Россия, Игольско-Таловое нефтяное месторождение. Он сделал все то, что требовалось от управляющего директора компании. Перерезал ленточку, вручил награды и присутствовал на вводе в эксплуатации новых мощностей в сопровождении оркестра русских народных инструментов и кружащихся в танце женщин в русских национальных костюмах из фольклорного ансамбля. А поскольку мероприятие происходило в России, он был вынужден отмахиваться от коньяка и водки, в изобилии присутствовавших на накрытом по случаю праздника столе.

Однако, несмотря на наличие всех необходимых атрибутов, указывающих на еще один удачный деловой день, трапеза в этом удаленном сибирском уголке была какой-то странно тихой и даже как бы заупокойной. Когда управляющий директор НК 'Юкос' направился к своему вертолету, к нему подошел губернатор и с сочувствием пожал ему руку со словами: 'Желаю Вам успеха в Вашем нелегком предприятии'.

Стивен Тиди (Steven M. Theede) наконец осознал, что он находится не в Канзасе. Такая ему, уроженцу американской глубинки, уж выдалась роль - спасти крупнейшего российского производителя нефти от нападок Кремля. Российский олигарх, который нанял его в прошлом году и дал ему три месяца на составление плана действий, загремел в тюрьму еще до истечения отпущенного трехмесячного срока. Компания, к руководству которой приступил Тиди, получала рекордные прибыли и добивалась рекордных показателей добычи, однако, в течение недели или двух она может быть обанкрочена. В конечном итоге она может быть расчленена на составляющие и проглочена государством.

'Я все еще считаю, что могут быть приняты какие-то встречные меры для спасения компании, - заявил С. Тиди на этой неделе во время поездки по предприятиям, входящим в нефтяную империю 'Юкоса'. - Я просто обязан в это верить. Если я прекращу так думать, то нам ничего другого не останется, как сдаться на милость победителя'.

Ничего из знаний, полученных в средней школе и Канзасском университете, не могло помочь С. Тиди разобраться в запутанном мире высших эшелонов российской политики и бизнеса. Само собой разумеется, что ничего подобного с ним не происходило на протяжении всех 30 лет, в течение которых он продвигался по службе в нефтяном гиганте Conoco и его правопреемника - компании ConocoPhillips. 'В западных компаниях существует определенный уровень определенности и предсказуемости, - говорит С. Тиди. Здесь же мало что предсказуемо'.

Каждый день приносит новые подтверждения этому наблюдению. Главный акционер 'Юкоса' Михаил Ходорковский и его деловой партнер предстали перед судом в Москве по обвинению в финансовых махинациях. Другой его деловой партнер был обвинен на этой неделе в организации заказных убийств. Государственные чиновники пересчитывают старые налоговые платежи компании и выставляют новые многомиллиардные в долларовом исчислении иски. Активы и банковские счета 'Юкоса' были арестованы, объявлен дефолт по его банковским кредитам. И при этом государство намерено конфисковать главное его производственное подразделение, обладающее запасами нефти на 30 млрд. долларов.

С. Тиди пришлось испытать эмоции посильнее, чем при катании на американских горках в парке аттракционов, когда он на зафрахтованном самолете совершил перелет из Москвы в Томск, где он нанес блиц-визит на добывающие предприятия компании. Поступила информация о том, что новое постановление минюста предписывало компании прекратить добычу и отгрузку сырой нефти, что привело к панике на мировых рынках и спровоцировало рекордный рост цен на нефть.

В четверг, однако, от минюста поступило разъяснение, предписание было отозвано и было отмечено, что в нем не содержалось указаний на прекращение добычи. Речь шла только о замораживании продажи активов дочерними компаниями 'Юкоса' с тем, чтобы собственность не могла оказаться вне пределов досягаемости налоговых инспекторов. Но с учетом этого обстоятельства передышка обещает быть недолгой. Если не будет снят арест с банковских счетов компании, утверждает С. Тиди, с конца следующей недели на добывающих мощностях начнется веерное прекращение добычи.

То, что американец оказался в эпицентре круговорота событий российской жизни лишь добавляет интригу в борьбу, которая, по мнению многих политических деятелей и руководителей крупного бизнеса, является битвой за управление страной. То, что в свое время началось с противостояния человека, наделенного самой большой властью в стране - президента Владимира Путина, и ее самого богатого гражданина - Михаила Ходорковского, и явится прообразом тех форм, в которые будут облечены капитализм и демократия в обществе, которое до сих пор ставит эксперименты после семи десятилетий правления советской власти.

С. Тиди - новая фигура в драме, в которой и без него достаточно персонажей, - пытается оказать влияние на благоприятный исход событий вокруг 'Юкоса'.

'Стив - добросовестный инженер-нефтяник, у него хорошая репутация в отрасли, - сказал в своем интервью Роберт Дадли (Robert Dudley), президент компании TNK-BP - третьего по величине в стране производителя нефти, второй из двух американцев, возглавляющих крупнейшие российские нефтяные компании. - Сомневаюсь, что все полученные им знания и опыт пригодятся ему в том, чем он занят сегодня'.

Присутствие Тиди вызывает недовольство в стране, где всегда недолюбливали иностранцев, и относились к ним с подозрительностью, испытывая к американцам двоякое чувство. И тем не менее, некоторые считают, что управление компанией американцем идет 'Юкосу' на пользу, поскольку наличие подобной нейтральной фигуры, не вовлеченной в местные дрязги, повышает доверие к компании во время судебной тяжбы.

'Быть может это и вызывает определенные подозрения, - заявляет Алексей Кондауров, один из бывших руководителей 'Юкоса', а ныне член Госдумы от фракции коммунистов. - Но дело тут отнюдь не в американцах. А совсем в другом. Если бы Тиди назначили раньше, тогда бы власти не вели бы себя столь агрессивно. Если бы у нас были инвестиции от какой-либо американской компании, тогда, может быть, атаки не носили бы столь агрессивный характер'.

52-летний Тиди появился в России после того, как закончил свою карьеру на Западе. Успешно пройдя стажировку в компании Conoco, он на протяжении трех десятилетий колесил по филиалам нефтяного гиганта, проработав в Хьюстоне, Солт-Лейк-Сити, Тулсе, Мидленде (штат Техас) и Шайене (штат Вайоминг). В конце концов, он оказался в Великобритании, куда был назначен исполнять обязанности президента компании по операциям в России, Европе и в странах бассейна Каспия.

В ноябре 2002 г. к нему обратился посредник с предложением занять пост управляющего директора НК 'Юкос'. В то время М. Ходорковский пытался привлечь к управлению компанией иностранных специалистов, на помощь которых он рассчитывал в деле превращения старой советской компании в современную, передовую в техническом отношении компанию западного типа, которая сможет со временем вступить в достойную конкуренцию со старыми европейскими и американскими нефтяными зубрами.

'Что мне терять?' - вспоминает Тиди о чувствах, охвативших его в тот момент. Длившиеся почти месяц переговоры закончились встречей весной 2003 г. в лондонском отеле 'Риц'. Когда Стивен Тиди вошел, то увидел, что Михаил Ходорковский не может справиться со своим новым ноутбуком. Из него доносилась музыка и нефтяной магнат не знал, как ее выключить. В течение двух или трех минут он не замечал присутствия Тиди. Дело закончилось тем, что он просто вынул из компьютера аккумуляторную батарею.

Тиди говорит, что перспективы преобразования компании, какими их описал Ходорковский, произвели на него большое впечатление. 'Он рассматривал возможность внедрения западных методов ведения бизнеса в качестве следующего крупного шага на пути модернизации 'Юкоса', - вспоминает Тиди.

В конце концов, в августе 2003 г. было принято решение зачислить С. Тиди в штат компании в качестве управляющего директора - на вторую по значимости должность после самого М. Ходорковского. В мой первый же рабочий день, вспоминает С. Тиди, Ходорковский поставил передо мной задачу в трехмесячный срок подробно ознакомиться с кампанией и разработать план действий по ее преобразованию. 'Как вы сами можете видеть, он был арестован еще до того, как истек отпущенный мне срок', - вспоминает С. Тиди.

М. Ходорковский, который был арестован 25 октября, находясь в тюрьме, ушел со своего поста генерального управляющего компанией. На этом посту его сменил Семен Кукес (Simon G. Kukes), русский по происхождению подданный США, который ранее работал президентом ТНК до ее объединения с британской компанией BP. Однако С. Кукесу не удалось уладить юридический конфликт с властями и по решению правления его место занял С. Тиди. Это было поистине выдвижением военного времени.

'Я не позволяю себе и близко подпустить мысль о том, чтобы передумать и отказаться, - говорит Тиди. - Я там, где я есть. Ситуация вокруг нас такая, какая есть. У меня есть роль, которую я должен играть и ответственность перед компаниями и акционерами'.

Однако после нескольких часов беседы на борту его реактивного лайнера и вертолета, Тиди все же в определенный момент признался, что он, возможно, не перешел бы на работу в 'Юкос', если бы знал, какие за этим последуют события. 'Если бы они пришли ко мне сейчас, ну, прямо сегодня и сказали: 'Мы хотели бы предложить тебе эту должность', само собой трудно было бы ответить им на это согласием'.

На рослом, мощного телосложения, со слегка пробивающейся в волосах сединой, С. Тиди накрахмаленная белоснежная сорочка с вышитой на нагрудном кармане монограммой "SMT" и темный костюм - он просто воплощение американского бизнесмена высшего звена. Он заметно выделятся среди персонала на сибирских нефтяных месторождениях, как это было на этой неделе, когда он присутствовал на открытии новой электростанции на одном из месторождений.

Он изучает русский, но признает, что познания в этом языке у него пока весьма скромные. 'Обычно люди, с которыми я говорю по-русски, лишь широко улыбаются мне в ответ, поэтому думаю, что не очень-то хорошо справляюсь с этим делом'.

Однако он вносит в работу элементы американской корпоративной культуры, а именно - спокойствие. Его трудно вывести из себя, он взвешивает слова и ни разу не терял хладнокровия и присутствия духа, выступая на людях в течение всех последних бурных месяцев. В то время как другие сторонники и защитники 'Юкоса' обвиняют государство в использовании тактики советских времен, Тиди уверяет, что добьется успеха лишь в том случае, если ему удастся найти общий язык с властями. 'Я не сторонник методов скандальных разборок', - спокойно разъясняет мой собеседник.

Джо Мач (Joe Mach), еще один американский управляющий 'Юкоса', считает, что 'Стив достаточно умен, чтобы найти нужный подход. У него подходящий темперамент для событий подобного рода. Понимаете, для разрешения подобных ситуаций, все должны сохранять хладнокровие и уравновешенность'.

Дж. Мач добавил, что по обычным меркам Тиди добился больших успехов. 'Он замечательно поработал. Производство на подъеме. Выручка растет. Прибыли тоже'. Но при этом добавляет саркастически: 'Конечно, все это уходит на закрытые банковские счета. Все это детали, детали'.

Однако теперь, когда Тиди оказался в центре внимания, некоторые из его друзей проявляют беспокойство относительно того, что он сам может стать уязвимой фигурой. Все основные акционеры, которые создали из 'Юкоса' ту компанию, которой она ныне является, сейчас сидят на скамье подсудимых, уже осуждены или находятся в ссылке. У Тиди есть то преимущество, что он обладает паспортом синего цвета - ни один гражданин США до настоящего времени не был осужден в связи с делом 'Юкоса', а посол США в Москве Александр Вершбоу (Alexander R. Vershbow) недавно нанес визит Тиди с целью удостовериться, как идут дела у него лично и у компании. Если за ним и ведется наблюдение, говорит Тиди, то оно ведется успешно, потому, что он его пока не замечал.

'Мы делаем все в рамках законов, действующих в стране, - сказал он по поводу американских подданных, работающих в управляющих структурах 'Юкоса'. - Мы работаем очень, очень осторожно, потому что понимаем, что каждый наш шаг рассматривают под микроскопом. В своих действиях мы исходим из того, что до тех пор, пока мы действуем в соответствии с законами данной страны, мы себя риску не подвергаем'.

В подготовке материала участвовала Сьюзен Глассер ( Susan B. Glasser)