Сильвия Пфайфер беседует с финансовым директором НК 'Юкос' Брюсом Мизамором. Она спрашивает, сможет ли 'Юкос' выжить в случае, если российские власти продадут ее крупнейшую дочернюю добывающую компанию.

В сердце Западной Сибири на выстроившихся в ряд скважинах ведется круглосуточная добыча нефти. Отсюда - с Приобского месторождения - нефть поступает на берег реки Оби. Транспортировка нефти происходит по сети магистральных нефтепроводов, принадлежащих ОАО 'Транснефть', после чего она поступает на зарубежные рынки.

Однако в трехнедельный срок работа на скважинах может быть прекращена из-за событий, которые происходят за тысячи километров отсюда - в Москве. Приобское стало центром уже давно длящегося конфликта между 'Юкосом' - крупнейшей нефтяной компанией России, владеющей запасами этого богатейшего месторождения, и государством в лице Владимира Путина.

В то время как Михаил Ходорковский - крупнейший акционер и фактический создатель НК 'Юкос' по прежнему находится в тюрьме по обвинению в уклонении от уплаты налогов и мошенничестве, российские власти нанесли на прошлой неделе удар в самое сердце компании, объявив о своих намерениях продать главное дочернее нефтедобывающее предприятие в составе 'Юкоса' в счет погашения налоговой задолженности материнской компании в размере 3,4 млрд. долларов.

В соответствии с решением министерства юстиции самое крупное дочернее добывающее предприятие 'Юганскнефтегаз', на котором добывается порядка 60% от объема валовой добычи сырой нефти 'Юкоса', и являющееся крупнейшим собственником запасов Приобского месторождения, должно быть продано.

И хотя принудительная продажа активов этой компании завершит длящиеся уже многие месяцы изнурительные юридические баталии вокруг 'Юкоса', ее последствия будут для 'Юкоса' катастрофическими. 'Если уйдет 'Юганскнефтегаз', то и сама компания 'Юкос' в том виде, в котором мы ее знаем, также прекратит существование. Ведь 'Юганскнефтегаз' - самое ценное, что есть в 'Юкосе', она - главный драгоценный камень в ее короне', - считает Эл Брич (Al Breach), главный экономист и аналитик московского инвестиционного банка Brunswick UBS.

Ответ 'Юкоса' не заставил себя ждать. В четверг руководство НК 'Юкос' предупредило, что в случае продажи 'Юганскнефтегаза' и продолжения ареста других активов компании, оно может объявить о банкротстве компании в течение уже ближайших трех недель, и нефтяная компания таким образом не сможет выполнять свои обязательства по экспортным контрактам. Как и следовало ожидать, акции компании сразу же упали в цене на 10% до отметки 153,34 руб. за штуку.

Финансовый директор компании 'Юкос' Брюс Мизамор говорит, что мрачное и грустное заявление все же лучше, чем балансирование на грани войны. 'Этот риск (банкротства) сохраняется', - настаивает финдиректор. Послание явилось напоминанием как акционерам, так и российским властям о том, что 'время на исходе'.

'В ситуации, когда власти накладывают арест на ваши активы и банковские счета и при этом выставляют вам счет по налоговым платежам, который должен быть погашен в пятидневный срок, при том, что у вас нет для этого необходимой суммы наличных средств, думаю, особого выбора и выхода у вас не будет', - констатирует Б. Мизамор.

Он говорит, что возможности привлечь достаточное количество денежных ресурсов, чтобы остаться на плаву, у 'Юкоса' ограничены. По его мнению, ни у одного из российских конкурентов 'Юкоса', упоминавшихся в качестве потенциальных покупателей 'Юганскнефтегаза', также не имеется достаточных средств для того, чтобы заплатить истинную цену за это предприятие.

По оценкам специалистов инвестиционного банка Brunswick UBS, стоимость 'Юганскнефтегаза' составляет порядка 20 - 25 млрд. долларов. По другим оценкам, его стоимость может достигать 40 млрд. долларов - т.е. намного превышать сумму налоговой задолженности самого 'Юкоса', составляющую 3,4 млрд. долларов.

По мнению специалистов, самым вероятным кандидатом на покупку 'Юганскнефтегаза' среди участников аукциона, является 'Сургутнефтегаз' - крупнейший производитель нефти в стране после компаний 'Юкоса' и 'Лукойла'. Добывающие предприятия этой компании расположены на другом берегу Оби, и ее руководство хорошо знакомо с характеристиками месторождения, на котором работает 'Юкос'.

И главное - компанией руководит Владимир Богданов, который, в отличие от Михаила Ходорковского, зарекомендовал себя как бизнесмен, который не лезет в политику.

Однако, в том случае, если государство захочет сохранить 'Юкос' в своих руках, наиболее вероятными покупателями станут ОАО 'Газпром' и 'Роснефть'. 'В том случае, если торги будет недолгими, а сделка быстрой, 'Юганскнефтегаз' скорее всего отойдет одной из российских компаний. И достанется он ей дешево', - считает Стефен О'Салливан (Stephen O'Sullivan), возглавляющий отдел исследований финансовых рынков немецкого инвестиционного банка UFG Deutsche.

Он полагает, что ни одна из западных нефтяных компаний не будет принимать участие в торгах по заниженным ценам из опасений, что любое их законное право требования по приобретенным активам может быть оспорено в суде. Вместе с тем в руководстве крупнейших мировых нефтяных компаний, включая американских гигантов ExxonMobil и ConocoPhillips, французский TotalFina и даже Royal Dutch/Shell, внимательно следят за развитием событий.

Пресс-секретарь компании BP, которая уже инвестировала порядка 8 млрд. долларов в России через свое совместное с российской компанией ТНК предприятие, отказался от комментариев по поводу того, захочет ли СП ТНК-BP приобрести 'Юганскнефтегаз'. Аналитики при этом считают, что у British Petroleum' и без того имеется в России много собственности, чтобы проявлять интерес к дальнейшему инвестированию в нефтяном секторе страны.

В пятницу предложение ряда английских инвесторов произвести эмиссию ценных бумаг для спасения 'Юкоса', приостановило дальнейшее падение цен на акции этой нефтяной компании. Однако этот шаг группы инвесторов во главе с Константином Кагаловским, - бывшим инвестором 'Юкоса' - был воспринят специалистами с известной долей скепсиса.

Главным вопросом для многих остается то, чего В. Путин пытается добиться, подталкивая 'Юкос' на грань банкротства. Недавние события никак не согласуются с более ранним заявлением президента, сделанном в прошлом месяце, о том, что банкротство компании не отвечает государственным интересам России.

По утверждениям Б. Мизамора, руководство 'Юкоса' направило в государственные органы 11 посланий, содержащих конкретные предложения о реальных путях выхода из создавшегося тупика, не получив на них ни одного ответа. Полагает ли он, что вся эта нынешняя кампания против 'Юкоса' имеет под собой политическую подоплеку? В ответ я услышала однозначное 'да'.

'Действия властей имеют явную политическую окраску, так как, по нашему мнению, мы выполнили все их требования, - считает мой собеседник, и при этом замечает, что понятия не имеет, какова, по задумке властей, будет завершающая фаза противоборства. - Мы сформулировали и направили все наши предложения властям, не получив на них никакого ответа, поэтому мы не можем знать наверняка, какие у них имеются планы'.

Одно из предложений, направленных в адрес органов государственной власти, содержало предложение М. Ходорковского передать часть его собственных акций в 'Менатепе' - компании, владеющей контрольным пакетом 61 процента акций 'Юкоса' в счет погашения долга компании. Но и на это предложение ответа не последовало.

Что же касается самого Михаила Ходорковского, то для него расчленение 'Юкоса' означает конец катания на 'американских горках', которое началось еще в 1988 г., когда он основал 'Менатеп' - один из первых банков новой России, получивших лицензию на право совершения банковских операций. Этот банк стал для него главным инвестиционным инструментом в многолетней безудержной гонке по скупке активов.

В 1994 г. он и его партнеры по бизнесу приобрели 20 процентов акций крупнейшего российского производителя удобрений всего лишь за 225 тыс. долларов. Однако, поворотный пункт в его карьере наступил в 1995 г., когда он по дешевке приобрел контрольный пакет акций в государственной нефтедобывающей компании 'Юкос'. Она тогда представляла собой производственное объединение нескольких нефтедобывающих предприятий советского типа. Тогда будущий олигарх заплатил за контрольный пакет 'Юкоса' всего 350 млн. долларов, а уже через два года он стоила $9 млрд.

Затем М. Ходорковский для повышения прозрачности в своем личном бизнесе и в 'Юкосе' решил ввести бухгалтерскую отчетность западного образца. Однако то, что он стал активно участвовать в политике, вызвало недовольство со стороны властей.

Когда В. Путин официально приступил к исполнению обязанностей президента в 2000 г., он дал ясно понять, что оставит олигархов в покое, если те будут держаться подальше от политики. М. Ходорковский с такой постановкой вопроса не согласился, и теперь платит за свое непослушание высокую цену, как, впрочем, и вся Россия.

'На кон поставлено не только будущее одного 'Юкоса' и интересы его миноритарных акционеров, но и то, куда на самом деле метит Путин и его команда', - считает г-н Брич.

'В том случае, если это будет сделка на скорую руку, организованная для своих . . . (тогда) опасения относительно того, что Путин и окружение заботятся в большей степени о своих собственных интересах, и им мало дела до блага всей страны, будут лишь усиливаться'.

Эту точку зрения подхватывает Билл Броудер (Bill Browder), глава московского инвестиционного фонда 'Hermitage Capital Management': 'То, что мы знаем наверняка, это то, что Путин хочет сбить спесь с Ходорковского. Мы не знаем, собирается ли он проделать то же самое с остальными участниками рынка? Если речь идет только о Ходорковском, на рынке это существенно не отразится. А если не только о нем - это неизбежно негативно отразится на биржевой стоимости акций'.

При этом аналитики считают, что то, что представители государства объявили в конце прошлой недели о принятом решении выставить на аукционе принадлежащую государству долю в акционерном капитале 'Лукойла', означает попытку Путина снять озабоченность Запада по поводу того, что он отсекает иностранных участников торгов от возможности приобретения лакомых кусков российской нефтяной промышленности. Пять дней назад В. Путин встретился с руководством компании 'ConocoPhillips' для обсуждения данной сделки.

Б. Мизамор говорит, что все, чего желает руководство 'Юкоса' - это избежать банкротства компании. И при этом он настаивает на том, что сильный 'Юкос' - в интересах самой России.

'Мы не думаем, что в России есть другая компания, которая будет столь же эффективно вести разработку нефтяных месторождений так, как это делает 'Юкос', - говорит мой собеседник. - В России просто нет другой такой компании'.