Досье, хранящееся во Дворце правосудия - здании 18 века в женевском Старом городе - красноречиво свидетельствует об усилиях разгадать одну из труднейших финансовых головоломок нашего времени.

Изучая документы, связанные с возможным исчезновением кредита в 4,8 миллиардов долларов (2,6 миллиарда фунтов), выделенного России Международным валютным фондом (МВФ), эксперты гадают, какую роль в этом сыграл Роман Абрамович.

В официальном отчете о результатах уже закрытого расследования этой истории в Швейцарии имя владельца футбольного клуба 'Челси' упоминается трижды, а названия принадлежащих ему компаний - не менее десятка раз.

Большинство влиятельных людей не желает обнародования этого досье. МВФ так или иначе получает свои деньги - Россия выплачивает кредит с причитающимися процентами. Представитель г-на Абрамовича, отрицая какие-либо нарушения с его стороны, тем не менее заявляет, что возвращение к этому вопросу может запятнать доброе имя хозяина 'Челси'.

Однако г-н Абрамович - уже не просто никому не известный российский бизнесмен. Он стал одним из видных участников общественной жизни Британии. Его огромное состояние влияет на развитие спорта в стране - с момента приобретения 'Челси' в прошлом году он потратил на 'покупку игроков' 210 миллионов фунтов.

Никто так никогда по-настоящему не объяснил, каким образом этот бывший торговец нефтью, выросший при советском строе, к 37 годам стал богаче герцога Вестминстерского. Некоторые ключи к этой тайне, вероятнее всего, можно обнаружить в Швейцарии, где, как уже сообщала 'Times', начался интереснейший процесс - процедура банкротства одной из компаний, связанных с г-ном Абрамовичем. 'Runicom SA', в прошлом - сбытовой филиал его нефтяной империи 'Сибнефть', задолжала Европейскому банку реконструкции и развития 15 миллионов долларов. По швейцарскому закону о банкротстве кредиторы для взыскания задолженности имеют право требовать принудительного рассекречивания бухгалтерских документов и сведений о денежных переводах. История группы 'Runicom' изобилует интригующими поворотами.

Загадочная история с эмвээфовскими миллиардами началась в 1998 г., когда эта финансовая организация со штаб-квартирой в Вашингтоне разработала весьма рискованную стратегию поддержки рубля. Планировалось разместить в российских частных банках двадцатимиллиардный кредит, чтобы те использовали эти доллары для скупки рублей.

В дальнейшем эти рубли должны были быть возвращены в Центральный банк для сокращения денежной массы и укрепления курса российской валюты. Далеко не все отнеслись к этой схеме с одобрением. Еще до выделения кредита главный аудитор России Вениамин Соколов вылетел в Вашингтон и выступил с предостережением, что займ будет 'расхищен или переведен в швейцарские банки'. Администрация Клинтона публично отвергла высказанные им опасения.

По данным швейцарской стороны, этот план так и не был реализован. Средства МВФ были переведены на один банковский счет в Нью-Йорке, 'который не должен был их получать', и деньги были отправлены на счет в Швейцарии.

Из-за возможного нецелевого использования первого транша российского кредита размером в 4,8 миллиарда долларов, выделенного в июле 1998 г., МВФ попал в неловкое положение. Спасти рубль не удалось: российская валюта рухнула, и в стране Разразился банковский кризис. Естественно, возникли вопросы Относительно судьбы займа, призванного спасти Россию. Как утверждал г-н Соколов, эти миллиарды расхитил или растратил российский Центральный банк.

МВФ предписал России привлечь фирму 'Price Waterhouse Coopers' для аудиторской проверки Центрального банка. Отчет о результатах проверки был размещен в интернете, однако через 30 дней его изъяли с сайта и засекретили. Те, кому удалось ознакомиться с этим документом, утверждают, что он содержит массу оговорок: аудиторы недвусмысленно дают понять, что им приходилось полагаться на достоверность информации, предоставленной Центральным банком. Сам МВФ, как и Центральный банк, настаивают, что никаких данных о нецелевом использовании кредита не существует.

Однако женевские документы показывают, что швейцарские следователи были уверены: эта громадная сумма ушла по другим каналам. 'Могу предположить, - отмечает один высокопоставленный швейцарский следователь в отчете, с которым ознакомился корреспондент 'Times', - что эти деньги, размещенные МВФ в Федеральном резервном банке в июле 1998 г., были использованы на цели, отличные от официально заявленных - то есть финансовой стабилизации рубля'.

Когда американские власти обратились к швейцарской прокуратуре за помощью в расследовании скандала с отмыванием денег в 'Bank of New York', следователи заподозрили, что речь может идти о мошенничестве в крупных размерах. Швейцария начала расследование, чтобы установить, не проходила ли часть денег через банки страны, известные своей склонностью к соблюдению тайны.

'Швейцарцы знали, что русские используют их банковскую систему в неблаговидных целях, - отмечает один западный банкир, - и это им надоело хуже горькой редьки'.

Швейцарские следователи, охотившиеся за пропавшими деньгами МВФ, заподозрили, что 1,4 миллиарда долларов были переведены на корреспондентский счет Объединенного банка в одном из банков Женевы. По их мнению, этот счет контролировала 'Runicom SA'. В отчете швейцарского следователя владельцем 'Runicom SA' и совладельцем Объединенного банка назван г-н Абрамович. Часть займа МВФ, судя по всему, была переведена на другой швейцарский счет, связанный с 'Ost-West Handelsbank'. По утверждению следствия, одним из акционеров этого банка являлась 'Runicom'.

Кроме того, как утверждает швейцарская сторона, с использованием средств МВФ 'Runicom' увеличила объем вкладов на счетах крупной фирмы по торговле алюминием 'Trans World Group' в монакских и парижских банках.

Однако, как подчеркивает представитель г-на Абрамовича, за весь 1998 г. через счета 'Runicom SA' прошло всего 1,2 миллиарда долларов, так что фирма просто не могла принимать участия в трансакциях такого масштаба.

Судья-следователь из Женевы Марк Таполет (Marc Tapolet), сообщил в интервью 'Times', что он не смог получить никакой информации от МВФ. 'Я не получил от них абсолютно ничего, - говорит он. - Никакой информации не поступило'.

Поскольку штаб-квартира МВФ находится в Вашингтоне, за помощью в проведении юридических расследований швейцарцы должны официально обращаться к американским властям. 'Я не могу обратиться прямо в МВФ, - отмечает г-н Таполет. - Я должен действовать через местные власти в США. Нам не удалось получить никакой информации ни от российской, ни от американской стороны. Должен отметить, что в связи с этим делом обеим сторонам было направлено несколько писем с просьбой о правовой помощи, но ни на одно из них мы не получили ответа'.

'В основном' в связи с отсутствием помощи из-за рубежа, швейцарские органы были вынуждены прекратить расследование 'за недостатком улик' не только о лицах, причастных к преступлениям, но и о самом факте их совершения. Мрачным 'постскриптумом' к этому расследованию стала судьба шестидесятисемилетнего банкира Эдмонда Сафры (Edmond Safra).

Как отмечают швейцарские следователи, ФБР допрашивало г-на Сафру в связи со странным перемещением средств, выделенных МВФ. Дав согласие на сотрудничество с ФБР, г-н Сафра укрылся в квартире-пентхаусе в Монте-Карло. Там он и погиб в результате ужасного пожара, превратившего в пепел его убежище, напоминавшее скорее неприступную крепость. В официальную версию о том, что пожар с помощью свечи устроила обслуживавшая его медсестра, не укладывается тот факт, что под ногтями г-на Сафры была обнаружена ДНК неизвестного. По некоторым предположениям, он пытался защищаться от напавшего на него человека. Медсестра получила десять лет тюрьмы за поджог.