Москва. Радоваться белым Жигулям пришлось недолго. Когда через месяц после покупки Виктор Семин открыл двери своего гаража, машины в нем он не обнаружил. Семин не одинок в своем несчастии, по статистике москвичи заявляют о своих пропажах в среднем уже через 4 дня после приобретения автомобиля.

Число угонов, как говорит Иван Горбунов, руководитель следственного отдела Московского уголовного розыска, растет пропорционально регистрации. В Москве зарегистрировано 4 миллиона автомобилей. Насколько успешно действует автомобильная мафия, не знает даже милиция. Горбунов говорит, что многие не заявляют о краже. Доверие к исполнительной власти невелико, а организованная преступность всегда на шаг впереди.

Спутниковая навигация в крупных российских городах только еще зарождается, а преступные группировки умеют засекать системы обнаружения и отключать их. Блокировка двигателя тоже не панацея. Наиболее подвержены угонам новые модели отечественных Жигулей. Вероятность, что угонщики положили глаз на ваш автомобиль, составляет, по данным Горбунова, 70%. Почти так же привлекательны Audi и VW. Заметно меньший интерес угонщики проявляют к автомобилям BMW и Mercedes.

Этим бизнесом занимаются преступные группировки со строгой дисциплиной и иерархией, а также разделением труда. Слово главаря банды - закон. Одни угоняют, другие перебивают номера двигателей и подделывают документы, опять же третьи отгоняют машины в другие регионы России и сбывают их там.

В одной только Москве на угоне Жигулей специализируются 30 банд. Почти столько же на 'иномарках', как называются в России импортные автомобили. Более старые машины используются на запчасти, их сдают продавцам подержанных товаров. Более новые машины продаются далеко за пределами таких крупных центров, как Москва или Санкт-Петербург. Немецкие легковые автомобили заметно чаще отправляются в сибирский Красноярск.

Угонщики, в большинстве своем, - выходцы из бедных республик Северного Кавказа. Сыщики знают, что они приезжают в Москву максимум на две недели, работают тут и снова исчезают. Только главари группировок и изготовители фальшивых документов постоянно пребывают в Москве. Добычу наводчики зачастую находят на стоянках у крупных супермаркетов и торговых центров, а дальше за дело берутся угонщики.