Несколько десятков лет история российских евреев была историей страха и бегства в Израиль. Сегодня многие возвращаются.

В России - где родилось слово 'погром' - евреем быть нелегко. Но порой быть евреем в Израиле еще труднее. Поэтому за последние пять лет в Россию вернулись около 50000 евреев. Большинство из них приезжает в процветающую Москву - но некоторые возвращаются и в забытые богом места вроде Еврейской автономной области - болотистого сибирского края, по размерам превосходящего Израиль, где летом спасу нет от комаров, а зимой температура падает до минус тридцати пяти.

Виктор Дубинин - один из двух сотен израильских евреев, вернувшихся в последние годы в этот регион близ китайской границы. 'Там русских никто не любит', - говорит Дубинин, эмигрировавший в Израиль в 1999 г. и приехавший обратно год назад. Одной из причин возвращения, по его словам, стало то, что при президенте Владимире Путине жизнь для евреев в России изменилась. 'Стало намного лучше, - говорит он. - Есть работа. Россия вновь встает на ноги'.

Контраст с Израилем, по крайней мере в некоторых отношениях, и вправду поразительный. Цены на российскую нефть растут как на дрожжах. В 2004 г., как и в предыдущие годы, темпы экономического роста должны превысить 7%. В Израиле же экономика находится в плачевном состоянии. Безработица превысила 10%, а интифада продолжается уже пятый год. Даже в Еврейской автономной области - созданной в 1930е гг. советским диктатором Иосифом Сталиным, чтобы переманить евреев из западных регионов страны в новый 'дом' в Сибири - наблюдается небольшой экономический бум. Как выражается Дубинин, 'можно неплохо заработать'.

Такого никто не ожидал. Когда Советский Союз распался, и евреи получили право свободного выезда, демографы прогнозировали, что регион быстро утратит свою еврейскую идентичность. Однако евреи по-прежнему составляют 5% его населения - около 8500 человек. В основном это связано с сильной поддержкой со стороны местных властей: они финансируют строительство новой синагоги, помогли приобрести участок земли под еврейскую школу, еженедельно предоставляют местному раввину эфирное время на радио, и издают часть тиража областной газеты на идише.

Московские чиновники также приветствуют возвращение евреев, считая это признаком нормализации обстановки в России. 'В России евреи пользуются такой же свободой, как и в любой другой стране мира', - заявляет рабби Берль Лазар, один из главных еврейских лидеров, у которого установились необычайно дружественные отношения с Кремлем - отчасти, по словам Лазара, это связано с тем, что сам Путин в детстве дружил с еврейской семьей, вместе с которой жил в коммунальной квартире в Ленинграде.

Подобный оптимизм не слишком нравится еврейским активистам на Западе, которые указывают на рост движения скинхедов и непрекращающиеся проявления антисемитизма - последним из них по времени стал подозрительный пожар, возникший на прошлой неделе в иркутской синагоге. Кроме того, в связи с представлением о том, что Россия превратилась в благоприятную для евреев страну, становится все труднее оправдать тот факт, что американское иммиграционное законодательство по-прежнему предоставляет статус беженцев российским евреям (и представителям некоторых других религиозных меньшинств), способным доказать, что они опасаются преследований. В России 'по-прежнему не существует основополагающих демократических инструментов защиты религиозных и этнических меньшинств', утверждает Леонард Гликман (Leonard Glickman), глава нью-йоркского Общества помощи евреям-иммигрантам.

И все же нельзя отрицать, что атмосфера в стране изменилась. В какой-то момент - по словам московских евреев, это случилось примерно в середине 1990х гг. - 'люди перестали стыдиться, что они евреи', отмечает Олег Ананев, менеджер нового ресторана 'Шагал' - одного из трех кошерных заведений, открывшихся в этом году в Москве для обслуживания полумиллионного еврейского населения города.

В прошлом году группа бизнесменов нееврейского происхождения основала еще один большой еврейский ресторан, 'Цимес', живописно оформленный под трактир в каком-нибудь еврейском местечке в России 19 века. Ресторан забит москвичами - и не только евреями - приходящими сюда отведать фаршированной рыбы, которую подают официанты в ермолках, и послушать популярные российские мелодии, аранжированные в стиле еврейской народной музыки.

Нельзя забывать и о финансовых стимулах. По словам московских 'охотников за талантами', молодой репатриант с западным дипломом, работая на динамичном российском рынке, может получать в два раза больше, чем на Западе или в Израиле. Один из таких людей, Антон Носик продал свой пай в иерусалимской фирме интернет-дизайна 'Sharat Communications', и устроился менеджером в российском портале 'Rambler'. Это решение далось ему без труда.

Количество пользователей интернета в России, говорит Носик, втрое превышает все население Израиля, и он не думает о возвращении в эту страну 'до выхода на пенсию'. Хотя однажды в центре Москвы его избили скинхеды, Носик считает, что 'улицы Москвы все же безопаснее, чем в Израиле'. Может быть, этот комплимент и звучит несколько двусмысленно, но для российской еврейской общины это уже хорошая новость.