ТВЕРЬ, РОССИЯ - Молодая блондинка, сережки кольцами, волосы забраны под бейсболку: Здорова как бык, скажете вы, а ее одежда - джинсовая куртка, голубой свитер - и манера держать себя недвусмысленно говорят, что дела у продавщицы Ирины идут в гору.

Но Ирина до сих пор не говорит родителям, и никто, кроме пяти самых близких друзей, не знает, что четыре года назад на свое восемнадцатилетие она получила страшный подарок - положительное заключение на ВИЧ. Так Ирина стала одной из частичек вершины айсберга эпидемии ВИЧ и СПИДа, который в России выходит за пределы наркоманов и прочих групп риска в добропорядочное общество.

Ирина говорит, что наркотиков в жизни не пробовала. Она беременна от своего друга - у него тоже положительный анализ на ВИЧ - и мечтает о том, чтобы родить здорового ребенка и продолжать жить дальше. Но шок от диагноза все равно не проходит.

- Я так заботилась о своем здоровье, но [от этого] никто не застрахован, - говорит она, утирая слезы. Ей кажется, что ее инфицировал ее предыдущий парень: у них порвался презерватив, - Я никогда не думала, что могу заразиться ВИЧ, была на сто процентов уверена, что это не может случиться со мной.

В городах вроде Твери, что в ста милях на северо-запад от Москвы, количество жертв от российской эпидемии вируса иммунодефицита, которым, по некоторым подсчетам, в России заразился уже миллион человек, стремительно растет. Тверь - грязный и заросший сорняками промышленный город с населением около полумиллиона человек, стоящий прямо на центральном маршруте переброски наркотиков из Москвы в Санкт-Петербург. Именно в Твери были выявлены первые в России вспышки героиновой и опиумной наркомании, за которыми последовало распространение СПИДа и ВИЧ между теми, кто вводил наркотики одной и той же иглой.

И поэтому на примере Твери хорошо просматривается катастрофический сценарий распространения СПИДа, который ждет Россию в будущем - в частности, каким образом вирус вышел за пределы узкого круга наркоманов. Но на примере этого же города видно, как формируется ответ эпидемии, как люди пытаются достучаться до широких масс.

- Мы пытаемся объяснить населению, что собой представляет эта инфекция, - говорит Александр Колесник, главный врач Тверского областного центра борьбы со СПИДом, - Многим трудно это понять. Широко распространенный стереотип - что ВИЧ бывает только у наркоманов: но сейчас это уже не так. Даже когда люди понимают, что главным путем передачи [ВИЧ] являются половые контакты, их поведение очень трудно изменить.

- Многие думают, что ВИЧ никогда не случится с ними, - продолжает Татьяна Виноградова, врач Центра по борьбе со СПИДом, размещенного в старом здании, где в советские времена был детский сад, - в основном они судят по внешнему виду: если видят нормального человека, в нормальной одежде и вообще ничего в нем нет подозрительного, то думают, что он будет нормальным [сексуальным] партнером.

На конец 1996 года в Тверской области было зарегистрировано всего семь случаев СПИДа, но с тех пор оживленная торговля наркотиками и отсутствие внятного будущего для молодежи, при том что героин стоил дешевле сигарет, вызвали резкий скачок уровня наркомании и случаев заражения ВИЧ.

К концу 2001 года в Твери было 2870 зарегистрированных ВИЧ-положительных людей. Сегодня, по официальным данным, их более четырех тысяч, а реальное их количество оценивается в 16 тысяч или даже больше.

Потребление наркотиков с тех пор снизилось на две трети из-за подорожания и ухудшения качества героина - наркоманы перешли на алкоголь и амфетамины - но ВИЧ продолжает распространяться.

- Даже если произойдет чудо и не будет больше проблемы наркомании, проблема ВИЧ и СПИДа останется, - говорит доктор Колесник. Он возглавляет центр с тех пор, как в советской здравоохранительной системе в конце 80-х годов появились областные центры борьбы со СПИДом. Это было сделано сразу после скандала, когда более 250 детей были заражены через переливание крови.

Сегодня его работа уже совсем не та, что раньше. С помощью местных общественных организаций и частных лиц Центр по борьбе со СПИДом в этом году уже раздал наркоманам, использующим внутривенные наркотики, более 25 тысяч шприцев. С 1998 года их число упало с семи тысяч до примерно двух с половиной тысяч.

Но в то же время шире стала потенциальная группа риска, и теперь главная их акция - раздача презервативов. Каждый год раздают около пятидесяти тысяч, проводят кампании за здоровый образ жизни, ориентированные прежде всего на наркоманов, заключенных и лиц, вовлеченных в секс-бизнес.

- Это все отголосок прошлых проблем с наркоманией, - считает Колесник, - в 2000 году 63 процента наркоманов заявили, что регулярно вступали в половые контакты с теми, кто не употреблял наркотики, так что мы ожидали [эпидемии].

По подсчетам Александра Колесника, ВИЧ погубил в Твери около двухсот человек: 74 умерло от СПИДа, остальные покончили жизнь самоубийством или умерли от передозировки наркотика.

Но дело не только в том, что люди умирают. За последние несколько лет пять ВИЧ-положительных матерей оставили в роддоме своих детей с ВИЧ в крови. Был и десяток таких, у которых анализ не выявил в крови вируса, и их в конце концов усыновили.

Санитарки из родильного дома говорят, что в 1997 году у них был только один случай, когда рожала ВИЧ-положительная женщина, а, если во втором полугодии этого года пойдет так же, как в первом, то за год их может быть 120 - и Ирина будет одной из них.

Специалисты говорят, что соответствующее лечение, которое представляется бесплатно на деньги западных организаций, может снизить вероятность появления у Ирины ВИЧ-положительного ребенка до 15 процентов, даже значительно ниже, но главная проблема - чтобы тебя потом нормально воспринимали в обществе.

В июне в Твери был проведен опрос, в котором приняли участие 300 человек. Он показал, что российская молодежь достаточно много знает о СПИДе. Также он показал, что 55 процентов опрошенных считают использование презервативов 'нормальным', а количество людей, использующих презервативы регулярно, с 1998 года выросло втрое - с 20 процентов до 59.

- Люди знают о проблеме, но, чтобы изменить их поведение, требуется время - это может занять лет пять, - полагает Константин Гутман, глава тверской организации 'Твой выбор', которая проводит опросы и общественные информационные акции, - раньше, когда все дело было в наркоманах, у врачей был предлог [отказываться лечить ВИЧ-положительных пациентов], потому что это были маргиналы, которые все равно не следовали бы режиму лечения. Сейчас это больше не работает - эпидемия выплеснулась на все население.

На период беременности Ирине предложили антиретровирусную терапию, и жизнь для нее продолжается.

- Мы уже не думаем об этом каждый божий день, да вообще об этом не думаем, - говорит она о себе и своем друге, - Наверное, зря, но мы не думаем.

- Я решила сохранить ребенка, что бы ни случилось, - решительно добавляет она, - в конце концов, все будет хорошо.

Данная статья является продолжением. Начало см. в номере за 16 августа 2004 года.