Дни "бандитского капитализма", когда переходы компаний из одних рук в другие сопровождались морями крови, а не росчерками пера, давно должны были уйти в прошлое.

Однако заказные убийства, с которыми не смогло покончить авторитарное правление президента Путина, снова являются элементом деловой жизни России.

Ставя крест на идее о том, что Россия становится безопасным местом для ведения бизнеса, высокопоставленный российский эксперт в сфере преступности сообщил представителям средств массовой информации, что от 500 до 700 людей ежегодно становятся жертвами действий конкурентов или преступников.

Леонид Кондратюк, главный научный сотрудник Научно-исследовательского института Министерства внутренних дел, отметил, что эти цифры относятся только к тем случаям, которые правоохранительные органы с уверенностью относят к заказным убийствам. Он сказал газете "The Moscow Times", что реальные показатели могут быть "в два-три раза выше".

Его словам предшествовало сделанное ранее в этом году бывшим генеральным прокурором России Валентином Степанковым заявление о том, что число преступлений, приписываемых организованным преступным группировкам, за четыре года превысило 25000. "Бандитский капитализм" вновь вернулся и мстит.

Одной из его самых заметных жертв стал американский журналист Пол Хлебников (Paul Klebnikov), редактор российского издания журнала "Forbes", который был застрелен месяц назад в центре Москвы.

Милиция так и не нашла убийц, однако многие считают, что это преступление связано с появлением российской версии знаменитого списка богатейших людей, публикуемого журналом "Forbes". В этом списке были перечислены 100 богатейших людей Москвы. Сообщается, что некоторые из них были в ярости от того, что их богатство стало достоянием общественности.

Ситуация выглядит так, как будто стрелки часов повернули вспять и перенесли нас в темные дни правления президента Бориса Ельцина, когда Россия получила название "Дикий Восток" из-за криминальных войн, которые преступные группировки вели между собой в обстановке всеобщего хаоса, наступившего после краха коммунизма.

Власти надеялись, что возвращение крепкой центральной власти под руководством Путина, сопровождаемое ростом благосостояния, положит конец этим убийствам, однако на самом деле это процветание, возможно, становится причиной новых кровопролитий.

Г-н Хлебников был одним из двух журналистов, убитых в центре Москвы посередине белого дня этим летом. Кроме него был убит Пайл Пелоян, редактор армянской газеты. С момента вступления президента Путина в должность количество убитых журналистов достигло 15.

За этот же самый период погибли шестеро депутатов парламента. В их число входит и Сергей Юшенков, один из руководителей Либеральной партии, имевший репутацию бесстрашного человека благодаря своей поддержке антикоррупционных расследований.

Однако главной мишенью являются бизнесмены: в прошлом году Россия была ошеломлена убийством руководителя крупнейшего оборонного предприятия Игоря Климова, совершенным всего за несколько дней до того, как он должен был стать исполнительным директором холдинга "Алмаз-Антей", в состав которого входит 40 оборонных компаний. Среди других убитых представителей бизнеса можно отметить директора нефтяного терминала компании ЮКОС, убитого в Иркутской области в прошлом году, и капитана санкт-петербургского морского порта Михаила Синельникова.

Высокая должность тоже не является гарантией защиты - в прошлом году в Москве был убит магаданский губернатор Валентин Цветков, предположительно из-за разногласий по поводу квот на отлов рыбы.

Не зря глава расположенной неподалеку Чукотки Роман Абрамович, владелец футбольного клуба "Челси", сказал в прошлом году нашей газете, что он в Лондоне чувствует себя в большей безопасности, чем дома, так как в Лондоне ему не приходится "постоянно оглядываться через плечо".

Заказное убийство иногда становится последним доводом в деловых спорах. Обычно, если какая-либо фирма отказывается выполнять свою часть договора, такие меры, как судебное разбирательство, могут быть бесполезными, так как судьи иногда оказываются подкупленными, либо законы просто не позволяют вернуть свои деньги.

Увеличение числа заказных убийств противоречит снижению общего количества зафиксированных преступлений. Количество убийств в России в прошлом году снизилось на 8 процентов, хотя продолжает оставаться большим - 16240 зафиксированных случаев.

Некоторые сомневаются в официальных данных: например, журналист из санкт-петербургского Агентства журналистских расследований сказал, что по его интерпретации официальных данных количество заказных убийств уменьшилось, а не увеличилось. "Таких убийств стало меньше, -говорит он. - А их раскрываемость повысилась".

Г-н Константинов сказал, что правоохранительные органы часто знают личность наемных убийц, однако у них не хватает доказательств, особенно показаний свидетелей, для привлечения виновных к суду.

Он признал, что количество преступлений, совершаемых с применением оружия, быстро растет, и винит в этом крах моральных ценностей. "Неправильно возлагать вину на милицию или суды, они всего лишь инструменты в борьбе с преступлениями. На первом месте стоит общество. Милиция только реагирует на преступления. Необходимо внушить людям, что нельзя совершать преступления".

Однако заказные убийства являются прерогативой не только организованной преступности: в то время как организация некоторых убийств стоит десятки тысяч долларов, на другом конце спектра заказное убийство может быть заказано всего за 300 долларов США.

Российские средства массовой информации постоянно сообщают о мужьях, заплативших небольшие суммы денег местным опустившимся элементам за убийство своих жен или тещ. Подобные преступления редко раскрываются, так как убийца обычно никак не связан с жертвой.

По словам Константинова, "большинство из заказных убийств не имеют отношения к организованной преступности, они являются бытовыми убийствами. Когда кого-то убивают, вы на 90 процентов можете быть уверены, что дело не будет раскрыто".

Российская милиция заверяет, что она решительно взялась за дело: в Санкт-Петербурге, называвшемся когда-то криминальной столицей России из-за особо жестоких войн между различными преступными группировками, сейчас проходит самый громкий судебный процесс против мафии.

Под судом находятся семь человек по обвинению в организации заказного убийства депутата Государственной Думы Галины Старовойтовой в 1998 году. Трое из подозреваемых имеют, как полагается, связи с бывшими офицерами милиции.

Проведение суда стало возможным после того, когда милиция завербовала стукача, получившего более мягкий приговор в обмен на информацию о нескольких своих сообщниках.

Наибольшее беспокойство вызывают не убийства, а неспособность поймать убийц. При г-не Путине на всех уровнях российской власти появились бывшие офицеры КГБ, так называемые силовики - предположительно, чтобы установить порядок. Однако даже они - самые опытные офицеры из правоохранительных органов России - не могут привлечь к суду организаторов заказных убийств. Кремль, самый сильный орган власти в стране, судя по всему, не в состоянии остановить преступность.