В большой, могучей стране, в нескольких сотнях километров от границ Австрии, правит железной рукой властитель: энергетический сектор там остается под государственным контролем, промышленная политика - дело барское, влияние извне подавляется, а принципам рыночной экономики придается нужное содержание. О какой же стране идет речь? Это описание, конечно же, подходит к России, - но в равной степени и к Франции.

Энергетическим гигантом Electricite de France будут управлять после запланированной частичной приватизации из правительственного квартала в Париже. Приобретение фармацевтического концерна Aventis швейцарским конкурентом - компанией Novartis - связано с использованием политических средств. А в случае с флагманом, компанией Alstom, дело, что касается такой помощи, не столь очевидное.

Иными словами, западные комментаторы пользуются двойными стандартами. Посягательства со стороны французского правительства терпят, в то время, как, вспоминая ЮКОС, уже рисуют картину возврата коммунизма. Однако президент Путин не из вечно вчерашних, он властный политик, думающий, как и его коллега Жак Ширак (Jacques Chirac), не масштабами курса акций. Цель Путина - взять под контроль энергетический и сырьевой сектор. В этом контексте следует понимать и жесткие действия, направленные против ЮКОСа. После того, как Москва перекрыла нефтяному концерну все финансовые потоки и потребовала вернуть долги по налогам в размере миллиардов долларов, у ЮКОСа остаются два выхода: погасить долги, передав акции, или же быть расчлененным. То, что концерну при этом грозит возможная гибель, Путину не мешает.

В этом спектакле Западу уготована роль зрителя, который к тому же привязан к своему креслу. Путин понимает, что Россия имеет слишком большое значение, чтобы ее могли оставить с проклятиями. Даже если в последнее время выросли масштабы бегства капитала, Европе без российской нефти не обойтись.

Будет ли сохранен ЮКОС и если да, то в какой форме, неясно. Понятен, напротив, сигнал, поданный Путиным инвесторам: они, конечно, желательны, но контрольные пакеты акций стратегически важных предприятий будут находиться не в руках сомнительных олигархов, а в сейфе Кремля. Иными словами, причин для паники нет. То, что чуть большая регламентация со стороны государства в экономике не означает возврата к диктатуре, можно прекрасно видеть на примере Франции.