и пакеты акций - распределит между Дерипаской, Фридманом, Абрамовичем и им подобными, то тем самым подтвердит главное обвинение, которое бросают ему и сторонники Ходорковского, и правительства Соединенных Штатов и Великобритании, и бежавший из страны олигарх Борис Березовский: он продемонстрирует, что одних олигархов любит больше, чем других. Тем самым он также покажет, что для него реальной подоплекой этого дела была либо политика - поддержка Ходорковским политической оппозиции и критически настроенной прессы - либо просто коррупция.

В то же время, Путин не может не понимать, что его возможности преследовать других олигархов за те же преступления, в которых обвиняют Ходорковского, весьма ограниченны. Для этого у Путина слишком мало верных и честных людей, не говоря уже о том, что не все из них компетентны, и они вряд ли смогут предотвратить эпидемию поднятия чиновниками среднего звена 'старых дел', которые после определенных финансовых вливаний будут снова складываться в запасники. В этом отношении возможностей у него никак не больше, чем год назад, когда он только начал кампанию против "ЮКОСа", несмотря на то, что большинство населения выразило ему свою поддержку на выборах уже после ареста Ходорковского, и даже несмотря на проведенную реорганизацию правительства. Таким образом, ему необходимо двигаться вперед медленно, поддерживая требования о выплате недоимок против одной компании, другим посылая знаки, что они могут столкнуться с такими же последствиями, и откладывая принятие решений, которых ждут все, в том числе и олигархи.

Экономические советники Путина говорят ему, что сейчас самое лучшее время для того, чтобы заняться перераспределением активов. Дескать, вряд ли представится другой случай это сделать, когда так же высоки будут цены на нефть и другое сырье. Но как ему разрешить противоречия между докладами, которые каждый день подкладывают ему на стол разные люди, и в одном говорится, что лучше всего положиться на Дерипаску - потому-то и потому; в другом - что лучше всего Фридман, потому что он то-то и то-то; а в третьем - что Абрамович всех милее, причем по совершенно иным причинам? А что думать про предложения Абрамовича, которые будут означать, что Путину придется снять наложенное им же год назад вето на продажу активов российских нефтяных компаний американцам, англичанам или французам? Может быть, прессинг лоббистов настолько силен, что только для того, чтобы от всех отвязаться, он готов согласиться с ними, что противоречило бы всему, что он говорил относительно национальной политики в области природных ресурсов? Соберет ли Путин-победитель все призы от кампании против олигархов, или все-таки прав Фитцджеральд и победитель принадлежит своим трофеям?

Если бы Путин немного почитал повести Фитцджеральда о богатых американцах, он бы понял, что, даже если задать правильный вопрос несколько раз подряд, это не всегда приведет к тому, что получишь логичный и убедительный ответ.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.