МОСКВА - Журнал 'Новый очевидец', первый экземпляр которого выпущен в понедельник, страшно напоминает 'Нью-Йоркер' (The New Yorker): обложкой, гарнитурой шрифта, разделом в стиле 'Talk of the Town' в начале и рецензиями в конце.

В причудливом стиле 'Нью-Йоркера' на обложке изображена курица, вяжущая спицами, сидя на диване, над которым развешены фотографии ее яиц на сковородках; самое большое из них имеет форму апострофа. Обложка заставляет задуматься - что было сначала в истории нового журнала: курица или яйцо?

Россия стала страной пиратства. Здесь ходят пиратские копии компьютерных программ, последних голливудских блокбастеров и музыкальных альбомов. Есть даже подделка фильма 'Sex and the City' ('Секс в большом городе'), разгромленная российскими критиками. Однако, появление издания, так сильно напоминающего престижный западный журнал, не прошло незамеченным, особенно, в офисах 'Нью-Йоркера'.

'Сходство поразительное', говорит Перри Дорсет (Perri Dorset), пресс-секретарь 'Нью-Йоркера'. 'Никто не обращался в отдел разрешений'.

Госпожа Дорсет говорит, что пока она видела только несколько страниц 'Нового очевидца'. На других страницах она найдет карикатуры в стиле 'Нью-Йоркера', выполненные российским художником, и претендующие на художественность фотографии московских ресторанов, иракского убожества, а на обороте - ног московских женщин в старомодных туфлях.

'Мы послали экземпляр первого номера в Конде Нэст (Condé Nast), Дэвиду Ремнику (David Remnick)', говорит Сергей Мостовщиков, редактор 'Нового очевидца'. Ремник, редактор 'Нью-Йоркера', был корреспондентом 'Вашингтон Пост' (Washington Post) в Москве, когда распался Советский Союз. Г-н Мостовщиков заявляет, что к номеру была приложена записка со словами Льва Толстого: 'Все счастливые семьи похожи друг на друга'.

Госпожа Дорсет сказала, что Ремник в отпуске и еще не получил экземпляр 'Нового очевидца'.

'Что я могу сказать?', говорит г-н Мостовщиков, до недавнего времени редактор официального российского издания журнала 'Men's Health'. 'Он действительно похож на 'Нью-Йоркер. Но это связано с тем, что в мире есть два очень важных города: Нью-Йорк и Москва. Все то, что важно для интеллектуалов здесь и там, действительно, похоже'.

На самом деле, говорит Мостовщиков, создателей журнала в одинаковой мере вдохновлял 'Нью-Йоркер' и российские литературные журнала начала прошлого века 'Нива' и 'Нос'. По его словам, эти журналы, закрытые большевиками вскоре после их прихода к власти, очень напоминали 'Нью-Йоркер', основанный всего несколькими годами ранее.

У 'Нивы' тоже был трехколоночный формат, стихи были вставлены в прозаический текст, а иллюстрации не связаны со статьями, говорит Александр Кабаков, литературный редактор 'Нового очевидца'.

'Мы не взяли ни единого заголовка, фотографии или темы из 'Нью-Йоркера', подчеркивает Сергей Мостовщиков. 'Все разработанные шрифты - не американские по своему характеру. Они европейские. Все рисунки выполнены российскими художниками. Несколько материалов - в том числе, один из Ирака - было заказано и переведено на русский язык. Вся литература - российская'.

Он также отметил, что большая часть россиян, желающих читать 'Нью-Йоркер', могут свободно оформить на него подписку.

На первых порах, 'Новый очевидец' будет издаваться тиражом в 50 000 экземпляров. Издатель - компания 'Lighthouse', основанная Паолой Мессана (Paola Messana), бывшим корреспондентом агентства 'Франс-Пресс' (Agence France-Press) с русскими корнями.

По словам госпожи Мессана, на начальном этапе финансирование журнала составит 2,5 миллиона долларов, включая полуторамиллионный кредит от австрийского банка 'Raiffeisen'. Она сказала, что обладает 25 процентами акций, а остальные находятся в руках частных инвесторов, не пожелавшими предавать свои имена огласке.

При маркетинговой кампании, составной частью которой стали 300 плакатов, размещенных по Москве, не заметить журнал было трудно. Г-жа Мессана говорит, что он предназначен для 'новой российской интеллигенции в возрасте 30-40 лет, помнящей Советский Союз, но не ностальгирующей по нему'.

'Они стремятся понять, что значит жить в Москве, быть москвичом'.

Судя по календарю событий, быть москвичом, видимо, значит быть очень занятым человеком. Предложений масса - от игры в мини-гольф и бильярд до ретроспективы фильмов Питера Гринуэя (Peter Greenway), завтрака на большой террасе кафе с видом на здание бывшего КГБ на Лубянке и поездки на Зальцбургский фестиваль.

Читателям, внимание которых г-жа Мессана желает привлечь к 'Новому очевидцу', советские толстые литературные журналы наподобие 'Нового мира', известного тем, что он проверил, каковы границы хрущевской оттепели, напечатав 'Один день Ивана Денисовича' Солженицына, должны казаться тяжеловесными заплесневелыми реликтами.

Мессана и Мостовщиков утверждают, что 'Новый очевидец' будет сторониться шумных политических публикаций или разоблачений типа рассказа Сеймур Херш (Seymour Hersh) о скандале в тюрьме Абу-Грейб.

В пятницу вердикт еще не был вынесен. Два российских адвоката, работающие на международные фирмы, известные своей приверженностью 'Нью-Йоркеру' и обсуждающие круг вопросов от интеллектуальной собственности до русской философии и эпизодов фильма 'Секс в большом городе', были за городом и не нашли времени, чтобы прочесть новый журнал.

'Вы говорите об этой пародии на 'Нью-Йоркер'?', - спросил Сергей Сулимский, один из адвокатов.