Роман говорит, что может руками лечить больных, а мысленным взором способен находить людей, пропавших в уединенных равнинах и бурных реках Алтайских гор.

Но он признает, что сила его невелика. Сидя в шатре в деревне Кырлык, Роман рассказывает, что просто охраняет инструменты мистического ремесла его матери. Вот она настоящий шаман, утверждает он, ее дух может общаться с умершими и узнавать ответы на вопросы тех, кто обратился к ней за помощью.

Местные жители говорят, что к ней обращался даже президент республики Алтай, региона, где сходятся Россия, Казахстан, Китай и Монголия и где во имя прогресса Москва давно пытается уничтожить местные языки и традиции вроде шаманства.

Теперь здесь, в тысячах километрах на восток от Брюсселя, Евросоюз пытается спасти культуру малочисленных народов от исчезновения и повернуть вспять тенденцию, разрушившую древние поселения по всей Сибири, от Арктики до Центральной Азии.

Коренные жители Алтая всегда верили в способность шаманов заручиться поддержкой мира духов для лечения болезней, наказания врагов и предсказания будущего.

Но их впадание в транс, окутанные дымом ритуалы и лечение травами считались анафемой в атеистичной советской системе, стремившейся искоренить суеверия современностью, проведя коллективизацию и индустриализацию самой большой страны мира, и насильственно насаждавшей русский язык в школах, чтобы уничтожить местные языки.

Миллионы коренных сибиряков были вынуждены переселиться в город, и по мере того, как их бывшие поселения исчезали под колесом советизации, разрушались и их связи с предками, обычно кочевыми охотниками или животноводами.

'Многие люди погибли во Второй мировой войне, а тем, кто вернулся, власти сказали, что наши деревни не выживут. Они закрыли их, люди были переселены и растворились в российском обществе, - рассказывает Владимир Данилов. - На протяжении поколений мы выращивали скот, а в городах мы стали уборщиками и дворниками и начали пить. Наш дух был разрушен, и мы нарушили законы наших предков, оставив их могилы неохраняемыми'.

В Бийске, неподалеку от границы Алтайского края с более дикой республикой Алтай, 76-летний Данилов слушает, как несколько подростков с трудом говорят на родном языке. Они говорят, что хотят сохранить его, но он редко используется дома, ведь сейчас регион населен преимущественно русскими, а последний шаман умер несколько десятилетий назад.

От Центральной Азии до Крайнего Севера и Дальнего Востока коренные народы едва могут удержаться на родной земле.

Правительство хочет переселить сотни тысяч людей из отдаленных регионов в провинциальные города и перестать тратить скудные ресурсы на негостеприимные регионы, в которые Советский Союз пришел в поиске нефти и металлов.

На Чукотке губернатор Роман Абрамович - больше известный как владелец футбольного клуба 'Челси' (Chelsea) - использует похожую схему. Однако он впервые за много лет начал платить коренным оленеводам зарплату, и оленьи стада вновь стали расти, несколько облегчая тяжести кочевой жизни.

Народности Дальнего Востока у российской границы с Северной Кореей тоже ведут борьбу - несколько десятилетий СССР пытался ассимилировать их, положив глаз на лесные массивы и богатые недра региона.

В Алтайском крае, где сибирские леса переходят в пахотные земли и невысокие холмы, советская власть практически добилась своего. Алтайский язык вымирает, а вековые верования и традиции к следующему десятилетию могут исчезнуть.

Но по мере того, как дорога взбирается на юг к республике Алтай, что-то оживает. У родников развешены лоскутки и разбросаны монетки - дары добрым духам. На равнинах широкоскулых монголоидных лиц становится больше, чем русских, а тюркская речь заглушает язык, принесенный царскими войсками.

Именно здесь профессора из Новосибирска ищут талантливых молодых людей для учебы в университете, при условии, что затем они вернутся в родные деревни, чтобы передавать знания дальше, на родном языке.

Европейский Союз выделил на проект более 750 тысяч евро. Суть его в том, чтобы дать возможность молодым представителям коренных народов нескольких сибирских регионов получить хорошее высшее образование, не вынуждая их при этом покинуть родную землю и отказаться от ее обычаев.

В результате компьютеры и Интернет появились в деревнях, расположенных в сотнях километров от городов, финансируется издание газет и учебников на алтайском языке.

'Культурное многообразие - одна из основных ценностей ЕС', - говорит Гиллермо Мартинес Эрадес (Guillermo Martinez Erades), координатор Европейской инициативы за демократию и права человека, наблюдающий за проектом.

'Если Россия начнет оказывать большее уважение своим малым народам, это будет способствовать миру и стабильности в регионах и, следовательно, сделает страну более хорошим партнером и соседом ЕС'.

Мартинес Эрадес приехал в пыльную деревушку Кырлык за 2,5 тысячи километров от московского офиса Еврокомиссии, чтобы на месте оценить осуществление проекта.

26-летняя Ольга Куртугашова - уроженка этого региона. Сейчас она собирается несколько месяцев учиться в Германии и оканчивает учебу в Новосибирском университете.

Алтайский - ее родной язык, и она соблюдает многие обычаи своих предков, при этом понимая, что ее народ должен иметь связь с внешним миром, если хочет выжить.

'Русский открывает многие двери, образование тоже. Но твой родной язык и традиции - это твои корни. Если ты их теряешь, ты теряешь себя'.