Уже целый год аналитики нефтяного рынка, политики и инвесторы размышляют о причинах юридической войны Кремля с самой крупной частной компанией в России - нефтяным гигантом ЮКОС. Большинство наблюдателей считает, что атаки на ЮКОС и доведение его до банкротства, особенно на фоне нестабильности на нефтяных рынках, противоречат интересам России - как внутренним, так и международным.

Однако понять 'безумие' Путина возможно. Он намеревается полностью изменить характер нефтяной политики, в вопросах которой Россия должна играть первую роль.

'Дело ЮКОСа'

'Дело ЮКОСа' часто характеризуют как один из эпизодов войны Кремля с самыми богатыми людьми страны - 'олигархами', особенно, акционерами ЮКОСа. Из них наиболее примечателен Михаил Ходорковский, обвиняемый в уклонении от уплаты налогов и других серьезных правонарушениях. Считают, что самый богатый человек России слишком активно вмешивался в политику и даже, возможно, имел собственные политические амбиции. Поэтому, если следовать этой логике, состоятельный Ходорковский представлял собой политическую угрозу Владимиру Путину и Кремлю.

Такая интерпретация не содержит грубых ошибок, но и не объясняет мотивы Кремля. Если Кремль намеревался поставить Ходорковского на место, он мог легко это сделать и без атаки на ЮКОС, алмаз в российской нефтяной короне, контролирующий два процента мировых разведанных запасов нефти. Интерес Кремля к ЮКОСу вызван далеко не только личным поведением и амбициями Ходорковского. Он всерьез намерен так изменить структуру нефтяной отрасли, чтобы она служила внутренним и международным интересам России.

Атака Кремля на ЮКОС не является внезапным актом политического терроризма по отношению к правам собственности и предпринимательству. Россия - единственный крупный экспортер нефти (и, вместе с США и Великобританией, одна из трех стран-производителей), где в области разведки и добычи нефти государство не является главным игроком. Поэтому то, что Кремль делает с нефтяной отраслью России, направлено на приближение к международным стандартам.

Действия Кремля по отношению к ЮКОСу наводят на тревожные мысли о том, что подобное произойдет и с другими предприятиями, перешедшими в частные руки в ходе хаотической приватизации 1990-х годов. Однако эти опасения преувеличены. Кремль, скорее всего, будет предъявлять претензии к другим империям олигархов, например, в отрасли цветной металлургии, поскольку этот сектор также рассматривается как стратегически важный. Ясно зато, что с другими олигархами Кремль не будет еще раз разыгрывать 'сценарий ЮКОСа'. Кремль продемонстрировал решимость добиться своего, и остальные олигархи наверняка не захотят пойти на лобовое столкновение с властью.

ЮКОС как компания скоро исчезнет из списка российских корпораций. Не будучи в состоянии выплатить 10 миллиардов долларов долга, он, скорее всего, объявит банкротство, а его активы будут разделены между другими российскими нефтяными компаниями. Однако, в этом случае, активы, несомненно, перепадут в руки союзников Кремля.

КремПЕК (Корпорация 'Кремль' по экспорту нефти)

Путин смотрит в будущее. С 1999 г. производство нефтепродуктов в России увеличилось на 48%, прежде всего, благодаря разработке новых скважин. С ежедневными девятью миллионами баррелей Россия является крупнейшим производителем нефти. Учитывая это, Путин призвал чиновников, ответственных за нефтяной сектор, доработать планы по увеличению числа экспортных трубопроводов с тем, чтобы к 2009 г. добывалось уже 11 миллиардов баррелей в день. Ожидаемое увеличение поставок нефти из России и других важных стран-экспортеров должны снизить цену на нефть-сырец к 2006 г.

Благодаря невиданному росту спроса, кремлевская казна получает дополнительно полтора миллиарда долларов в месяц, а ряд экспертов по нефтяному рынку утверждают, что высокие цены на нефть обеспечили примерно 3% из 7-процентного роста российского ВНП. Также, по оценкам экспертов, каждый доллар, прибавленный к среднегодовой цене в 22 доллара за баррель дает ВНП дополнительные 0,25%.

Путин заявил, что 'правительство должно основывать свои решения на интересах государства, а не отдельных компаний'. Это не просто слова - российские нефтяные гиганты 'ЛУКойл' и 'Сибнефть' очень хорошо знают, что Путин говорит всерьез.

'ЛУКойл', вторая крупнейшая российская нефтяная компания, уже понял, что Путин имеет в виду и всячески выражает готовность платить больше налогов и работать проводником внешней энергетической политики Кремля.

'Сибнефть', третий по величине экспортер нефти, принадлежащий олигарху Роману Абрамовичу, любителю английского футбола, также привлек к себе внимание Кремля. При том, что идет расследование деятельности Абрамовича и 'Сибнефти', подчинение 'Сибнефти' Кремлю - дело времени.

Судьба активов ЮКОСа после их раздела является предметом домыслов. Говорят, что фаворитом Кремля является мелкая компания 'Роснефть' - некоторые из ключевых помощников Путина заседают там в совете директоров. Думают и о газовом монополисте 'Газпроме', тоже государственной компании. В конце концов, это не так важно. В результате преобразования ЮКОСа на свет появится то, что Кремль задумал с самого начала - КремПЕК (Корпорация 'Кремль' по экспорту нефти).

Россия как ось мирового рынка нефти

У корпорации 'Кремль' амбициозные цели на международной арене. Терроризм угрожает гиганту нефтяного экспорта Саудовской Аравии, цена барреля нефти достигла 45 долларов, галлон бензина стоит 2,5 доллара в США и много больше в Европе, 'а средства мелкого поражения' в ближайшее время не дадут иракской нефти повлиять на ситуацию на мировых рынках. Прибавьте к этой ситуации тот факт, что нуждающиеся в топливе Китай и Индия крайне заинтересованы в новых и безопасных рынках экспорта энергоносителей для подпитки своего экономического роста.

Кремль также продумал вариант, при котором Саудовская Аравия станет мишенью более широкомасштабных атак террористов. Без саудовского экспорта сырца ОПЕК потеряет влиятельного защитника своих интересов. Россия, крупнейший в мире производитель, могла бы изменить свою позицию по вопросу членства в международном нефтяном картеле, если экспорт Саудовской Аравии подвергнется риску в долгосрочной перспективе.

Россия, имеющая в ОПЕК статус наблюдателя, в прошлом подавала знаки о желании вступить в эту организацию. Однако первоочередной задачей было вернуть себе долю бывшего Советского Союза на нефтяном рынке. Если в скором будущем нефтяная промышленность в стране полностью окажется под контролем Кремля, достижение этой цели может стать реальностью.

Кроме того, у России нет особых стимулов тесно сотрудничать с ОПЕК, пока цены на нефть высоки. Однако, поскольку будущие поставки находятся под вопросом, а цены неопределенны, у Кремля есть повод пересмотреть свою позицию. Россия как мировой энергетический центр - эта идея несомненно импонирует Путину, желающему вернуть своей стране статус великой державы.

Путин на вершине мировой славы. Он создает у себя дома собственный нефтяной картель и не прочь оказаться в самом центре мировой нефтяной политики. Путин также стремится иметь постоянный источник валюты, чтобы оплачивать реформы и бороться с бедностью, в которой погрязла Россия.

Россия и мир. Взаимовыгодный сценарий

Вскоре 'дело ЮКОСа' отойдет в историю, и сомнительно, чтобы вновь произошел подобный конфликт между Кремлем и бизнесом. Когда страсти утихнут, российская нефтяная промышленность станет более надежной, привлекающей международные инвестиции и обеспечивающей Россию необходимыми средствами для продолжения экономических реформ. Переговоры будут идти не с олигархами, а за кремлевскими стенами. Для мира, нуждающегося в энергоносителях, бизнес с корпорацией 'Кремль' будет почти лишен риска и, в конечном итоге, контроль ОПЕК над миром станет делом прошлого. На смену ОПЕК идет 'КремПЕК'.