6 августа 2004 года. "Создается впечатление, что с нами играются наподобие того, как киты-убийцы перебрасывают от одного к другому молодого тюленя". Так описывает один сотрудник компании "ЮКОС" возникшие ощущения внутри компании, которая когда-то была первым китом российской нефтяной индустрии, но сегодня изо всех сил пытается остаться наплаву под градом нападок со стороны судебной системы. На этой неделе, хотя стало больше ясности в отношении того, что компания может продолжать качать нефть, было получено менее приятное известие о том, что налоговое министерство начало расследовать факты уклонения от уплаты налогов в 2002 и 2003 годах, а это означает, что компании будут вменены новые недоимки по налогам, в придачу к тем почти 7 млрд. долл. США, которые ей нужно уплатить за два предыдущих года. На прошлой неделе прокуратура предъявила одному из главных акционеров компании, Леониду Невзлину, который сейчас проживает в Израиле, обвинения в соучастии в убийстве.

Аналитики сферы иностранных инвестиций тоже чувствуют себя довольно тошнотворно, как при морской болезни. С той поры как более года назад начались преследования компании "ЮКОС" и ее тогдашнего босса Михаила Ходорковского, многие решили, что целью является наказать его за его вмешательство в политику и, возможно, отлучить его от компании "ЮКОС", однако оставить эту компанию целой и невредимой в частных руках. Пожалуй, это было бы тяжко для него лично, однако не так плохо для экономики. И это не стало бы расцениваться - как склонны утверждать наивные наблюдатели за Россией - как попытка близких дружков Кремля урвать себе ценные активы. Однако недавние заявления намекают на новый план: разорвать на части компанию "ЮКОС" и распродать ее по искусственно заниженным ценам. Главное производственное подразделение компании "ЮКОС", ее дочерняя компания "Юганскнефтегаз", вероятно, перейдет к государственной нефтяной компании "Роснефть" (новый председатель правления которой Игорь Сечин является одним из ближайших помощников президента Владимира Путина). Если такое произойдет, говорит мрачный Эл Брич (Al Breach) из "Brunswick UBS", обычно один из наиболее оптимистично настроенных иностранных аналитиков, "то будет трудно избежать вывода о том, что главными мотивациями Кремля являются жажда личной власти и богатства".

Однако конец компании "ЮКОС" пока не пришел и может не наступить еще какое-то время. На прошлой неделе судебные приставы, кажется, несколько ослабили свой нажим, дав компании "ЮКОС" еще месяц на то, чтобы та внесла в государственную казну 3,4 млрд. долл. США в счет погашения недоимок по налогам за 2000 год. Это по-прежнему представляется невозможным. Однако этот шаг позволяет надеяться на переговоры, которые, по слухам, опять возобновлены. Однако на подобных переговорах может быть принято решение только о том, сколько денег получат владельцы за компанию "ЮКОС", если они их вообще получат, и как долго г-н Ходорковский и его деловой партнер Платон Лебедев должны сидеть за решеткой за якобы совершенное мошенничество и уклонение от уплаты налогов. А эта задержка вполне может быть использована для гораздо более важных и окутанных пеленой непроницаемости переговоров в Кремле о том, кому достанутся останки компании.

Вполне может быть, что г-н Путин надеялся на более скорое, более тихое и более аккуратное решение проблемы. Но эта его отрешенность (за исключением иногда успокоительных, но бессодержательных заявлений) на протяжении всего периода, когда нарастала напряженность вокруг компании "ЮКОС", научила инвесторов двум вещам относительно характера г-на Путина, которые, как они надеялись прежде, были неправдой. Первое, это то, что он готов скорее посеять масштабную панику на рынке, чем отступить и потерять лицо. Второе - пока что не доказанное, но все более вероятное - это что он согласен на ренационализацию некоторых объектов собственности. А это ставит большие вопросы. В безопасности ли другие компании? Какова роль государства в экономике будущего? И кто от этого выигрывает?

В более широком плане вопрос о том, кто будет владельцем компании "ЮКОС", возможно, значит мало. В самом деле, говорит Яков Паппе (Yakov Pappe) из Института народнохозяйственного прогнозирования Российской Академии Наук, национализация компании "ЮКОС" - если бы все было сделано правильно - исправила бы ошибку, которая была допущена в ходе приватизации 1990-х годов. Предполагалось, что "Роснефть" станет одной из немногих крупных нефтяных компаний, но кончилось тем, что она стала одной из самых мелких.

Вот уже многие месяцы, говорит Крис Вифер (Chris Weafer) из "Альфа-Банка", существуют признаки того, что государство хочет играть более значимую роль в нефтяном секторе. Россия является крупнейшим мировым добытчиком нефти и вторым в мире экспортером нефти. Одна только компания "ЮКОС" обеспечивает 2% мирового объема добычи нефти, больше, чем Ливия. Когда на прошлой неделе она пригрозила остановить добычу, утверждая, что это ей приказал суд, это вызвало рост мировых цен на нефть до рекордных отметок. Национализация компании "ЮКОС" дала бы России стратегический рычаг влияния на мировую ситуацию с нефтью, наподобие того, что есть у нее в ситуации с природным газом, который контролируемая государством монополия "Газпром" продает почти всем соседям России и большинству стран Европы.

Возможно, сейчас внутренняя борьба в Кремле фокусируется на вопросе, достанутся ли активы компании "ЮКОС" "Роснефти", какой-нибудь дружественной Кремлю частной фирме или же предлагаемой новой нефтяной дочерней компании "Газпрома". "Роснефть" уже пытается оказать влияние на решение данного вопроса в содружестве с иностранными компаниями, ведущими разведку залежей нефти у берегов о. Сахалин и на Дальнем Востоке. Возможно, будут созданы аналогичные совместные предприятия для разведки нетронутых нефтегазовых ресурсов в Восточной Сибири.

Однако Кремль, возможно, постарается соблазнить также российские частные компании, прежде неохотно соглашавшиеся на ведение геологоразведочных работ, взять на себя часть этой ноши, говорит Алексей Мухин из аналитической организации "Центр политической информации". Памятуя о судьбе компании "ЮКОС", они быстро отреагируют на стимуляцию. Компании в других секторах экономики тоже станут более внимательно прислушиваться к официальным пожеланиям. Таким путем, говорит г-н Мухин, Кремль вводит в стране форму "государственного капитализма".

Когда г-н Путин пришел во власть, многие предсказывали, что он заменит своими людьми "олигархов", деловую клику, сформировавшуюся вокруг его предшественника, Бориса Ельцина. Владимиру Гусинскому и Борису Березовскому, двум медиа-магнатам, которые перешли ему дорогу, пришлось отправиться в добровольное изгнание, а ряд других бизнесменов капитулировали после угроз уголовного преследования. Г-н Ходорковский был частью другой потенциально угрожающей группировки, говорит г-н Мухин, в которую входили Роман Абрамович, нефтяник и сегодняшний магнат английского футбола, и Олег Дерипаска, алюминиевый король. "Сегодня для г-на Дерипаски открыт путь к тому, чтобы стать следующим - хотя это вовсе не значит, что именно так и случится", - говорит г-н Мухин.

Представляется, однако, что г-н Путин не для того вырывает когти у одной группы чудовищ, чтобы создать другую группу. Люди, которых поначалу прочили в "путингархи" (Putingarchs) - такие, как два банкира, Владимир Коган и Сергей Пугачев - продолжают процветать, но не стали миллиардерами и не получили правительственных постов. Те из чиновников, кто, как подозревают, поддерживает связи с миром бизнеса, относятся к мелкой рыбешке; а наиболее заметные из них, Леонид Рейман, министр связи, и Михаил Лесин, бывший министр по делам печати, а сегодня советник президента, вошли в номенклатуру еще до прихода г-на Путина к власти.

Есть потенциальные олигархи, например, Алексей Мордашев из компании "Северсталь", один из бывших генеральных директоров которой сегодня является министром транспорта. Но главные новые воротилы, говорит г-н Мухин, это не олигархи, а "надсмотрщики": такие люди, как г-н Сечин в компании "Роснефть", его кремлевский босс Дмитрий Медведев (в правлении "Газпрома") и другие советники г-на Путина, наделенные полномочиями контроля за государственными компаниями.

Существуют опасения, что хотя, в отличие от олигархов, эти люди теоретически преданы г-ну Путину, может оказаться, что это вовсе не так. "Без системы сдержек и противовесов и разделения ветвей власти Путин может кончить тем, что окажется под влиянием людей из своего окружения, которые всегда его консультируют и говорят ему, что он хозяин всего", - считает глава Высшей школы экономики Евгений Ясин. Эти чиновники, говорит он, являются "людьми, которые верят в то, что их дело защищать интересы государства, а бизнес - это кучка воров.

Журналистка и политолог Евгения Альбац, специализирующаяся на "силовиках" (то есть бывших сотрудниках спецслужб, которые составляют ближайшее окружение г-на Путина), приходит к такому заключению: "Проблема не в том, что государство берет контроль в свои руки, но в том, что контроль оказывается в руках касты силовиков". Многие из союзников г-на Путина, говорит она, являются второстепенными бывшими сотрудниками Комитета государственной безопасности (КГБ) без опыта в бизнесе, которые сегодня занимают влиятельные посты, образуя "правительство посредственных личностей". И, по словам социолога Ольги Крыштановской, возрастает их влияние на менее крупные частные компании, а также на другие компании через лоббистские группы в парламенте.

При наличии на вершине пирамиды власти подобной группировки, России грозят продолжающиеся конфликты между бюрократией и Большим Бизнесом, которые будут вестись через небеспристрастную судебную систему. Это "ликвидировало доверие между бизнесом и государством", говорит г-н Ясин, и будет поощрять местных политиков и чиновников к тому, чтобы использовать аналогичные методы, откладывая еще дальше наступление эры главенства закона. И, как и в случае с олигархами в 1990-е годы, существует риск того, что (личные) интересы "надсмотрщиков" и тех, кто разрабатывает экономическую политику, окажутся безнадежно переплетенными. Отличие в том, что, поскольку правительство становится все более герметичным, будет труднее разделить эти категории людей.