Пуля - не единственный способ остановить прессу. В России противники свободы слова весьма результативно используют все возможные методы - как законные, так и незаконные.

Инакомыслящие и специалисты по журналистским разоблачениям в этой стране вытеснены на обочину СМИ - они работают в основном в интернете и обладают крайне ограниченными ресурсами. В этих-то джунглях и оказался Пол Хлебников, став первым редактором русского издания журнала 'Forbes'.

Он был идеалистом - считал, что Россия готова не только к рыночному капитализму, но и к 'свободному рынку' идей. Журнал, где откровенно обсуждаются вопросы о том, как создаются и утрачиваются состояния, выглядит некоей 'белой вороной'.

Нужен шок вроде убийства Пола Хлебникова, чтобы мы вновь научились ценить свободу слова. Мы воспринимаем ее как должное, поскольку Первая поправка уже 213 лет является неотъемлемой частью нашей конституции. Однако на протяжении всей своей истории это право очень часто подвергалось опасности. В 1919 г. знаменитом особом мнении по поводу решения Верховного суда судья Оливер Уэнделл (Oliver Wendell) заявил: 'Лучшей проверкой истинности является способность идеи завоевать признание в условиях рыночной конкуренции'. В то время эта мысль казалась чересчур радикальной, и в данном случае большинство судей согласились с приговорами к 20 годам тюрьмы, которые выносились людям только за то, что те распространяли антивоенные брошюры.

Сегодня свобода слова соблюдается гораздо лучше - в большинстве случаев. В марте американские оккупационные войска закрыли одну багдадскую газету за разжигание ненависти. В большинстве стран мира вы можете лишиться права открыто высказывать свое мнение, даже не прибегая к пропаганде насилия. Один российский репортер на два с половиной года угодил в тюрьму за то, что рассказал в печати о том, как военные сбрасывают в море вредные отходы. В этом году в Китае редактор одного издания был наказан за публикацию 'неудобных' фактов о новой вспышке эпидемии атипичной пневмонии - он получил восемь лет по обвинению в растрате.

Кроме того, государства используют свои полномочия по лицензированию СМИ. При президенте Владимире Путине телеканалы, склонные к инакомыслию, закрываются или переходят к другим владельцам. У нас такое невозможно? Полвека правительство навязывало нам 'Доктрину беспристрастности' [сформулированную в Федеральном законе США о средствах связи 1934 г. - прим. перев.], отпугивавшую СМИ от обсуждения противоречивых вопросов; власти отменили это правило лишь в 1987 г., после 'разноса', который им устроил апелляционный суд.

Если независимых журналистов нельзя объявить вне закона, их можно просто разорить. Над 'Wall Street Journal' долго нависал штраф на 223 миллиона долларов по обвинению в клевете, пока он не был сокращен, а затем и вовсе отменен в 1999 г. Газета опубликовала разоблачительную статью, правдивую по сути, но неверную в некоторых деталях. В последние годы 'Forbes' и 'Fortune' пришлось потратить немалые суммы на защиту от исков за клевету, внесенных российскими бизнесменами в Англии, где не существует никакого аналога Первой поправки. Более того, учитывая, как далеко зашло деликтное право, эта поправка полностью обесценилась бы и в США, если бы не принятое в 1964 г. решение Верховного суда, отменившего приговор суда присяжных из Алабамы против 'New York Times'.

Если порой угроза исходит от самого закона, то беззаконие - опасность куда серьезнее. Посмотрите, что произошло с московским журналом 'Новое время'. По словам главного редактора Александра Пумпянского, этот еженедельник, часто публикующий разоблачительные статьи, в этом году на три с половиной месяца закрыли махинаторы на рынке недвижимости.

Стремясь заполучить помещение на Пушкинской площади, где располагается редакция журнала, утверждает он, они незаконно завладели документом на право собственности и выставили сотрудников на улицу, не позволив даже забрать компьютеры. Эти мастера захвата собственности, говорит Пумпянский, не мстили журналу за какие-то статьи - они просто воспользовались тем, что это издание нажило себе врагов в правительстве. Из-за этого восстановить права журнала по суду невозможно. 'Forbes' не удалось связаться с представителями другой стороны в этом споре, но вряд ли будет преувеличением предположить, что государство закрывает глаза на беззаконие, совершаемое в отношении независимых СМИ.

Для журналистов Россия - одна из самых опасных стран мира. Как сообщает Фонд защиты гласности, за последние полтора года 123 журналиста подверглись физическому насилию, а еще 34 попали под суд. По данным Комитета по защите журналистов, с момента прихода к власти Путина только в результате заказных убийств 11 журналистов (в том числе Павел Хлебников) погибли при исполнении служебных обязанностей, и ни в одном из этих случаев убийцы не были привлечены к суду. До 'свободного рынка' идей, о котором мечтал Пол, судя по всему, еще очень далеко.