В то время как судьба компании Михаила Ходорковского остается полностью неизвестной, Москва продолжает следовать по пути, который приведет к установлению прямого контроля государства над нефтяным сектором страны. Крупномасштабное предприятие, которое могло бы быть поручено одному из приближенных Владимира Путина.

За делом ЮКОСа вырисовывается перетасовка карт в российском нефтяном секторе. Оркестрированные из-за кулис Кремля масштабные изменения, кажутся покрытыми еще большим мраком, учитывая противоречивый характер последних событий в истории гонений на нефтяную империю Михаила Ходорковского.

Так, на первых порах, президент Владимир Путин, которого подозревают в том, что именно он стоял за заключением в тюрьму известного олигарха и юридическими преследованиями компании за уклонение от уплаты налогов, заявлял, что банкротство ЮКОСа, одной из богатейших и эффективнейшим образом управляющейся российской компании, не в интересах страны. Однако, параллельно, налоговые органы начали процедуры, которые увеличивали сумму налоговых платежей, что могло бы привести к скорейшему банкротству компании.

Затем Министерство Юстиции объявило о наложении ареста на имущество и продаже основного добывающего предприятия ЮКОСа - Юганскнефтегаза. Решение, которое привело бы к краху компании, но которое, ко всеобщему удивлению, в пятницу Арбитражный суд Москвы объявил незаконным. На прошлой неделе замешательство усиливалось еще и заявлениями судебных властей, постоянно противоречащих друг другу: сегодня судебный пристав утверждает, что банковские активы ЮКОСа разморожены, что позволит компании в нормальном режиме финансировать нефтепроводные сети, по которым экспортируется нефть; на следующий день Министерство юстиции утверждает обратное, что может привести к резкому прекращению продаж и добычи нефти.

Несмотря на последние повороты в этом деле, ставшие причиной нового роста цен на нефть, судьба ЮКОСа, тем не менее, похоже, предопределена: лидирующая нефтедобывающая компания страны 'тем или иным образом перейдет в руки государства', высказал недавно мнение один эксперт-преподаватель университета и сотрудник одной из крупных нефтяных западных компаний, представленных в Москве. 'Несмотря на все разговоры, установление контроля станет положительным результатом', - добавляет российский специалист, пожелавший сохранить анонимность. Он полагает, что речь идет лишь 'о возвращении бумеранга десять лет спустя после спорной приватизации'.

Намек на условия, на которых Михаил Ходорковский приобрел ЮКОС: в рамках плана 'ссуды под акции', реализованного в середине 90-х годов при Ельцине. Тогда ему удалось приобрести одну из жемчужин нефтяной промышленности всего лишь за 300 миллионов долларов. Смехотворная цена, по мнению большинства россиян, которые с тех пор считают олигарха 'бандитом', и 30% населения, согласно данным последнего опроса, требуют национализации ЮКОСа.

Но поскольку Владимир Путин пообещал не возвращаться к пересмотру итогов приватизации, следовательно 'прибрать ЮКОС к рукам' следовало бы более тонкими методами. Эта реструктуризация в действительности является частью реализации стратегии в нефтяном секторе страны. Президент, также поставивший перед собой задачу удвоить ВВП страны за десять лет, отдает себе отчет в том, что не сможет добиться такого роста без притока крупных инвестиций в новые отрасли, связанные с нефтедобычей (для обеспечения непрерывности процесса) и в строительство новых нефтепроводов (для обеспечения спроса экспортной нефти, в частности к Соединенным Штатам).

В настоящий момент стали реже прибегать к иностранным инвестициям и крупным западным компаниям, несмотря на то, что, так или иначе, разрабатываются различные проекты: такие как присутствие ExxonMobil на Сахалине или слияние между ВР и ТНК, другой крупной российской нефтяной компанией.

Кремль же решил разыграть карту прямого вмешательства государства. Выбор, получивший одобрение внутри страны, и который придал бы новый размах внешней политике. Чтобы выстроить этот новый государственный нефтяной сектор, Владимир Путин не может прибегнуть к помощи своих привычных союзников, выходцев их так называемых структур власти, в частности секретных служб. Людей, славящихся организационными способностями, но отнюдь не предпринимательскими талантами в экономической сфере. Отныне президенту придется обратиться к главам близких к власти компаний, либо государственных, таких как Роснефть или Газпром, либо частных, но находящихся в руках 'своих' людей, таких как Сургутнефтегаз, контролируемой 'красным хозяином' Владимиром Богдановым или даже, возможно, Сибнефти молодого олигарха Романа Абрамовича.

Реструктуризация ЮКОСа

Одна или несколько из вышеперечисленных компаний могли бы выступить покупателями Юганскнефтегаза, основного добывающего предприятия ЮКОСа, об аресте имущества и продаже которого сначала было объявлено Министерством юстиции. Что позволило бы ЮКОСу погасить налоговый долг (если только этот долг не был выдуман с целью заставить компанию отдать свои активы) и выстроить новый принадлежащий государству нефтяной сектор, столь дорогой Владимиру Путину.

Некоторые даже утверждают, что президент якобы рассматривает реструктуризацию ЮКОСа как переходный этап к созданию абсолютно новой государственной компании - нефтяного российского гиганта, который он возглавил бы по окончании его второго президентского срока в 2008 году.